?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Зиккурат



Когда ночь наступает в полноте ее, я прихожу к подножию громады твоей.
Я касаюсь камней страстно, словно тела твоего, проникая пальцами в трещины, нагретые страстью дневной, содрогаясь, словно вор, когда осыпается песок кладки несовершенной, несравнимой с превосходством твоим, скрытым во тьме подлунной не для меня, не для меня… отданным в высоте несравненной не по воле, не по воле твоей…
И тогда я отважусь, размыкая веки мои, словно деревянные ставни, и смотрю ввысь, туда, где в свете гневном ламп из глины черной с благовонным мирровым маслом царит над миром моим твоя золотая вершина…


Когда наступит ночь луны полной, тогда я вспомню тебя. Нет, не ко мне, не ко мне, не к помыслам моим, не к рукам моим вели тебя дороги твои. На той дороге, где стоял дом судьбы моей, не слышалось шагов твоих. И было тогда открытым окно, и не было золота верхней ступени зиккурата бога моего, но была пыль, словно облака мыслей моих, ожиданий моих, несбыточных надежд моих; и не было тебя, когда облако оставалось позади, но были другие. И тогда, помню, говорили, что лицо – это слоновой кости маска, что глаза сурьмы - то полночные тени, что золотые нити в волосах черных – то струи посредине Евфрата. И не было тебя среди тех, кто шептал под окном иеродулы, ибо твоя дорога – другая…

Помню, пыль мазанки отца моего достигала моих глаз и когда мать гневалась, слушая, как стонет о любви тростниковая дудка моя, а отец говорил, что клинья-знаки на табличке моей подобны пьяному, что пляшет в канаве, тогда думал я, верил я, что найду тебя, что обрету тебя, исходя столько тысяч дорог, сколько ведут к окну твоему. И если ставни будут закрыты, то я сотрясу кулаком воли стены храма бога твоего и скажу, что ты – дар снов моих и мечта молитв моих. Бог твой, я знаю, тогда мне не откажет, - он мне рассмеется, тебя с храмовой башни скинув, и будет глядеть, как корчусь я над телом твоим в пыли, им сотворенной…

Вот, посмотри, во что превратились мечты твои! Когда несли меня на иззолоченных ненавистью носилках, то в глазах моих была лазурь земли, а в помыслах моих – лазурь небес. И глядя на меня с изразцовых стен, золотые быки бога моего опускали головы свои и в нетерпении рыли землю железом копыт, а серебряные драконы-сирруши бога моего глядели на меня бесстрастно и предрекали шепотом старость мою, воспевали, прославляли морщины тела моего, и вечную жизнь свою. Ибо те, кого прежде славили, пресмыкаться будут в подземельях башни, поднося им, говорят бессмертным, корм на кованых бедою золотых блюдах. А я сотворю иначе и оттиски пальцев своих поставлю я на табличке из глины, ради тебя, отдавая душу свою в залог богу своему…

Сказали мне, что вновь вчера несли тебя по дороге процессий бога твоего, чтобы совершенство твое ослепило ворота богини твоей, и я тогда стоял далеко, ибо на тебя смотрели глаза сотен и тебя прославляли голоса тысяч и услаждались обликом твоим десятки и, говорят, обладал тобой один, он - твой бог, создавший золотую высоту твою. Она царит над миром моим и плывет в глазах моих иссушающим маревом пустынным, несущим смерть, рвущей тело чумой, приносящей гнев бога твоего тем, кто осмелился голову поднять, о тебе мечтая…

Как полна луна ночей моих, как ненавистна она! Когда я, в высоте садов висячих моих, иду во тьме, держа мятущийся факел, то гляжу я вниз и мысли мои - о тебе. Где же ты, там в ночи? Обо мне ли ты шепчешь, обо мне ли мечтаешь, обо мне ль заклинаешь ты духов? Или ты и теперь себе лжешь, говоря, что «золота» она, высота этого моего бога?
Как жестко золотое ложе! Как смертоносна золотая чаша! Как бездонно проклянет меня мать-ночь, чье тело разорвано на куски богом моим, когда сотворил он царство свое, если не скажу я, что ему не подвластна душа моя и что, коли таков закон, то готова воля моя вновь и вновь, как тексты предков наших славят, сойти от великих небес – в бездну - к великим недрам…

Не могу я без боли смотреть, как там, под низким и черным небом, зеленеют сады царства твоего, как золотится над ними башня неволи твоей, безбожная высота Этеменанки; ибо я, чтобы дойти до взгляда твоего, истопчу, изотру сотни сандалий; изношу, порву десятки одежд; возьму в руки таблички из глины и пальцев отпечатки поставлю под тем, что в залог за тебя отдаю я душу мою богу твоему… И вот, все отдав и все вложив в ладони чужие, здесь я стою, глядя как мерцают во тьме благовонные светильники черной глины в руках слуг твоих, когда ступаешь ты, словно божество, меж кустов граната и касаешься, содрогаясь, пальцами листьев смоковниц и оплакиваешь ты корни пальм, чьи финики, говорят, так горьки всегда…

Да кто же посмеет сказать, что горьки финики из сада божьего? Я осмелюсь! В чаши медные, красные, словно кровь врага, я налью вина темного одним и яда светлого - другим. Они уснут тогда, когда, улыбаясь, в своих руках протяну им я то, что в них налито… И отказать они не смогут: ибо с такой же улыбкой встречаю я бога своего, когда приходит он на золотое ложе, испивает из золотой чаши, снимает мою серую маску гиппопотамовой кости, расплетает свинцовые нити, что чернее вод Тигра в волосах моих, отирает сурьму с глаз моих, содрогаясь, ибо глаза мои – это глаза праматери его, Тиамат.
Пусть слышен топот железных копыт быков его вслед, когда бегу я к тебе, мчусь я к тебе меж садов бога моего, прозванных царством моим. Пусть звенит шепот серебряных языков драконов его, когда миную я, пробегая, ступени зиккурата, прозванного неволей моей, под которым, они, плененные судьбой и священной волей сирруши, поедают пищу из рук стариков и старух, бывших прежде выбором бога…

И в руках моих, в пальцах моих, в помыслах моих – таблички из глины с залогом твоим…

(с) Виктор Солкин
Илл: Ворота Иштар из Вавилона. Берлин, Пергамонмузей. Фото из сети, автор мне неизвестен

Tags:

Comments

( 13 comments — Leave a comment )
otradushka
Jul. 25th, 2008 08:30 pm (UTC)
Красиво...
ex_molochni
Jul. 25th, 2008 08:50 pm (UTC)
завтра зайду посмотрю Вавилонские ворота еще раз...захотелось до них дотронуться после Вашего замечательного текста...
victorsolkin
Jul. 25th, 2008 08:54 pm (UTC)
Спасибо :-) Лучший комплимент из возможных :-)
ex_molochni
Jul. 25th, 2008 09:03 pm (UTC)
Вам спасибо...завтра с утра зайду посмотрю японского фотографа Hiroshi Sugimoto в Национальной галереи и следующим Музей Пергамон...надеюсь что жара и туристы не помешают мне насладится искусством...и энергией от искусства...
witchkaito
Jul. 25th, 2008 09:16 pm (UTC)
И пергамский алтарь! Какая там Гея совершенно невозможная! И эти пальмы тронного зала Иштар...
И прекрасная, невыносимая, невообразимая, бесконечная Нефертити....
ex_molochni
Jul. 25th, 2008 09:25 pm (UTC)
ловлю постоянно себя на мысли в этом музеи...что все это уже видел и жил среди этих экспонатов когда они еще не имели музейного статуса...особенно Вавилонская часть коллекции как родная...
witchkaito
Jul. 26th, 2008 01:19 pm (UTC)
Многие родившиеся в 60-70 имеют корни прошлых жизней в Вавилоне и Междуречье - виток жизни однако
ex_molochni
Jul. 26th, 2008 01:41 pm (UTC)
наконец понял откуда у меня стремление к восточным культурам...
witchkaito
Jul. 26th, 2008 03:27 pm (UTC)
ну конечно, на трак "присел" вот и тянет...
ex_markiza_v350
Jul. 25th, 2008 09:59 pm (UTC)
Ворота - один из любимых памятников.
Они потрясают. Я их не видела "вживую", но тем не менее. Есть произведения, которые воздействуют и на расстоянии..
puppun
Jul. 29th, 2008 01:52 pm (UTC)
Прекрасно, впрочем, как и всегда...но так грустно(
ЗЫ Фото, как живое.
vesna_v_gorode
Jul. 4th, 2016 05:52 pm (UTC)
Читается, как песня) очень красиво
victorsolkin
Jul. 4th, 2016 09:16 pm (UTC)
Спасибо )
( 13 comments — Leave a comment )

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com