?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Священный овен Амона из Солеба (Берлин, Египетскйи музей) и голова колосса царя из Ком эль-Хеттан (Луксор, Музей Египетского искусства) на выставке "Аменхотеп III - Фараон-Солнце" в Париже, 1993 г. (с) фото - Архив Ассоциации по изучению Древнего Египта "МААТ"

В первом дворе храма, между двумя пилонами, была установлена аллея священных овнов Амона-Ра; овны были выполнены из гранита, рога и солнечные диски на их головах – из благородных металлов. Под подбородком каждого овна находилась осирическая фигурка Аменхотепа III, что демонстрировало связь Амона-Ра и обожествленного Небмаатра - лунного и солнечного Ока предвечного божества. Позже овны были перемещены в Гебель Баркал, а оттуда вывезены в Берлинский музей. В храме также стояли колоссальные изображения Хора Нехени . В целом, комплекс в Солебе был завершен лишь Аменхотепом IV.



Фрагмент статуи Хора Нехени из храма в Солебе. Гранодиорит. Бостон, Музей изящных искусств. (с) фото - Архив Ассоциации по изучению Древнего Египта "МААТ"

В пятнадцати километрах к северу от Солеба находится местность Седеинга, центром которой был храм, посвященный культу супруги фараона - царицы Тейе, обожествленной здесь в облике Ока Ра – богини Хатхор-Сехмет. В наши дни среди разрозненных каменных блоков, щедро покрытых фрагментами рельефов, здесь все еще высится одна хаторическая колонна с выписанным на ней именем великой царицы, которая предстает на обломке архитрава в облике грозного женского сфинкса. Ритуалы храма были призваны умиротворить удалившуюся в гневе солнечную львицу, и трансформировать ее в полную любви, нежности и сострадания Хатхор. Вместе с Сехмет обожествленная Тейе также превращалась в Хатхор, благую мать царя и дочь солнца. Тейе из Седеинги, как и сам Аменхотеп III, обожествленный неподалеку в Солебе, воплощали собой два умиротворенных Ока Ра, устанавливающих маат в самом сердце неспокойной и опасной Нубии. В 7 в. до н.э. храм Тейе был расширен и отреставрирован царем Тахаркой. В звучании одного из вариантов название этой местности – Адейе – вероятно, сохранились отзвуки древнего названия храма Хут Тейе – «обитель Тейе».

Храмами в Солебе и Седеинге архитектурная программа Аменхотепа III не ограничивалась. Известны сооружения царя в Вади эс-Себуа , Кубане, Саи, Анибе, на острове Арго.

Почти полное молчание источников окружает эпоху правления Аменхотепа III начиная с 11-го года царствования фараона. Отдельные факты появляются на 30-м году царствования, когда с невероятной пышностью отмечалось празднество Сед царя; на западном берегу Нила в хранилищах дворцового комплекса Малькатта сохранились многочисленные печати и фрагменты винных сосудов, датированные 28-38 годами Аменхотепа III.
Чтобы объяснить «безынициативность» царя после 11-го года правления, следует учесть как фрагментарность сохранившихся документов и эпизодичность раскопок, так и возможность того факта, что царь мог долгие годы провести в Мемфисе, практически не интересуясь южной столицей вплоть до 28 года, когда он туда, вероятно, переехал. Состояние здоровья царя – еще один прекрасный аргумент для объяснения происходящего; к моменту смерти царь страдал от ожирения. Во время бальзамирования тело было набито изнутри, чтобы избежать сильного изменения облика в процессе воздействия на жир натрона; в этом контексте можно вспомнить и многочисленные поздние скульптурные изображения царя, тучного с большим выступающим животом. Кроме того, его мумия – самая маленькая из царских мумий Египетского музея в Каире, - всего 1.60 м, со свидетельствами многих заболеваний, включая серьезные зубные абсцессы. Все это, в сумме с бездеятельностью царя, может свидетельствовать о буднях царского дома, наполненных празднованиями и пирами, а несколько лет спустя, – серьезными недомоганиями царя. Об этом говорят и некоторые письма Амарнского архива, в частности, письмо, которое царь получил на 36-м году правления от Тушратты, царя Митанни, который выслал «своему брату» целительную статую богини Шаушки, аналог Иштар Ниневийской, возможно, в связи с его недомоганиями.
Несколько странно выглядит «страсть» царя к грозной богине Сехмет; «монументальная литания в граните», обращенная к гневной повелительнице заболеваний, состоящая из более 700 статуй, и установленная в заупокойном храме царя, впечатляет.


Фрагмент одной из статуй Сехмет, созданных при Аменхотепе III. Гранодиорит. Луксор, Музей Египетского искусства. (с) фото мое, 2008 г.

Превосходные статуи Сехмет, большая часть которых вместе с разрушением комплекса в Ком эль-Хеттан была перевезена в храм Мут в Карнаке. Скорее всего, однако, статуи были связаны не с надеждой царя о личном исцелении, но с эпидемией чумы, которая разразилась в фиваиде и стала причиной спешного переезда царского двора в Мемфис и, отчасти, малочисленности официальных документов.
Все что нам известно о последних годах правления царя связано с тремя последними празднованиями Сед. Первое празднество, освещенное в огромном числе источников, происходило на рубеже 30-го и 31-го годов царствования. Местом главных церемоний был дворец Малькатта, сооруженный на западном берегу Нила в Фивах, южнее Мединет Абу. Сам дворец и его огромный порт, Биркет Абу, были, скорее всего, сооружены непосредственно для празднества, как и расположенный неподалеку церемониальный комплекс-платформа Ком эль-Самак. Роскошное празднество охватило не только Фивы, но и почти всю страну, в особенности, такие важные религиозные центры, как Бубастис и Солеб. Представителями царя здесь были важнейшие вельможи этого времени – Меримосе, везиры Аменхотеп и Рамосе и Аменхотеп сын Хапу в Солебе, везир Аменхотеп и Херуэф в Бубастисе, городе Дельты, часто связывавшемся с празднеством Сед, как, например и Гебель эль-Сильсилэ на юге страны.


Фрагменты разбитых колоссов царя в перистильном дворе его заупокойного храма в Ком эль-Хеттан. (с) Архив Ассоциации по изучению Древнего Египта "МААТ"

Первое празднество Сед было грандиозным; его упоминание сохранилось на 229 «этикетках» к винным сосудам из Малькатты и во многих других источниках. Второй празднество Сед, на 34-м году правления, известно почти по четырем сотням «этикеток», однако на других памятниках оно не упоминается. Наконец, третье празднество Сед, на 37-м году, известно лишь по нескольким «этикеткам» и отдельным надписям в гробнице Херуэфа и писца Аменмеса на Синае. Третье празднество – последнее известное событие царствования Аменхотепа III.
Празднества Сед были непосредственно связаны как с обновлением жизненных сил и могущества царя, так и с обожествлением царственной персоны. При Аменхотепе III божественность царя утверждалась и подчеркивалась с настойчивостью, столь невероятной даже для египетского представления о царской власти, что даже Рамсес II, в программе самообожествления явно подражавший Аменхотепу III, не смог превзойти своего предшественника.


Перистиль Аменхотепа III в храме царского Ка в Луксоре. (с) фото мое, 2008 г.

Обожествленному при жизни Аменхотепу III был посвящен Луксорский храм, святилище царского Ка.
В процессе празднества Сед царь становился подобием солнечного бога Ра, сопровождавшая его царица – богиней любви Хатхор. Дворец, в котором происходила часть церемонии, назывался «Аменхотеп – сверкающий диск». Диск, т.е. Атон, был именем одного из воплощений Солнечного божества; солярный культ стремительно развивался в эти годы, предшествующие знаменитой религиозной реформе Эхнатона. Воссоединение Аменхотепа III и Амона-Ра, обновляемое ритуалами празднества, было поводом для умножения самых разнообразных имен царя, божества, наделенного многими ка, предстающего в бесчисленных формах. Самые юные скульптурные изображения царя показывают его в парике и короне па-схемти, которая позже будет ассоциироваться с богом-младенцем Неферхотепом, с надписями, подчеркивающими его божественное происхождение.


Фрагмент культовой статуи, изображающая Аменхотепа III в облике Атума. Кварцит. Луксор, Музей Египетского искусства. (с) фото мое, 2008.

Наконец уникальная кварцитовая статуя, найденная в 1989 году в тайнике под полами Луксорского храма, вообще изображает Аменхотепа III как «бога воистину благого», стоящего на салазках, - т.е. речь идет о прижизненной культовой статуе самого царя. Вероятно, еще до учреждения культа Аменхотепа III в Луксоре, почитание обожествленного царя осуществлялось в Солебе, где царь входил в число самых значимых божеств, наряду с Амоном, Осирисом. Отдельные следы программы царского обожествления сохранились даже в Угарите, т.е. за пределами Египта.


Фрагмент росписи из гробницы Аменхотепа III. Париж, Лувр. (с) фото мое, 2004.

Царская гробница, в отличие от традиции, установленной предками, была сооружена не в самой Долине царей, а в дополнительном вади, примыкающем к Долине с Запада. В закладных тайниках перед гробницей обнаружены предметы с именами Тутмоса IV, что свидетельствует о том, что сооружение этой гробницы началось еще при отце Аменхотепа III. Гробница Аменхотепа III (WV22) была опустошена еще в древности; ее «официально» открыли в 1799 году два члена экспедиции Наполеона. В XIX веке здесь побывали толпы туристов, унесшие в качестве сувениров остатки царского погребального инвентаря. Некоторые из них зашли так далеко, что вырезали из стен гробницы несколько портретов Аменхотепа III, которые в настоящее время хранятся в Лувре. Позже полноценную расчистку гробницы начал Г. Картер, незадолго до этого купивший у торговца древностями три сердоликовые инкрустации для браслета с изображениями Аменхотепа III и царицы Тейе в облике сфинкса, и заинтересовавшийся гробницей царя. Расчистив участки гробницы, не затронутые предыдущими исследователями, картер обнаружил фрагменты ушебти царицы Тейе, фрагменты царской колесницы, фрагменты алебастрового ковчега для каноп. Новое исследование гробницы было предпринято в 1989 году японскими специалистами под руководством S. Yoshimura и J. Kondo. В процессе работ выяснилось, что, согласно крохотным фрагментам некогда роскошного погребального инвентаря, царь был погребен не менее богато, чем его знаменитый потомок Тутанхамон: гранитный саркофаг царя, выполненный в форме картуша, окружали деревянные позолоченные ковчеги, сама мумия находилась в нескольких антропоморфных саркофагах, покрытых золотом и богато инкрустированных. На голове царской мумии находилась золотая маска, от которой осталась лишь восхитительная лазуритовая голова урея с инкрустированными обсидианом и золотом глазами.

Мумия царя была изъята из гробницы в древности и перезахоронена в усыпальнице Аменхотепа II в Долине царей (KV 35), где ее и обнаружил в 1898 году В. Лоре. Несмотря на реставрацию, которой мумия подверглась, согласно тексту на пелене на рубеже 12 – 13 годов правления Смендеса, тело сохранилось очень плохо. Здесь же была найдена и т.н. «Старшая женщина», часто идентифицируемая как царица Тейе.
В эль-Амарне были обнаружены многочисленные упоминания имени Аменхотепа III. Здесь же в скульптурных мастерских были найдены отливки гипсовых масок с полным и грустным лицом, несомненно, изображающими Аменхотепа III. Провел ли царь свои последние годы в Ахетатоне? Нельзя утверждать это с уверенностью, так как маски могут быть и посмертными изображениями царя.


Фрагмент колоссальной статуи царицы Тейе у ног одного из колоссов царя в Ком эль-Хеттан. Кварцит. (с) фото - С. Щигорец. Архив Ассоциации по изучению Древнего Египта "МААТ".

Великой супругой царской и бессменной спутницей Аменхотепа III на протяжении всего его царствования была царица Тейе, оказывавшая на супруга огромное влияние и пережившая его на несколько лет. В первые годы правления ее имя встречается на памятных скарабеях, в середине царствования документы с ее именем отсутствуют также, как и информация о деятельности Аменхотепа III; затем образ царицы появляется в сценах празднества Сед в гробнице Херуфа, который помимо прочего был управителем хозяйства царицы. В других гробницах имя Тейе встречается нечасто; исключение составляют лишь усыпальницы других ее приближенных: гробница Усерхета, управляющего царским гаремом (ТТ47), гробница Аменемхета Сурера, великого управляющего (ТТ48) и, наконец, последнее место отдохновения Анена, родного брата царицы (ТТ120).


Статуя жрицы Мина Туйи, матери царицы Тейе. Дерево. Париж, Лувр. (с) фото В. Ларченко, 2004 г.

Изображения царицы известны в храме Солеба. В заупокойном комплексе Аменхотепа III в Ком эль-Хеттан она предстает с правой стороны престолов Колоссов Мемнона, ее превосходные изображения и сфинксы были помещены и в других частях храма, она также предстает вместе с царем на колоссальной стеле, установленной во внутреннем дворе храма. Парадоксально, но изображения царицы практически отсутствуют в храмах на восточном берегу Нила в Фивах; единственным исключением является фрагмент рельефа, обнаруженный в массиве X пилона храма Амона. Сегодня все еще сложно определить этапы возведения заупокойного храма царя, однако большая часть статуй из Ком эль-Хеттан по ряду признаков датируется концом правления Аменхотепа III; скорее всего этим временем датируется и колоссальная семиметровая скульптурная группа из Каирского музея, разбитая на части после разрушения храма и обнаруженная в Мединет-Абу. Царь и царица изображены в ней одинакового роста, обладающие, судя по всему, одинаковым статусом; у их ног показаны три старшие принцессы. Значительная часть памятников и документов, связанных с именем Тейе относится к эпохе Амарны, среди них – фрагмент лица восхитительной статуи из желтой яшмы, хранящаяся в музее Метрополитен, знаменитая миниатюрная стеатитовая голова царицы, происходящая из храма Хатхор в Серабит эль-Хадим, из Каирского музея и ряд превосходных памятников их Ми-ур, резиденции вдовствующих цариц в Мединет Гуробе, откуда, в частности, происходит, пожалуй, самое известное изображение царицы, выполненное из черного дерева, отделанное серебром, золотом, инкрустацией стеклом. Значительное место отведено царице в декорировке гробницы ее амарнского интенданта Хуйя. Огромное влияние, которое царица оказывала на политические события своего времени, подчеркивалось в дипломатических письмах, отправленных фараону царем Митанни Тушраттой. Они датируются первыми годами, последовавшими за кончиной Аменхотепа III, когда Тушратта писал Аменхотепу IV о дружеских отношениях с его отцом, предлагая проверить эти факты у царицы-матери, которая была в курсе всего происходящего. Одно письмо Тушратта направил непосредственно всесильной Тейе «ты та, кто знает, что я всегда был в дружбе с супругом твоим и что супруг твой всегда был в дружбе со мной… ты, которая прекрасно знает все вещи, которые мы говорили друг другу. Никто больше не знает». «Тейе, женщина знатнейшая и любимая твоим отцом, знает все вещи, которые писал мне отец твой постоянно»; «ты должен спросить об этом Тейе, мать твою, чтобы могла она сказать тебе, что отец твой был всегда в дружбе со мной».


Фрагмент скульптурной группы Аменхотепа III и царицы Тейе. Стеатит, глазурь. Париж, Лувр. (с) фото - В. Ларченко, 2004 г.

У нас нет подтверждений тому, что царица играла роль регента в первые годы правления Аменхотепа IV, однако на цилиндрах из храма Себека в Дахамше, на которых могли быть по обычаю быть выписаны только имена царей, фигурируют некоторые царицы, исполнявшие порой едва не царские функции: Хенеметнеферхеджет, мать Сенусерта III, Нефрусебек, Яхмес-Нефертари, Хатшепсут и Тейе. Исключительность статуса Тейе подчеркивалась ее изображением в облике сфинкса, увенчанного высокой короной, известной по знаменитому скульптурному портрету Нефертити. Подобные изображения отождествляли царицу с Тефнут-Сехмет, грозной дочерью солнечного божества, стоящей на страже миропорядка; также известны отождествления царицы с Хатхор, Таурт, Маат. Изображения царицы сильно разнятся как с точки зрения уровня исполнения, так и по настроению изображенной: если чувственные, подернутые легкой улыбкой губы портрета из желтой яшмы восхищают своей пластикой, то, наоборот, многие портреты Тейе в возрасте, с узкими глазами и недовольно опущенными уголками рта вызывают ощущение презрительности и какой-то жесткой решимости.

Тейе была матерью Аменхотепа, наследного принца и будущего Аменхотепа IV; ей приписывают и материнство старшего сына царя, рано умершего Тутмоса. Известны многочисленные дочери царицы: Сатамон, Хенуттанеб, Небетах и Исида. Иногда ей приписывают еще одну дочь, Бакетатон, которая вместе с Тейе сидит на пиру во время приезда царицы-матери в Ахетатон на 12-м году правления сына, однако она могла быть и дочерью самого Эзнатона.

Неизвестно, где умерла царица, возможно, в Мединет Гуробе, где, судя по некоторым памятникам, находилась ее резиденция. Вероятно, изначально предполагалось, что Тейе и одна из наиболее значимых ее дочерей, Сатамон, будут погребены в дополнительных погребальных камерах гробницы Аменхотепа III в Долине царей. Позже, когда царица скончалась, Эхнатон, судя по всему похоронил ее в своей собственной гробнице в эль-Амарне; огромный позолоченный погребальный ковчег с изображением царицы, найденный в KV55 был выполнен, судя по формам имени Атона, во второй половине царствования фараона-реформатора. После падения Амарны тело царицы было перенесено в Фивы, где, вероятно, нашло последнее пристанище вместе с останками своего супруга в гробнице-тайнике Аменхотепа II в Долине царей. Мумия царицы, так называемая «пожилая дама» (CG 61070) была идентифицирована методом сравнения пышных волос, сохранившихся на останках, с волосами родителей царицы – Иуйи и Туйи и прядью волос самой Тейе, найденной в миниатюрном саркофаге в гробнице Тутанхамона.

На протяжении всего царствования Аменхотепа III Тейе носила титул “великой супруги царской”. Этого высочайшего статуса никогда не достигали другие супруги Аменхотепа III, в числе которых было много иноземок: митаннийки Гилухеппа и Тадухеппа, две вавилонские принцессы, дочь царя Арцавы, многочисленные безымянные наложницы из Сиро-Палестины. Не ясно, какую роль при дворе играли дочери Аменхотепа III и Тейе, получившие ближе к концу царствования отца титулы “супруга царская”; Сатамон даже несколько раз упоминается как «великая супруга царская» наряду с матерью. Были ли эти титулы почетными, или же царь действительно вступил в брак с собственными дочерьми? Мы этого не знаем, хотя ритуальная роль принцесс в культе своего отца кажется предпочтительной. Например, роль Сатамон сложно переоценить; ее имя упомянуто 51 раз в надписях из Малькатты , она была изображена меж ног Колоссов Мемнона; иногда она упоминается как «супруга» вместе с Аменхотепом III и Тейе, порой вместе с отцом одна как «великая супруга царская», но, тем не менее, рожденная «великой супругой царской» Тейе. Ее управляющим был ни кто иной, как Аменхотеп сын Хапу. Не известно, как и когда она исчезла с исторической арены. Гипотеза о том, что Сатамон была политическим противником наследного принца Аменхотепа, не выдерживает критики из-за отсутствия подтверждающих ее источников.

Среди наиболее значимых вельмож двора, окружавших Аменхотепа III, особое место занимает фигура Аменхотеп сын Хапу, выдающийся архитектор, художник и мудрец, фаворит и доверенное лицо царя. Вельможа родился еще во время правления фараона Тутмоса III в городе Атрибисе, где занимал пост верховного жреца местного божества Хора Хентихтаи; с воцарением Аменхотепа III переехал в Фивы. Именно под его руководством были возведены величайшие сооружения Аменхотепа III в Египте; Аменхотеп сын Хапу также был главным управителем работ царя в Нубии, где на стенах гигантского храма в Солебе он запечатлен вместе со своим повелителем во время церемонии освящения комплекса.


Статуя Аменхотепа сына Хапу в молодости. Из Карнака. Гранодиорит. Луксор, Музей египетского искусства. (с) фото мое, 2008 г.

В обширных дворах храма Амона в Карнаке были обнаружены многочисленные статуи Аменхотепа сына Хапу, по праву считающиеся выдающимися произведениями искусства. Одна из них, кубообразная, с четырех сторон покрыта иероглифическим текстом, повествующим о его долгой жизни, службе отечеству и головокружительной карьере от «царского писца» до «распорядителя всеми работами царя», т.е. главного архитектора: «…Благой бог, царь Верхнего и Нижнего Египта Небмаатра, сын старший Ра-Хорахте, наградил он меня, назначив писцом царским для приказов владыки. Я постиг тексты тайные, и я вижу пользу трудов Тота. Стал я сразу же господином слов сокровенных, освещающим то, что мраком сокрыто; получали от меня разъяснения на все вопросы, что задавались… Мой повелитель, сын Ра Аменхотеп, властитель Фив, наградил меня и в третий раз; воистину он сын Ра, которому даны в вечности празднества Сед бесконечно. Мой господин назначил меня распорядителем всех работ царя. Навечно утвердил я имя царя. Не было сделано подобного предками. Для него, для преемника Атума нашел я (лит. сделал) гору из кварцита. Творил я согласно воле моего сердца, руководя созданием образа его в доме великом (те в Карнаке) в каждом камне прочном, словно небо; никто никогда не совершал подобного со времен создания Обеих земель. Был я главой работ, когда создавались статуи его, те, что велики в ширину, те, что выше столбов, красота которых затмевала пилон; высота которых сорок локтей; вырублены (они) из горы кварцита прекрасного вблизи Ра и Атума (совр. Гебель Ахмар). Построил я корабль…, перевез я ее (статую) через реку и была она установлена в доме великом, незыблемая, словно небеса». Увы, от упомянутой колоссальной статуи, называвшейся «Монту властителей» и установленной к югу от X пилона храма Амона в Карнаке осталась лишь база и обломки ног.

Статуи великого художника, установленные в Карнаке, предназначались для публичного обозрения; на двух из них даже сохранился призыв ко всем проходящим воззвать к Аменхотепу сыну Хапу для обретения через его посредничество милости бога Амона: «О, люди Карнака, вы, желающие узреть Амона, придите ко мне; передам я ваши прошения. Ибо я – посредник этого бога. Небмаатра установил меня передавать о делах Обеих земель».
Один из сохранившихся текстов, также на статуе, гласит о том, что архитектор достиг возраста 80 лет в желании достичь заветного для каждого древнего египтянина срока земной жизни в 110 лет. К этому времени он носил еще, как уже упоминалось, и титул «наставник дочери царской и супруги царской великой Сатамон». На рельефе со сценой погребального пира из гробницы великого везира Рамосе, Аменхотеп сын Хапу изображен вместе с миниатюрной женщиной, имя которой, увы, не упомянуто.

Аменхотеп сын Хапу был погребен в скальной гробнице в южной части холма Гурнет Мурраи на западном берегу Фив в непосредственной близости к своему шедевру - заупокойному комплексу Аменхотепа III в Ком эль-Хеттан. Многочисленные фрагменты двух саркофагов Аменхотепа сына Хапу, выполненных из диорита с невероятным искусством, хранятся сегодня в различных музеях мира. Аменхотеп сын Хапу, кроме того, стал одним из нескольких вельмож, которым ввиду их заслуг перед страной, было даровано право на строительство собственного заупокойного храма среди царских поминальных комплексов на западном берегу в Фивах. Вход в храм традиционно открывался пилоном, за которым располагался открытый двор с обрамленным деревьями озером и портиками перед вторым пилоном и двором. В глубине храма, находились сводчатые святилища, окруженные многочисленными подсобными помещениями. Дошедший до нашего времени царский декрет, датированный временем правления XXI династии, и касающийся этого святилища, говорит о популярности культа художника-мудреца три века спустя его кончины.

В Позднее время вместе с Имхотепом, архитектором фараона III династии Нечерихета Джосера, он был обожествлен за свою мудрость и сакральное знание, которое он, в отличие от остальных смертных, получил от богов еще при жизни, увидев ах – дух бога Тота. Традиция также приписывает Аменхотепу сын Хапу и обретение 167 главы «Книги мертвых». Культ «равных богам» мудрецов, которые даровали паломникам исцеление от физических и душевных недугов, процветал в храме Хатхор и Маат в Дейр эль-Мединэ, в храме Тота в Каср эль-Агуз, а также в храме царицы Хатшепсут в Дейр эль-Бахри вплоть до конца времени правления Птолемеев.
Большинство других вельмож этого времени, которых мы знаем благодаря надписям из Малькатты более 170, играло значимые роли в контексте царских празднеств Сед; порой мы знаем о них больше, чем о самом царя. Некоторым из них принадлежали прекрасные гробницы, размеры которых зависели от занимаемой должности и, которые, чаще всего дошли до нашего времени незавершенными, так как, вероятно, их обладатели получали право на сооружение этих «домов вечности» за заслуги перед царем лишь во второй половине его правления. Некоторые из них дошли до нашего времени сильно разрушенными в годы амарнской реформы или же в последовавшие за реформой годы. В большинстве этих грандиозных гробниц есть обширные дворы, портики, внутренние залы с колоннами, стены, отделанные изящнейшими рельефами.

Среди других наиболее значимых людей необходимо вспомнить великого градоначальника Мемфиса, Аменхотепа Хеви, деятельность которого была сконцентрирована на севере страны, его сводного брата везира Рамосе, его брата Птахмеса – верховного жреца Птаха в Мемфисе; их отец Джехутимес был везиром севера при Тутмосе IV и продолжал занимать этот пост при Аменхотепе III. Хорошо известны и другие значимые лица этого времени – верховный жрец Амона Мериптах, второй жрец Амона – Анен, родной брат царицы Тейе, третий - Аменемхет, четвертый - Самут.

Безусловно, царствование каждого египетского царя сильно отличается от времен правления его предшественника и преемника. Для Аменхотепа III это простое утверждение более чем актуально. «Фараон Солнце», правивший страной во время одного из самых значимых периодов расцвета древнеегипетской цивилизации, стал одной из интереснейших личностей в истории не только Египта, но и всего древнего мира. Это эпоха с особым, очень отличным от прошлого и будущего стилем жизни и искусства, тонким и изящным, пышным и колоссальным, порой чрезмерно помпезным. Это эпоха, во время которой весь Египет был просто заполнен памятниками царя, стремившегося, удовлетворяя богов, создать основу для своего собственного беспрецедентного обожествления, а на самом деле создавая выспренность и отчуждение грядущей амарнской реформы.


Первые колоссы Аменхотепа III в Ком эль-Хеттан, т.н. "Колоссы Мемнона". (с) фото мое, 2005 г.

Сотни гранитных статуй Сехмет и подобострастные письма иноземных правителей фараону, колоссальные бабуины Тота в Гермополе, новый Серапеум, колоссы царя в Карнаке, Луксоре и Атрибисе, грандиозные колоннады Луксора, Солеба и Седеинги, и, наконец, заупокойный храмовый комплекс Ком эль-Хеттан и происходящие из него сфинксы, стоящие на набережной Невы в Санкт-Петербурге, - все это осколки колоссальной и искуснейшей мозаики, которой некогда был Египет Аменхотепа III. Наша задача сегодня – бережно открывать для себя это удивительное время, с находкой каждого памятника задающее нам все больше вопросов, на которые мы ищем ответы.

Цит. по: Солкин В.В., Ларченко В.Н. Аменхотеп III: личность, эпоха и «стиль» цивилизации // Петербургские сфинксы. Солнце Египта на берегах Невы. СПб., 2005. C. 62–106. Сноски опущены.

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
devon9
Sep. 27th, 2008 12:52 pm (UTC)
спасибо
очень интересно легко и со вкусом рассказываете
:)
victorsolkin
Sep. 27th, 2008 04:27 pm (UTC)
Спасибо :-)
У меня есть принцип в специальности - о любых вещах, даже сложных религиозных концепциях, пытаться рассказывать доступно :-)
devon9
Sep. 27th, 2008 04:52 pm (UTC)
легко уйти в узко профессиональный жаргон, но суметь рассказать доступно непрофессионалам ,это дорогого стоит )))))
оч рад, что наткнулся, совершенно случайно, на ваш блог, читаю когда и на сколько есть времени
спасиба :)))))))))))))
ph13
Oct. 24th, 2008 02:46 pm (UTC)
Очень интересный материал. Квинтессенция различный ваших постов. Спасибо
( 4 comments — Leave a comment )

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com