?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Властители двух эпох. Тутанхамон (с одной стороны, под стеклом), Г.А. Насер и Н.С. Хрущев с семьей - с другой. Третий справа - О.В. Ковтунович, арабист-переводчик. Снимал личный фотограф Насера, кадры публикуются впервые с разрешения Л.А. Ковтунович, вдовы востоковеда.

Несколько слов об Олеге Ковтуновиче, известном советском арабисте, авторе известной многим книги "Вечный Египет". Мало кто знает, что он был личным переводчиком Н.С. Хрущева во время визита последнего в Египет на торжественную церемонию по открытию Садд эль-Аали - Высотной Асуанской плотины. В прошлом году я занимался атрибуцией древнеегипетских памятников из его коллекции; по материалам этой работы и был написан небольшой очерк в журнал "Восточная коллекция" (№1, 2007), который помещаю сюда. Специально не даю в ЖЖ съемку самих вещей (за исключением двух кадров) - чтобы не украли (некоторые опубликованы в журнале, ищите номер), а вот несколько редчайших кадров с открытия Асуанской плотины - пожалуйста. Собрание Олега Ковтуновича - крупнейшая частная коллекция древнеегипетских подлинных вещей в Советском Союзе. Часть вещей приобретена в 1980-х ГМИИ, часть - разошлась по частным рукам совсем недавно.



Обращение к прошлому всегда увлекательно, особенно когда идет речь об истории, несправедливо забытой. Имя Олега Витальевича Ковтуновича (1930-1988) мне впервые довелось услышать много лет тому назад, в годы работы в Секторе Востока ГМИИ, с руководством которого он долгие годы поддерживал дружеские отношения. В массивном инвентаре египетского собрания музея против нескольких десятков номеров единиц хранения стояла отметка «из коллекции О.В. Ковтуновича». Она удивляла, прежде всего, самим фактом того, что в советское время кто-то умудрялся собирать древности страны фараонов. Еще на полке стояла его последняя книга «Вечный Египет», в строках которой чувствовались живой ум, огромный опыт автора в изучении страны на Ниле и его всепроникающая любовь к египтянам, древним и современным; тем, кто строил пирамиды и тем, кто продавал ему памятники.
Историк, выпускник арабского отделения Московского института востоковедения, позже, в 1954 г. закрытого, О.В. Ковтунович посвятил себя дипломатической работе, досконально знал политические судьбы и лидеров Египта, Сирии и Ирака, однако был не просто дипломатическим работником, но, исследователем, для которого каждая из трех стран Востока стала новой «книгой», «страницы» которой читались с жадностью и вниманием. Свидетельство тому – тетради его архива, отдельная тетрадь – каждой стране, с данными, воспоминаниями, короткими записями, позволяющими поскорее проникнуть в суть нового назначения дипломата и новой страсти историка. «Блестящие лингвистические способности, острый ум, дотошность и глубина в подходе к любому вопросу, за изучение которого он брался, сочетались у Олега Витальевича с веселым нравом, неистощимым чувством юмора и редкой эрудицией, - писал коллега и друг О.В. Ковтуновича Р.Г. Ланда. - Внешний облик, манера говорить, которой свойственна была особая, неброская, с виду безмятежная ироничность, скрытый смысл шуток, не всегда понятных непосвященным, образность и рафинированная культурность речи, мягкость и интеллигентность в обращении – все это еще живет в памяти… Он стремился стать востоковедом широкого профиля, и у него были для этого все данные. Мне лично он напоминал и по широте интересов, и по логике рассуждений, и по литературному стилю своих еще первых, студенческих работ русских востоковедов прошлого века, уделявших много внимания общей культуре исследования, изучению языков и собственным эмпирическим впечатлениям».
И все же Египет был его «первой любовью» и сбывшейся мечтой, которой он посвятил свои лучшие годы.



«Эта страна, в которой ему довелось в разное время и в разных должностях проработать свыше 11 лет, была предметом его особой любви. Он знал все ее мифы и легенды, историю и культуру, жизнь в древности и в наши дни, ее народный язык и устную литературу, с многими творцами которой он был знаком лично. Египет и Ковтунович – это тема для целого романа». Иллюстрациями к этому «роману» могли бы стать превосходные фотографии, сохранившиеся на страницах семейных альбомов О.В. Ковтуновича, которые, в свою очередь, сберегли другой, исчезнувший Египет середины XX века, с его простотой и какой-то неиспорченностью, которая в наши дни, увы, безвозвратно исчезла. На этих фотографиях на месте огромной башни отеля «Семирамис», в центре Каира, все еще растут на берегу Нила заросли тростников, еще нет суперсовременных зданий делового центра; в Луксоре, у храма Хатшепсут, сооружаются декорации для съемок легендарного фильма Сесиля де Милля «Десять заповедей», а Египет эпохи короля Фарука и колониальных претензий был ощутим сквозь начало бурных лет президентства Г. А. Насера. Шел 1954 год. «Нил, земля, солнце – вот основа египетской жизни», - писал Ковтунович, вторя поколениям путешественников прошлого, которые пытались постичь суть бессмертия Египта.



Гамаль Абдель Насер в судьбе О.В. Ковтуновича занимал особое место. Он хорошо его знал лично, так как был личным переводчиком Н.С. Хрущева в то время, когда советский лидер приезжал в Египет на открытие «четвертой пирамиды» – Высотной плотины в Асуане. «Здесь он встречался почти со всеми деятелями июльской революции 1952 года, - пишет Р.Г. Ланда, - что во многом помогло ему впоследствии при работе над кандидатской диссертацией и выполненной на ее основе монографией «Революция «свободных офицеров» в Египте». К сожалению, О.В. Ковтунович не успел опубликовать свои воспоминания, думается, они могли бы быть лучшим из того, что писали отечественные арабисты о Египте эпохи Насера, о великой стройке и судьбах русских специалистов, попавших в Асуан. Остались фотографии, на которых вся хроника визита советской делегации в Египет – Н.С. Хрущев с супругой и Г.А. Насер в сопровождении Главы Службы древностей в Египетском музее в Каире. С одной стороны - они, властители судеб тогда еще настоящего, с другой – золотой саркофаг фараона Тутанхамона, символ владычества прошлого, а в центре – О.В. Ковтунович, переводчик и историк, коллекционер и дипломат, лингвист и литератор, которому судьбой было уготовано это совершенно особое место в истории двух стран и двух эпох.



Эти желтеющие фотоснимки в руках, - словно живая история, самый лучший рассказ о том, чему были посвящены передовицы советских и египетских газет в мае 1964 года. – «отец плотины» Насер и Хрущев нажимают заветную кнопку, которая взрывом откроет водам Нила путь к плотине и образует озеро Насер; цветы на улицах Каира, где советскую делегацию встречают тысячи египтян; торжественные речи Насера и Хрущева, когда напряжение от ответственности за важность происходящего была так велика, что О.В. Ковтунович просил, по словам супруги, коллегу переводить цифры, чтобы сконцентрироваться на содержании речей; и вновь древность, Луксорский храм, где Н.С. Хрущев, глядя на арабских египтологов, рассказывающих ему через посредничество О.В. Ковтуновича о древней архитектуре, в свойственной ему манере удивлялся: «А вот он, (…), столько лишнего знает, кладка эта, кому это нужно? Вот ты спроси его, (…), о бетонке нашей, что он скажет? Ничего!».
К сожалению, в своих книгах и, в особенности, в «Вечном Египте» О.В. Ковтунович по понятным причинам, не мог об этом написать, все-таки это был еще конец 1980-х, а потому его бесценные свидетельства либо ушли вместе с ним, либо все еще живы благодаря близким. Разбирая фотографии, письма, тетради из архива, вдова, Людмила Акимовна Ковтунович с какой-то особой живостью, любовью и вниманием к деталям рассказывала мне то, чем делился с ней когда-то супруг, порой совсем измученный официозом несчетных дипломатических раутов и встреч.
Влияние, которое оказала встреча с Г.А. Насером и его окружением на О.В. Ковтуновича, было сложно переоценить. С этого времени он «много занимался ближневосточным конфликтом и проблемами его урегулирования, был участником международных конференций и семинаров по палестинской проблеме в Нью-Йорке, Женеве и Джакарте. Его перу принадлежит в общей сложности свыше 40 печатных работ (в том числе – 4 книги), многие из которых публиковались под псевдонимами (О. Ковтун, О. Ляхов)». Начатая в Египте дипломатическая работа дала свои плоды - публикации в 1979-1986 гг. когда О.В. Ковтунович работал в Институте востоковедения АН СССР.
Впрочем, «Египтом Олег Витальевич занимался всюду и всегда», а потому фрагменты любимой страны присутствовали и дома, в Москве. Коллекция древностей семьи Ковтунович была самым большим и разносторонним частным собранием подлинных памятников египетского и месопотамского искусства в стране. Надо отметить, что после эпохи колоссов египтологии, какими были В.С. Голенищев, Б.А. Тураев и их ученики, коллекционирование египетских памятников в советское время практически выродилось: не было возможности свободно выехать в Египет, либо не хватало образования и умения собирать памятники у тех, кто все же выезжал в страну. В случае с О.В. Ковтуновичем все было иначе; в отличие от строителей «асуанского чуда», которые порой везли на родину мумии священных крокодилов как экзотический сувенир, он тщательно и с большим вкусом подбирал памятники, которые позже «переселялись» в Москву. И. что необходимо отметить, абсолютно легально: все эти предметы покинули Египет до 1983 года, когда был принят закон, запрещающий вывозить древности из страны и объявивший их национальным достоянием.
«В стране, пожалуй, трудно найти место, где бы не было исторических памятников той или иной ценности, - отмечал собиратель. - Чтобы организовать их охрану, необходимы огромные средства, которыми страна, имеющая массу самых насущных проблем, просто не располагает». Долгие годы общения с египтянами, как интеллектуалами, так и простыми феллахами, дали ему возможность посетить самые отдаленные уголки страны и порой приобретать памятники для коллекции вдалеке от традиционных центров торговли древностями. «…Здесь куда больше людей, которым приходится добывать хлеб насущный собственной предприимчивостью, а то и нахальством, - вспоминал О.В. Ковтунович. - Однако и от этих надоедливых людей очень легко отделаться шуткой; если же вы серьезно будете повторять, что вам не нужен «палец мумии Рамсеса II» или «подлинный» кусок рельефа из древнеегипетской гробницы, то вы рискуете потерять терпение. Ваш преследователь проявит завидную настойчивость и будет сопровождать вас много километров. Он ничего не теряет, ведь другого дела у него все равно нет».
Пожалуй, самый интересный памятник из тех немногих, что были приобретены О.В. Ковтуновичем в Луксоре, – великолепный бронзовый павиан, священное животное бога мудрости Тота, выполненный в 7-6 вв. до н.э. во время так называемого «Саисского ренессанса» XXVI династии. На основании статуэтки - иероглифическая надпись с именем и титулами божества. На постаменте полой статуэтки-реликвария, внутри которой некогда были части забальзамированной обезьяны, сохранилась подпись рукой владельца: «Павиан. Луксор. 1954. L.E. 12. ~ I тыс. до н.э.». Поразительно, что когда-то памятники музейного значения открыто продавались в Египте за бесценок. Ковтунович был последним из тех, кто застал отголоски времён больших коллекционеров и знаменитых коллекций, попавших позже в музеи Европы и Америки. Другие памятники из Фив, также купленные в Луксоре, среди них – прекрасную статуэтку Анубиса и скульптурное изображение Осириса, также из бронзы, времени правления XXVI династии, собиратель продал в ГМИИ им. А.С. Пушкина в 1984 году вместе с некоторым количеством амулетов и более мелких предметов. К сожалению, в публикациях музея была упущена интереснейшая информация из архива О.В. Ковтуновича, где он тщательно зафиксировал происхождение и год приобретения каждого памятника; более того, часть этого архива, упоминающая памятники, хранящиеся в ГМИИ, вообще не попала в руки хранителей новоприобретенных произведений искусства и по счастью не была утеряна. Чего стоит, например, отметка: «О.В. Ковтунович, Москва, 15.11.1980. Дата, место происхождения: 24 окт. 1975, Египет. Источник поступления: куплен за гроши у сторожа в Каср Каруне (Дионисиос), Файюм. Материал, размер: красноватая глина, диаметр 6,5 см. Описание: светильник однорожковый, следы сажи, у горлышка – акант… на дне ободок, знак мастерской I». Такие же подробные описания на карточках, часто снабженных прекрасными черно-белыми фотографиями, О.В. Ковтунович подготовил для каждого предмета своей коллекции. Эта точная документация – подлинное сокровище, позволяющее уточнить контекст купленных предметов; то самое, о чем мечтают хранители музейных собраний, в которых, порой, каждый третий предмет – с неуточненным происхождением. Эта проблема характерна и для старых частных собраний, в частности – для знаменитой коллекции В.С. Голенищева, который чаще всего не фиксировал столь подробно свои приобретения.
Среди памятников из коллекции О.В. Ковтуновича есть совершенно уникальные произведения искусства, например, цилиндрическая печать, выполненная из кости, с тронным именем фараона XII династии Сенусерта II «Хахеперра», 19 в. до н.э., происходящая, судя по всему, из припирамидного комплекса этого царя в Лахуне. Собиратель вообще, судя по архивным записям, был неравнодушным к Файюму, этому поразительному фрагменту Египта, который египтяне называли Та-ше, «земля озера», на берегах которого когда-то возвышались пирамидные комплексы могущественных Аменемхетов и Сенусертов, а позже процветала эллинистическая цивилизация. Здесь, в Мединет эль-Файюм, жил антиквар Фарук, у которого была приобретена большая часть собрания. Некоторые памятники, впрочем, были куплены и в Мемфисе, у торговца Абд эль-Халека.
Именно из-за любви О.В. Ковтуновича к Файюму в его собрании преобладает удивительная керамика эллинистического Египта, порой расписанная и полная поистине греческой любви к жизни. Светильники, торсы античных божеств, фрагменты керамики, формочки для отливки фаянсовых амулетов, низки бус, - среди всех этих свидетельств расцвета греко-египетской культуры Файюма в III до н.э.- II в. н.э. особое место занимает, конечно же, эротическая мелкая пластика: обнаженный торс лютнистки, массивные фаллосы, выполненные из красно-коричневой глины, фрагмент симплегмы, изображающей совокупление женщины с несколькими мужчинами, глиняная статуэтка юноши, поднимающего подол хитона, под которым в специальное отверстие вставляются разноразмерные фаллосы, фрагмент статуэтки мужчины с огромным фаллосом, касающимся земли между его ног.

Особенно хороши две статуэтки Хорпахереду, по-гречески Харпократа, младенца, рожденного Исидой, по легенде, в болотах Дельты: один Хорпахереду изображен стоящим, в массивном головном уборе со стилизованной короной па-схемти, держащего у губ палец правой руки; в левой руке – корзина; другой представлен сидящим на коленях и обнаженным, с локоном юности на голове в знак младенчества и сосудом в левой руке в знак богатства, даруемого божеством своему почитателю. Близкие аналогии к этим статуэткам II в. н.э. хранятся в собрании Лувра.
Из Мединет эль-Файюм происходит и, пожалуй, лучший эллинистический памятник из собрания О.В. Ковтуновича – миниатюрная стела, изображающая обнаженную богиню Исиду, стоящую меж папирусовидных колонн своего храма, перед которым лежат львы священной аллеи. Этот памятник, созданный из красно-кирпичной глины, сохранил фрагменты росписи и восходит к вотивным дарам Исиде, госпоже храма в Мединет Маади – «Городе Прошлого», где был расположен центральный культовый комплекс богини в Файюме. В семье долгое время не знали, где находится этот предмет, который О.В. Ковтунович продал еще при жизни: были срочно необходимы средства. Удалось выяснить, что с 1986 года изображение богини, выходящей из своего храма, хранилось в запасниках ГМИИ, которые ни разу не покидало даже для временной экспозиции, несмотря на очень высокую художественную значимость. В каталоге скульптуры Древнего Египта из собрания музея это произведение снабжено скупой подписью «обнаженная женщина в портике» даже без намека на анализ изображенного. Не вошло в эту публикацию, увы, и происхождение памятника, зафиксированное О.В. Ковтуновичем, который купил его у Фарука 18 июня 1976 года… за 5 египетских фунтов. Порой памятники забываются в запасниках музеев, это простительно, но имеем ли мы право по небрежности терять их историю?
Сам О.В. Ковтунович, отказавшийся от приобретения произведений древнеегипетского искусства сразу же с появлением нового закона и горячо его поддержавший, с вниманием разыскивал информацию о новых находках и, увы, ограблениях древних некрополей Файюма и его окрестностей, археологический потенциал которого хорошо знал: «через некоторое время кладоискатель из Аль-Бахнасы был задержан в пустыне, неподалеку от гробницы, где и находился продаваемый им саркофаг. Прибывшие на место египетские археологи установили, что грабителями открыто ранее неизвестное древнее кладбище. В результате начатых раскопок на глубине семи метров было обнаружено богатейшее захоронение, состоявшее из двух подземных залов и нескольких комнат со стенами, покрытыми цветными росписями, рельефами и иероглифическими надписями. Во всех помещениях находились каменные и деревянные саркофаги с мумиями… Впервые подобная гробница была найдена в районе Среднего Египта. О судьбе местных «любителей древностей» ничего не сообщалось».
Наконец, в коллекции имелись и подарки, среди которых – прекрасно сохранившаяся мумия священного сокола бога Хора, геометрическое расположения пелен которой выдает конец правления Птолемеев в Египте либо начало римского времени.



Мумия, одна из лучших в стране, была получена О.В. Ковтуновичем, судя по данным его архива, в подарок в 1969 году от К. Виноградова, а ранее – куплена дарителем в Каире у антиквара Бадави вновь за пресловутые 15 египетских фунтов. Остается лишь догадываться, откуда происходит мумия но, скорее всего, из некрополя священных животных в Саккаре, откуда многие мумии священных животных попадали на антикварный рынок египетской столицы. Хрупкие пелены мумии более других предметов коллекции сохранили ощущение времени, точно так же, как и пелены и цветы из гробницы Тутанхамона, которые не сопоставимы по стоимости с золотыми царскими саркофагами, но превосходят их благодаря сохранившемуся ощущению человеческих рук и чувств; они, по словам О.В. Ковтуновича, «не идут ни в какое сравнение с другими ценнейшими находками, с которыми соседствовали в течение тысячелетий, но в одном они их превосходят: они дают почти реально почувствовать теплоту человеческих отношений».
Для того, чтобы полностью понять ценность и смысл памятников своего собрания, сквозь которое прослеживалась древняя история любимой страны, О.В. Ковтунович многие часы проводил в залах Египетского музея в Каире и Греко-римского в Александрии, где ищет аналогии к памятникам из своей коллекции, анализирует, зарисовывает, беседует с известными египтологами и, одновременно, фиксирует неповторимый колорит околоегиптологической жизни, в которой сам сыграл большую роль. «Так, например, в июле 1977 года каирская пресса сообщила, что директор Египетского музея д-р Али Хусни случайно обнаружил голову мумии одной из цариц Египта, жившей примерно три тысячи лет назад, - вспоминает он в «Вечном Египте». - Голова хранилась в ящике в запертом на ключ помещении, которое не открывалось в течение 50 лет. По распоряжению директора уже через два часа после находки голова мумии демонстрировалась в одной из музейных витрин».
Умение видеть человека и его судьбу как в произведениях древнего искусства, так и в политической жизни Ближнего Востока, О.В. Ковтуновичу дал именно Египет. К Египту, постоянно возвращаясь, он шел через памятники Пальмиры и Вавилона, через прикосновения к керамике Киша и средиземноморскому стеклу в своей коллекции, через огромное число дипломатических назначений. Покидая Сирию и вновь возвращаясь в Египет, который любил более всего, он с радостью говорил, по воспоминаниям супруги, что не зря отказался «переходить» на сирийский диалект арабского языка, бережно храня египетский, одним из лучших знатоков которого по праву считался на родине. Непрерывность жизни в Египте, обрядов и обычаев, традиций и праздников, которые пришли в исламский Египет из Египта фараонов неустанно поражали его, заставляли подмечать многие интересные особенности в характере египтян, упущенные другими исследователями. «Нам известны письма, - писал О.В. Ковтунович, - которые древние писали своим умершим родственникам, где делились с ними своими заботами и взывали о помощи… Говорят, этот обычай сохранился кое-где и у современных египтян. Во всяком случае, о нем я вспомнил при посещении каирской мечети, где похоронен знаменитый мусульманский богослов-законовед имам аш-Шафии. Подошедший служитель мечети предложил написать на клочке бумаги какое-нибудь пожелание, которое имам, мол, не замедлит исполнить: достаточно свернуть бумажку с просьбой в трубочку и положить за кованую решетку, окружающую могилу. Служитель при этом утверждал, что писать можно на любом языке…Египтяне любят называть свою страну «Маср аль-Халида» - «Вечный Египет», и для этого есть все основания».
К сожалению, многим планам ученого и дипломата не суждено было сбыться из-за ранней кончины. «Смерть застала Олега Витальевича на посту советника посольства Сирии, - вспоминает Р.Г. Ланда. - Он был прежде всего востоковедом-практиком, отдавшим все силы на службу отечественной дипломатии, делу не только политического, но и культурного, духовного, человеческого сближения народов СССР и арабских стран. К сожалению, именно вследствие загруженности практической работой Олег Витальевич много не успел сделать как ученый. А замыслы у него были необъятные – и в области истории, и лингвистики, и искусствоведения, и в сфере изучения современных социально-политических проблем арабского мира. Те, кто близко знал его, глубоко верили в реализацию этих замыслов».
Важно и другое. Сегодня, подводя итоги сотрудничеству Египта и СССР в эпоху Насера, можно лишь удивиться тому, насколько незначительной была роль отечественных востоковедов в деле изучения Египта. Даже тот факт, что именно СССР возводил высотную Садд эль-Аали, который, казалось бы, давал все возможные приоритеты в руки русских египтологов, не был использован. Советские раскопки в Вади Аллаки и Хор Дауде, которые были вкладом наших соотечественников в кампанию по спасению памятников Нубии, земли которой позже были затоплены водами появившегося озера Насер, кажутся совершенно незначительными и малоинформативными на фоне полноценных работ французских, американских или итальянских ученых. Во многом, это объяснялось отсутствием инициативы в отечественной научной среде, которая не была готова работать по международным стандартам и не была способна признаться себе в том, что со времен Голенищева и Тураева значимость отечественной египтологии в мире резко упала. На фоне всеобщей стагнации О.В. Ковтунович, с его энтузиазмом, жаждой к знаниям, эрудицией, оптимизмом и страстью к Египту был, в каком-то смысле, продолжателем дела первых русских востоковедов, которые не только сближали своим трудом Египет и Россию, но и закладывали фундамент для грядущих поколений тех, кто будет «болен» Востоком. «Секрет обаяния «Кафа» (так он называл себя сам по начальной букве арабского начертания своей фамилии) заключался в его постоянной готовности помочь, верности в дружбе, открытости и непосредственности».
А потому коллекция О.В. Ковтуновича, незаслуженно забытая и вновь возвращающаяся на свет, - это не только уникальные подлинные произведения искусства Египта и Месопотамии, многочисленные публикации и бесценные фотографии архива. Это – собрание удивительных воспоминаний и размышлений о будущем, доказательств того, сколь тесны связи между Россией и Египтом и сколь безгранично пространство для исследователя, вооруженного талантом, терпением и счастливым случаем.

Сноски, имеющиеся в печатной версии статьи, опущены.

Comments

( 8 comments — Leave a comment )
nikto001
Feb. 11th, 2007 12:23 am (UTC)
Прекрасный, прочувствованый текст.
Много нового и необычного для меня знания.
Спасибо.
Вы отличный специалист.

Мы с Вами немного коллеги. С 1998 по 2001 год работал в ГМНВ, на Суворовском.
Специализация - ранний Ислам.
Буду рад дальнейшему общению.
Кирилл Алексеев
victorsolkin
Feb. 11th, 2007 10:09 am (UTC)
Кирилл,

спасибо за добрые слова, я рад, что было интересно. На самом деле - коллекция роскошная, потихоньку готовлю ее к изданию. Если что-то нужно из "египетского настроения", с удовольствием помогу. Буду рад общению.
Виктор
shohdy
Feb. 25th, 2007 10:19 pm (UTC)
очень интересно.

хочу предложить Вам написать статью на английском по этим материалам для египетской англоязычной газеты Al-Ahram Weekly, сотрудником которой я являюсь.
victorsolkin
Feb. 25th, 2007 11:41 pm (UTC)
Спасибо за добрые слова. Обычно я не пишу на темы, как-либо выходящие за рамки Древнего Египта, однако здесь был действительно поразительный материал. Смотрите: я могу перевести на английский этот текст ("Восточная коллекция" против не будет, я с ними договорюсь), либо написать принципиально новую версию? Бросайте ответ мне на почту vvs@maat.org.ru
lexaloko
Dec. 4th, 2007 09:36 pm (UTC)
Интересная статья!
спасибо
shagarat_a_dorr
Jun. 2nd, 2009 04:24 pm (UTC)
Вечный Египет
Огромное спасибо за статью! Узнала побольше об авторе любимой книги, прочитанной мною в 11 лет. С легкой руки "Кафа" выбрала и специальность - журналист-ближневосточник, пишу дисер в Иерусалимском университете по исламским проповедникам в Египте.
victorsolkin
Jun. 2nd, 2009 10:32 pm (UTC)
Re: Вечный Египет
Пожалуйста :-) Сам с огромным удовольствием работал с его архивом и коллекций. Давно о нем никто не вспоминал...
Буду рад общению и дружбе :-)
cadu3m
Apr. 28th, 2012 11:49 pm (UTC)
Спасибо за информацию!!! Вы даже представить себе не можете, насколько меня увлёк этот пост!
( 8 comments — Leave a comment )

Latest Month

May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com