Виктор Солкин (victorsolkin) wrote,
Виктор Солкин
victorsolkin

Category:

Катакомбы Анубиса в Саккаре

Лабиринт подземных коридоров, заполненных забальзамированными телами миллионов собак, обнаружили под песками знаменитого некрополя Саккара в Египте.


 

Предполагается, что в подземельях находится около 8 миллионов мумий животных, многие из которых были посвящены богам, когда им было всего несколько часов от роду. Другие же почитались как живые ухем – земные «повторения» или воплощения бога Анубиса, изображавшегося с головой собаки или шакала. Они прожили свою жизнь в близлежащем храме прежде чем найти свое последнее пристанище в сети подземных туннелей.


 


Это открытие было сделано специалистами из Кардиффского Университета, которые вместе с египетскими коллегами впервые изучают эти структуры, созданные более двух тысячелетий тому назад в Саккаре. Катакомбы расположены на глубине от 10 до 12 метров под уровнем земли и состоят из центрального коридора, от которого отходят многочисленные боковые туннели.
Подробный анализ найденных костей животных и их мумий позволил предположить, что здесь было погребено до 8 миллионов собак, а также многочисленные мумии кошек и шакалов. Нужды культа, в рамках которого ежегодно приносилось в жертву несколько тысяч животных, обслуживали специальные фермы на окраине Мемфиса, где выкармливали щенков, уготованных судьбой быть вотивными приношениями своему господину, Анубису. Паломники в храм покупали щенков, оплачивали их бальзамирование, либо приобретали уже их готовые мумии, чтобы совершить приношение божеству и обратиться к нему с молитвой.






Д-р Пол Николсон из Школы Истории, Археологии и Религии Кардиффского университета говорит, что подношение этих мумий было актом благочестия, благодаря которому животное становилось посредником между донатором и богами. Во время раскопок этих катакомб в Саккаре, осуществленных при помощи средств Национального Географического Общества США, были также найдены индивидуальные погребения некоторых собак, в нишах, расположенных в стенах туннелей. Животные, которым была оказана такая честь, почитались при жизни как живые воплощения части сущности Анубиса.



Команда д-ра Николсона впервые детально обследует катакомбы, однако на самом деле впервые они были обнаружены в начале XX века. В подземелья был прокопан небольшой туннель, через который местные жители добывали мумии, чтобы использовать их в качестве удобрения на полях. С этой же целью мумии покупали и европейцы: в Ливерпуль было отправлено несколько кораблей, трюмы которых были заполнены мумиями священных кошек, которые позже были измельчены на удобрения; такая же судьба ждала и многие мумии собак из Саккары. Помимо катакомб Анубиса здесь также были расположены обширные подземные некрополи, где погребали быков, коров, павианов, ибисов, соколов и кошек. Эта практика процветала в Египте в I тыс. до н.э. и медленно угасла в римское время.

©dailymail.co.uk
©Авторизованный перевод: Виктор Солкин

Историческая справка:

Огромный перечень животных, считавшихся в Египте священными, был неотъемлемой частью бесконечного обновления всех форм жизни, сотворенной предвечным божеством. Речь шла при этом не только о том или ином виде животного, ассоциировавшегося с каким-либо божеством, но и о животном мире вообще; каждая часть его была в глазах египтян наделена божественным духом. «Степень святости» животного определялась его соответствием определенным видовым и внешним критериям и выделяла его из остального животного мира. В догерметической «Книге Тота» бог мудрости отдельно останавливается на «учении» - особом интеллектуальном знании, которое присуще священным животным, нисходит к ним непосредственно от божества и выделяет их из числа других животных долины Нила; диким животным, несмотря на присутствие в них божественного духа, «учение» недоступно, они подчинены инстинктивному «наставлению». Язык всех животных понятен богу, под покровительством которого они находятся, и в облике которых он порой предстает. В некрополях, где погребались священные животные, порой находят забальзамированные останки даже крыс, червей и свиней, которые были обнаружены на территории храма, а следовательно – сопутствовали появлению бога-творца на предвечном холме, были проявлениями сущности ба других божеств , нуждались в возрождении и были сподвижниками солнечного божества в его извечной борьбе с силами хаоса. Когда в процессе творения небо и земля были разделены, подавляющее большинство животных, с которыми были связаны проявления божеств, заняли свое место в небесной сфере, став многочисленными формами ба Солнца и лишь немногие существа, например мыши, змеи, рыбы и черви, т.е. те, кто пребывает в темноте почвы или же тайных подземных водах, воспринимались как воплощения ба Атума, сущности скрытого Солнца, которая во время восхода приветствует с земли сияющего в небесах Ра-Хорахте. Подобное разделение существовало и среди самок животных, представавших в качестве воплощений форма богини-матери Нейт или Хатхор. Статуи священных животных, воспринимавшиеся как образы «малых» божеств и установленные в храмовых дворах, обновляли свою связь с энергией бога-творца также во время восхода. Священные животные были не просто образами, но и ухем – «повторениями» божества: именно так сами египтяне определяли взаимосвязь быка Аписа и Птаха, его божества-патрона. В позднее время, животных вообще именовали термином нечеру, исконно относившимся египтянами только к божественным сущностям; «мы никогда не ловили подобий богов оксиринха и лепидота» , - свидетельствуют в I в. н.э. рыбаки из Фаюма в знак того, что закон, оберегающий земные воплощения божества, исполнялся.

Истоки культа животных уходят в столь глубокую древность, что далеко не все его аспекты сегодня можно достоверно объяснить. Многочисленные воплощения богов, они в самой главной своей роли были наиболее близкими человеку посредниками между землей и запредельным иным миром, были ближе к богам, а потому моги передавать людские молитвы. Штандарты с навершиями в виде фигурок тотемных животных издревле использовались как символы определенных районов страны или же групп людей, т.н. «кланов». Эти штандарты присутствуют как на знаменитой палетке Нармера, так и на более ранних памятниках такого рода. Локальные божества в облике животных позже замещались другими божествами, или же культы просто сливались в один, в итоге трансформируясь в то, что стало пантеоном объединенного египетского государства, где у множества богом антропоморфные и зооморфные черты сочетались в самых невероятных комбинациях. Связь животных и божеств тесно переплеталась с ранними представлениями о царской власти: ассоциации ранних царей с животными – скорпионом, сомом, змеей хорошо известна и словно служат для демонстрации божественной сути обоих. Царю, несомненно, приписывалась сила его личного животного, которая передавалась ему через имя, так, как это распространено в шаманизме. Отражением представлений о царственности можно считать и схему погребения ряда священных животных, когда в центре находится гробница животного-божества, вокруг которой расположены захоронения членов его семьи. Популярность культа священных животных в Новом царстве была связана напрямую с его понятностью и доступностью простым египтянам, для которых локальный, «личный» бог с эпохи Рамессидов стал играть наиважнейшую роль. Суть культа последующих эпох принципиально отличается от «классического»: отныне животные, в особенности забальзамированные, стали почитаться как разнообразные воплощения Осириса , ставшие посредниками для людей на их пути к вечной жизни.
Куль священных животных существовал в Египте с додинастического периода, получив особенную популярность в новом царстве и в Позднее время. Культ некоторых животных, например быка Аписа в Мемфисе, зафиксирован со времени правления I династии, однако наибольшего расцвета достиг в царствование Аменхотепа III, когда были сооружены катакомбы мемфисского Серапеума и в эпоху Рамсеса II, когда почитание Аписа достигло своего апогея. Популярность других животных, известных также с ранних эпох, выросла лишь при XXVI династии. Невероятный рост значимости культа священных животных в Позднее время и греко-римскую эпоху стал важным элементом намеренной архаизации традиционной культуры, которая уже с трудом сопротивлялась деструктивному иноземному влиянию. Культ животных был частью именно египетского мировоззрения, был не понятен иноземцам и настолько сильно ассоциировался с самобытностью египтян, что существовал какое-то время даже после появления в 379 г. н.э. варварского эдикта Феодосия, приказывавшего закрыть древние святилища. Ненависть, с которой христианский император Гонорий сравнял с землей Серапеум, бывший тогда одним из самых крупных и значимых культурных центров мира, еще раз демонстрирует связь культа животных, обещавшего верующим защиту богов, и национальной гордости и самоидентификации египтян.

Животные, принимавшие участие в ритуалах храма избирались из особой группы, которая принадлежала божеству, обитала на территории храма и содержалась с особенным вниманием и заботой, как это было установлено в соответствующих царских декретах. Например, отобранные по расцветке птицы использовались во время царской коронации, когда их отпускали на четыре стороны света, чтобы они возвестили о явлении новой ипостаси Хора на земле, каковой считался фараон. Отдельные ибисы или соколы – наиболее почитаемые в Египте птицы играли особую роль в храмовых процессиях как зримая сила божества. Штандарты с изображениями священных животных использовались во время всех крупнейших египетских празднеств, включая царское празднество Сед, мистерии Осириса в месяце Хойяк и, конечно же, Упет ренепет, празднество «Открытия года»; эти штандарты изображали животных защитниками главного божества процессии. Не стоит забывать и об оракулах, которые давали от лица божества священные животные, появляясь в храмовых «окнах явлений» во время торжеств. Если одни животные были хранимыми образами божества, то другие, прежде всего из-за их красной или рыжей окраски, ассоциирующейся с Сетхом, зачастую использовались в качестве ритуальной жертвы, принесение которой обеспечивало победу миропорядка над хаосом.

Грань между останками священного животного или же просто мумией царского любимца очень неясна. Погребения «любимцев» известны уже с архаической эпохи, не говоря уже о многочисленных изображений любимой собаки или кошки на стенах гробниц вельмож Древнего царства; вместе с хозяином питомец должен был обрести вечную жизнь. Рядом с изображениями часто встречаются даже клички животных, существование которых в пространстве гробницы гарантировало им посмертное существование. Одно из самых ранних, архаических погребений животных вместе с хозяином обнаружил Флиндерс Питри в Тархане: осел и утки были погребены в своих собственных саркофагах в гробнице владельца. В случаях, если животное умирало раньше хозяина, его помещали непосредственно в гробницу; если же оно переживало владельца, останки любимца могли похоронить во дворе гробницы. Особенно часто это происходило с собаками, которые тяжело переносили кончину хозяина или хозяйки. Забальзамированные павиан и лошадь были найдены погребенными у входа в гробницу знаменитого временщика Хатшепсут Сененмута (ТТ71) ; скорее всего захоронение было сделано уже после того, как главная погребальная камера, предназначенная для сановника, была уже опечатана. Подобный случай далеко не единственный, о чем говорят недавно найденная у входа в другую фиванскую гробницу (ТТ11) мумия обезьяны и другие подобные случаи. Достоверно известный случай намеренного убийства животных с целью погребения вместе с хозяином известен только в некрополе Абидоса, где ослы и львы были захоронены вблизи гробниц царей I династии; четыре царские собаки также нашли здесь себе последнее пристанище, причем память каждой была отмечена установкой специальной стелы. Погребения животных, которые могли быть любимцами знати или же частью коллекции экзотического парка, символизировавшего богатство и высокий статус владельца, найдены в гробницах некрополя в Иераконполе. Впечатляет разнообразие захороненных животных: слоны, различные породы скота, павианы, гиппопотам и дикий кот. Над погребением одного из слонов, датирующимся эпохой Нагада II, было сооружено красивое надгробие, древнейшее в своем роде. Останки из Иераконполя сохранили следы древнейших попыток мумификации: почерневшая кожа свидетельствует о применении масел или смол; затем тела были запеленаты в льняную ткань.

Тех животных, которым посчастливилось стать царскими любимцами, ждало не просто погребение, но и зачастую, как это было в случае с газелью царской дочери Исетемхеб, прекрасно выполненный из дерева саркофаг, повторяющий конуры забальзамированного тела. Принц Тутмос, старший сын Аменхотепа III снабдил свою любимую кошку саркофагом из известняка, который был выполнен с качеством, недоступным многим знатным египтянам. В надписях на саркофаге любимица принца именуется как «Госпожа Кошка»; при этом она изображена и при жизни и в забальзамированном виде, как «Осирис». Впрочем, царского сына намного превзошел современник XIII династии египтянин по имени Хапимин, любимая собака которого была погребена в его собственном саркофаге, свернувшись у ног мумии хозяина.

Поразительно хорошо сохранились мумии собаки и павиана , обнаруженные в Долине царей (KV50, 51) и, пожалуй, являющиеся лучшими мумиями животных в собрании Египетского музея в Каире. Скорее всего, это тоже были царские любимцы: у обезьяны были изъяты клыки, чтобы она не могла нанести владельцу серьезное увечье и, кроме того, обе мумии выглядят превосходно, были явно мумифицированы лучшими мастерами, полностью продемонстрировавшими свое искусство. Не ясно однако, кому принадлежали эти животные: близость их захоронений одновременно к гробницам Аменхотепа II и Хоремхеба, не позволяет дать однозначный ответ на этот вопрос.

Часть обнаруженных мумий животных относится к числу жертвенных приношений пищей, предназначенных для Ка владельца гробницы. Части туш скота, утки, гуси, голуби, газели обжаривались, затем бальзамировались и помещались в специальные футляры или же плетеные ящики. Среди этих приношений никогда не бывает рыбы или свинины, которые хотя и употреблялись иногда в пищу египтянами, не годились для жертв, так как считались ритуально нечистыми. Из птицы перед бальзамированием изымались внутренности, которые обжаривались, запеленывались и вновь помещались в полость тела птицы. Самыми ценными приношениями считались, конечно же, куски мяса телят, не более двух с половиной лет от роду. Большая часть забальзамированных таким образом животных происходит из гробниц Нового царства, однако истоки этой практики восходят к Древнему царству. Вероятно, не существовало жесткого перечня необходимых приношений: так, в гробнице Тутанхамона было обнаружено более сорока контейнеров с забальзамированной пищей, в других гробницах, особенно в частных, это число заметно скромнее.

Собственно священные животные избирались из числа других птиц и зверей по специальным внешним признакам, считавшимся доказательством присутствия божественной сущности в теле животного; немногих избранных ожидало пожизненное почитание на протяжении всей жизни. После смерти их погребали с невероятным почетом, который мог сравниться лишь с царским погребальным церемониалом. Божественная субстанция после этого вновь проявлялась в другом животном, имеющем сходные отличительные признаки. Таким образом, бык Апис в Мемфисе почитался как ипостась Птаха и Осириса, бык Бухис в Арманте слыл воплощением Монту и Ра, овен на острове Элефантина и в Эсне обожествлялся как земное воплощение Хнума, а гигантские крокодилы были объектом культа в храмах Себека в Фаюме, Дахамше и Ком Омбо. Эти животные содержались в особых комплексах помещений, как например подворье Аписа в Мемфисе или же «клетках», сооруженных из плит известняка, одна из которых найдена в юго-западном углу храма Осириса-павиана в некрополе Туна эль-Гебель. Для благоденствия священных ибисов дворы специального храма в некрополе священных животных в Саккаре были засажены деревьями и тростником чтобы, с одной стороны, сделать их жизнь более комфортной, а с другой – уподобить дворы храма предвечному холму земли, сотворенному богом. Обслуживанием культа священных животных и их содержанием занималась особая группа жрецов, имеющая свою собственную иерархию; храмы животных имели свои собственные поля, угодья и имущество, пополняющееся как за счет царских даров, так и пожертвований паломников. Когда священное животное умирало, весь храм и окружающие его поселения погружались в траур. Аписа оплакивали все семьдесят дней, пока бальзамировали его тело. Жрецы животного и все, кто жил в непосредственной близости от места его обитания или хоть как-то был связан с его культом, одевали траурные бледно-голубые одеяния, не брили и не мыли голову и с рыданиями ходили у храма, громко оплакивая своего бога. Первые четыре дня траура они постились и питались только хлебом и овощами. Забальзамированное тело животного в саркофаге, а иногда и в специальном ковчеге во главе торжественной процессии везли к специальному участку некрополя. После погребения умершего и интронизации нового живого бога жизнь начинала свой новый цикл.

Культ животных состоял не только из ритуалов почитания их божественной сущности; важную роль в росте его популярности играли оракулы, ритуалы инкубации и толкования снов. Оракул, который давали священные животные, был, пожалуй, самой значимой причиной появления в храмах множества паломников; имена, которые давали животным, обитавшим в храме, зачастую говорят сами за себя, как, например, «Лик ибиса говорящий». Тексты, найденные в святилищах, также часто подчеркивают значимость оракулов того или иного священного животного. Особой популярностью пользовались оракулы быка Бухиса в Гермонте, овна Банебджедета в Мендесе; в отдельных текстах говорится о том, что даже движение священного скарабея могло быть расценено жрецами как изъявление оракула. Оракулы получили широкое распространение в Египте с Нового царства и стали особенно популярны в Позднее время, когда в эпоху смут и завоеваний возможность обратиться за советом к «личному» божеству стала особенно цениться. Вопрос, по которому испрашивался оракул подавался просителем и ответ, выраженный звуками или движениями животного, интерпретировался жрецами-толкователями. Скорее всего, существовала книга, в которой содержались правила толкования ответа, данного животным.

Ритуалы инкубации и толкования снов также привлекали верующих к культу священных животных, позволяя посредством его достичь наиболее близкого контакта с богом. Сны, в которых паломникам являлись священные животные, интерпретировались жрецами; иногда самим жрецам снились сны, позволяющие ответить на вопрос просителя. Жрецу Хору, интереснейший архив которого был найден в Саккаре, неоднократно во сне являлся бог Тот , а жрец Шематуитефнахт, современник македонского завоевания Египта, вспоминал в своей автобиографии как к нему во сне явился в облике овна бог Херишеф и дал ему совет, позже спасший его во время военных действий: «Тогда увидел я тебя во сне моем, и Твое Величество сказало мне: Поспеши в Гераклеополь! Вот, я с тобой!» Похожий мотив звучит и в скальной надписи на острове Сехель, т.н. «Стеле о семилетнем голоде», созданной в царствование Птолемея V Эпифана. В ней повествуется о голоде и бедствиях, наступивших в Египте вследствие того, что Нил не разливался семь лет. Царь Джосер испрашивает совета у одного из жрецов Имхотепа, как спасти страну. Жрец отвечает, что господин половодья – Хнум и царю необходимо принести жертвы божествам Элефантины. В одну из ночей Хнум посещает во сне царя и говорит, что паводок вскоре состоится. Еще одно интересное пророчество Хнума известно из нескольких источников, главный из которых – сильно поврежденный папирус – хранится в Вене. В тексте говорится о том, как во временя правления царя Бакенренефа овен предсказал Египту тяжелые испытания. Скорее всего, имеется в виду ассирийское нашествие, которое наводнило Египет через несколько десятилетий после царствования этого фараона XXIV династии. Овен говорит человеческим языком о том, что святыни богов будут увезены в чужие земли, а египетские города будут рыдать под тяжестью ударов. Но спустя годы страну ждет возрождение, придет справедливое время, украденные святыни вернутся на родину. Поколения, которым посчастливится жить в эту благодатную эпоху, будут мечтать о том, чтобы их предки ожили бы и увидели начало новых времен. Предсказав будущее, овен умирает и его тело приносят к царю, который приказывает забальзамировать овна как фараона.

Ритуалы инкубации также считались приносящими исцеление. Бык Бухис считался особенно эффективным в исцелении глазных болезней , тогда как культы многих других животных были связаны с плодовитостью. Многие знаменитые целительные культы животных процветали в Саккаре, близ знаменитого Асклепейона, хранящего память об Имхотепе. Знаменитый целитель и архитектор, он был особенно близок к миру священных животных еще и потому, что согласно традиции, его мать Хередуанх была дочерью великого овна Банебджедета из Мендеса. Даже после смерти некоторые священные животные, особенно прославленные оракулами или исцелениями, почитались под своим собственным именем; некоторым павианам в Гермополе были посвящены не только заупокойные стелы, но даже жертвенные столы : посмертная слава сопутствовала божеству не просто зримому, но действенному.

Наконец, нам известно огромное число вотивных мумий, т.е. забальзамированных останков животных, которые были поднесены соответствующему божеству, для того, чтобы молитва донатора была им услышана. Кошки жертвовались богине радости, привлекательности и сексуальности Бастет, представавшей в облике кошки, ибисы и павианы, тотемные животные бога мудрости Тота, подносились в его храме в Гермополе, мумифицированные собаки и шакалы становились вотивными жертвами Анубису, богу бальзамирования, трансформации и странствий. Судьба этих животных сильно отличалась от священных животных, почитавшихся в храмах: они не были уникальными полу-божествами, их не отбирали по жестким критериям. Наоборот, они были простыми посланниками к богам, их мумии покупали в храме и подносили богу или богине с просьбой. Бальзамированием многочисленных животных занимались специальные дома бальзамирования. После того, как готовая мумия была приобретена и пожертвована богу, жрецы помещали ее в специальное хранилище. Раз в год во время специального празднества эти мумифицированные останки приносили в некрополь и массово хоронили в камерах подземных катакомб, которые потом запечатывались кладкой из кирпича-сырца вплоть до следующего года. Эти грандиозные катакомбы, называвшиеся «Место упокоения», обнаружены близ многих священных городов Египта: в Саккаре, Туна эль-Гебель, Арманте, Гелиополе, Дендере. В подземных галереях были скоплены миллионы мумий; эта практика процветала вплоть до Греко-римского времени.

Качество, с которым была изготовлена вотивная мумия, напрямую зависела от того, сколько был готов заплатить за нее паломник или же какой социальный статус он имел. Естественно, что более тщательно запеленатые мумии с картонажными масками стоили дороже, не говоря уже о том, что для мумии можно было приобрести каменный или деревянный саркофаг или же чехол из картонажа, чаще всего повторяющий своей формой контуры тела животного. В Позднее время появились великолепные бронзовые скульптурные изображения животных, которые одновременно служили «реликвариями», так как в них помещали целую мумию, или же только ее часть. Помимо мумий вотивными приношениями божествам-животным были стелы с их изображениями многочисленные статуэтки животных, бронзовые, фаянсовые или деревянные, на постаменте которых зачастую выписывалась молитва просителя; все эти предметы в большом количестве также помещали в катакомбы. Большинство мумий животных, хранящихся в музейных коллекциях, относится именно к категории вотивных мумий. На основе подсчетов мумий и изучения документов, связанных с некрополем Туна эль-Гебель, известно, что ежегодно в местных подземельях хоронили до десяти тысяч мумий ибисов, которых ко времени заката культа в катакомбах насчитывалось более четырех миллионов. Кошки, погребенные в Бубастисе или в некрополе близ Спеос Артемидос были столь многочисленны, что, как уже упоминалось, использовались в XIX веке в качестве балласта для кораблей, причем одна из партий этих мумий, отправленных в Англию, весила около девятнадцати тонн и насчитывала более 180 тысяч останков кошек. Впрочем, и в самом Египте феллахи использовали мумии ибисов в качестве удобрения вплоть до конца XIX века.

Во многих храмах Египта животных, предназначенных для мумификации и жертвоприношения, специально разводили. Инкубаторы для яиц крокодилов и специальные бассейны для вылупившейся из них молоди обнаружены в храме Себека и Рененутет в Мединет Маади , в некрополе священных животных в Саккаре обнаружены развалины инкубаторов с яйцами ибисов - находка еще раз подтверждает информацию из «Архива Хора», жреца этого некрополя, сообщавшего о существовании в некрополе специального здания для выращивания ибисов. Близ храмов, где почитались ибисы, также существовали специальные угодья для выкармливания уже взрослых птиц. В текстах указывается количество хлеба и клевера, который потребляли ибисы. Сложнее обстояло дело с животными, например, с павианами, которых выкармливали в неволе, в каменных клетках, вследствие чего животные страдали, судя по сохранившимся мумиям, многочисленными заболеваниями и деформациями костей. Порой павианов также привозили непосредственно из тропической Африки. Жрецы храма кормили животных, содержали их в чистоте, исполняли обязанности ветеринаров и бальзамировали их. Не следует думать, что эта забота была неусыпной: в «Архиве Хора» есть упоминание о том, как пища, предназначенная ибисам, была украдена и птицы голодали, причем некоторые даже умерли от недоедания. В результате были схвачены и наказаны шестеро жрецов, а птицам возмещен их корм.
С течением времени количество животных, погребенных в таких некрополях сильно выросло в связи с тем, что вместе с деградацией культуры в целом и храмового ритуала в частности, росла популярность обращения к божеству через священное животное. Объяснялось это и появлением все большего числа синкретических культов. Так, в римское время синкретическое божество, Хортот включало в себя функции Хора, символизировавшего солнце и день и функции Тота, связанного с луной и ночью. В культе этого божества, естественно, участвовали оба вида птиц – и ибисы и соколы. Порой в одних пеленах бальзамировали вместе совсем невероятные комбинации животных: овна и крокодила, сокола и землеройку. Это объяснялось порой теологическими причинами, когда сокол и землеройка почитались в качестве дневного и ночного аспектов солнечного божества; зачастую, однако, причины таких погребений остаются нам неясны. Впрочем, в греко-римское время бальзамировали почти всех животных долины Нила: скот, павианов, овнов, львов, кошек, собак, гиен, рыбу, летучих мышей, сов, газелей, пустынных козлов, крокодилов, землероек, скарабеев, ихневмонов, ибисов, соколов, змей, ящериц и так далее. Даже яйца крокодилов и навозные шарики скарабеев пеленались и использовались в качестве приношений.

В отличие от священных животных божества, те животные, которые должны были стать вотивными мумиями, проживали недолго и умирали не своей смертью. Многие мумии кошек, найденные в Бубастейоне в Саккаре, а также те, что попали в музейные коллекции, демонстрируют следы насильственной смерти: у животных были сломаны шеи, а у некоторых – проломлены черепа. При этом большая часть кошек, судя по исследованиям мумий в Британском музее, были убиты в возрасте от двух до четырех месяцев, либо между девятью и двенадцатью месяцами. Других животных, например, крокодилов и ибисов умерщвляли путем погружения в горячую смолу; на мумиях шакалов сохранились следы удушения. В двух гробницах крокодилов в Лахуне останки животных были по неизвестным причинам разрезаны на части.

Качество изготовления вотивных мумий также зачастую оставляло желать лучшего: многие «мумии» под пеленами представляли собой смесь костей, шерсти или перьев или даже части тел разных животных, являясь, таким образом, некачественными подделками древних бальзамировщиков. В римское время чаще всего наиболее качественно запеленутые мумии были внутри подделками, однако, этот факт может еще объясняться и тем, что целых животных не хватало для обеспечения нужд культа. Особенно часто «подделывали» крокодилов, разведение которых в неволе представляло значительные трудности. Впрочем, дела о «подделках» расследовались и, согласно «Архиву Хора», жрецы, помещавшие в катакомбы пустые сосуды, или же оборачивавшие как целую мумию всего лишь обломки костей, получили соответствующие наказания. Правило «одного бога – в один сосуд» было объявлено непререкаемым и обязательным к исполнению.

Цит. По: Солкин В.В. Солпы небес. Сокровенный Египет. М., 2006 (сноски опущены)
Tags: египтология, новости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments