?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



«Един Амон, им открывшийся,
Скрытый от глаз богов так, что сутью своей неведом,
Тот, что выше небес, дальше мира загробного,
Истинным обликом богам неведомый…
Величайший, чтобы быть познанным,
Могущественнейший, чтобы быть узнанным…»

Из Лейденского гимна богу Амону


Истертые веками ступени ведут на крышу храма в Абидосе, величественного памятника благочестию царя Сети I. Каждую ночь здесь, на отдающих тепло щедрого африканского солнца известняковых плитах, собирались жрецы, наблюдавшие за движением планет и изучающие для потомков тайны звездного неба. Закончив свое посменное дежурство, они порой здесь же, на храмовой крыше, играли, закатывая шарики в одну из лунок, в два ряда выдолбленных в камне; египетские крестьяне знают это простое развлечение и по сей день, называя его «сига». Здесь же, на храмовой крыше они, замерзшие от дыхания холодного ночного ветра пустыни, согревались подогретым вином, ставя сосуды в специально сделанные для этого углубления, и при свете масляных светильников доверяя свиткам папируса то, что и сегодня захватывает человеческий ум и воображение.


Как и другие народы древности, египтяне считали свою страну центром созданного богом мира. Если земное пространство египтян, ограниченное пустынями, морем и нильскими порогами, поддавалось измерению, то пределы внеземного, сакрального пространства, согласно астрономическим текстам, неведомы даже богам. Греки, считавшие свой кругозор гораздо более широким, чем у египтян, недоумевали, почему жители нильской долины, известные своим вниманием к мельчайшим деталям в описании природы, в познании окружающего мира руководствовались отнюдь не рационализмом. «Вместо того, чтобы попытаться точно выяснить, откуда берет начало Нил, - пишет Я. Ассман, - египтяне удовлетворялись нелепой (с греческой точки зрения – В.С.) теорией, согласно которой Нил вытекает на поверхность – и у острова Элефантина, и близ современного Старого Каира – из одного и того же места в подземном мире… Их интересовал только «египетский» Нил, зато здесь они вдавались в такие подробности, что различали верхне- и нижнеегипетский Нил, каждый со своим особым истоком. О причинах же самого удивительного и загадочного природного явления на территории Египта – ежегодных подъемов и спадов уровня воды в Ниле – египтяне, видимо, вообще никогда не задумывались. Греков поражало, что египтяне либо удовлетворялись ответами, не выдерживавшими никакой проверки практическим опытом, либо даже не задавались вопросами, которые им, грекам, казались весьма важными. Они удивились бы еще больше, если бы узнали, какие вопросы вместо этого ставили перед собой египтяне, если бы увидели составленные ими подробнейшие топографические карты подземного мира и других столь же недоступных для человеческого познания космических областей!» В отличие от греков и римлян, египтяне и не пытались как-то особо вовлечь в процесс практического познания и анализа окружающую их действительность, считая ее познание процессом естественным; наоборот, то, что находилось за пределами земной реальности, привлекало их пристальное внимание. Впрочем, несмотря на весь греческий скепсис, отметим, что в отличие от «просвещенного» Анаксимандра, считавшего, что кеглеобразной формы земля парит в небесном пространстве, египетские мудрецы видели землю круглой. Более того, в Лейденском демотическом папирусе, содержащем текст легенды о Солнечном Оке, небесная богиня Мут говорит слова, на тысячелетия предвосхитившие все развитие античной и европейской астрономической и географической мысли: «земли бога передо мной, как круглый мяч».
Знаменитая карта вселенной, сохранившаяся на саркофаге жреца из Саккара времени правления XXX династии, построена именно по этому принципу. Безусловно, это космографическое изображение основано на представлениях, сложившихся еще в глубочайшей древности и ставших основой для большинства египетских астрономических текстов. В центре композиции находится круглая земля. Ее пространство состоит из двух окружностей – областей. В центральном круге расположен Египет, его сорок два нома, освещенные крылатым солнечным диском, и лежащие фигуры воскресшего Осириса, символизирующего мир загробный, находящийся непосредственно рядом с земным Египтом. На «периферии» мира, во внешнем круге, в овалах начертаны наименования иноземных государств и народов. Топонимы расположены в зависимости от их географического положения поблизости от одной из двух богинь, символизирующих иментет, запад и иабтет, восток. По рукам богинь сторон света, протянутым к небесам, плывет солнечная ладья Миллионов лет. В северной части карты земли начертаны иероглифические знаки воды и «ложные двери» в иные пространства, откуда в сопровождении «открывателя путей», бога-волка Упуата появляется солнечный диск. Астрономические тексты уточняют, что «двери» загробного мира, из которого прилетают в наше пространство души умерших расположены на северо-западе и юго-востоке неба:
«Тьма кромешная, Тростники небес богов (т.е. загробный мир), - вот место, из которого пришли птицы (т.е. души Ба). Они из ее (Нут) северо-западной стороны издалека, так же как и из ее юго-восточной стороны, которая открывается в Дуат, который на ее севере. Ноги Нут на востоке, ее голова на западе».
Круглая земля покоится на пространстве Ка, символически выраженном двумя поднятыми руками; через землю осью проходит фигура небесной богини, поддерживающей руками звездные пространства. Обрамляет всю композицию грандиозное тело богини неба Нут, матери всех планет и созвездий, покрытое мириадами ее золотых бессмертных детей, плывущих безграничным водам пространств вселенной во главе с солнечным божеством.


У начала начал

Изначальные времена, или как их называли египтяне сеп тепи – «первое мгновение», таинственный момент создания вселенной завораживал древних обитателей долины Нила так же, как завораживает и наших современников своей непостижимой объективностью, естественностью и, одновременно, невероятностью. Любое действие, которое происходит впервые, это тоже сеп тепи, небольшое по вселенским масштабам подобие момента сотворения всего сущего. С точки зрения египтянина этот момент отнюдь не уникален; подчиняясь великому закону циклического вращения всего сущего, время от времени он вновь повторяется, так же как повторяются все элементы меньших жизненных циклов, отражающих великий вселенский круговорот. Бесконечно обновляясь, мир становится таким же совершенным и новым, как в изначальные времена.
Если мы обратимся к ранним древнеегипетским текстам или изображениям, чтобы найти среди них сюжеты, связанные с созданием вселенной, мы не найдем среди них целостной версии сотворения мира. В нашем распоряжении окажутся лишь различные отрывочные эпизоды, повествующие о глобальных событиях мироздания, такие как, например, разделение земли и неба; лишь в поздних птолемеевских текстах, когда десакрализация культуры привела к максимально возможному профанированию священного знания, постепенно появляются более или менее связные и детализированные рассказы, о том, как был сотворен мир.
Египет знал множество космогонических легенд, по-разному рассматривавших процесс создания вселенной и всех живых существ. Характерная для египетского мировоззрения множественность подходов к познанию, полностью исключала создание какой бы то ни было единой универсальной формулы; наоборот, появление все более и более сложных и символически насыщенных вариаций отражало наибольшее количество различных аспектов единого непознаваемого события, истинный смысл которого может передать лишь постоянный поиск значений символа, но не примитивный язык человеческих понятий. Творец, согласно источникам создавший мир и саму жизнь из своего семени, своим словом или своими руками, перешагнул тем самым порог бытия и небытия, преодолел разницу между единством и множеством, оставшись посредством этих деяний где-то за барьером, отделяющим божественное от человеческого, а вечное от тленного.
Акт творения подразумевал, что у мира есть начало. В Египте из этого тезиса выросли понятия об ограниченности вселенной во времени и пространстве, даже если она измеряется столь «нечеловеческими» понятиями, как «миллионы лет» и расстояниями, которые не могут пересечь боги. Несмотря на самые разнообразные уточнения размеров и структуры вселенной благодаря разнообразным техническим новшествам, современная наука отнюдь не дала хоть сколько-нибудь исчерпывающего ответа на вопрос о пределах миров. Египетская религиозная мысль, повествуя даже о времени, предшествующем творению, о «небытии», наоборот, очерчивала их довольно четко, хотя и посредством божественных понятий. Эти указания, особенно часто встречающиеся в текстах греко-римского времени, своими корнями уходят в бесчисленные иероглифы Текстов пирамид – древнейших египетских религиозных текстов, согласно которым мир поднялся из кему семау - непроглядной тьмы и вод предвечного океана Нуна, когда еще сами боги находились в состоянии хаоса и всеобщего смешения, в то время, когда «ничего не существовало», и не была определена сущность и форма «ни единой вещи». Еще точнее тексты говорят, что «тогда еще не было противостояния», объясняя тем самым, что в этом сумраке безвременья небо не было отделено от земли, не было дня и ночи и других противоположных полюсов, между которыми возникает жизнь, движение и развитие. В Текстах саркофагов эта мысль выражена еще конкретнее в утверждении, что «еще не было двух вещей», но лишь неразделимое единство пространства.
Божественный дух пребывал внутри этих бесконечных вод хаоса, и лишь только после того, как из сконцентрированных предвечных вод возник первый фрагмент суши, холм бен-бен, на его вершине начал творить пространство. Именно образ предвечной земли, поднимающейся из вод Нуна египтяне видели в своей стране, ежегодно вновь «поднимающейся» при спаде нильских вод в конце сезона наводнения. На самых высоких и сухих точках этих земных подобий холма бен-бен обычно находился храм – резиденция божества-творца. В процессе творения на месте Единого создателя появилась восьмерка - Огдоада – четыре пары божеств, воплощавших предвечные воды, бесконечность, тьму и сокровенное. Лишь из них над водой и сушей появилось солнце, своим первым восходом ознаменовав рождение мира.
Таинство рождения связывалось не только с первым фрагментом суши, воплощением формы которого являются гигантские пирамиды Древнего царства, но и более поздний образ лотоса – великого цветка жизни, который распустился, поднявшись из неведомых глубин и вынеся на своих лепестках бытие, воплощенное в образе солнечного божества – овноголового духа или золотого младенца. Другой очень древний образ рождения мира заключен в гигантской небесной корове, вынырнувшей из предвечных вод с солнцем между рогами. В Текстах пирамид она упоминается как Мехетурет – «великая пловчиха», в более поздних источниках как Ихет, или же как воплощение богинь Хатхор и Нейт. Небесная корова, несущая на рогах звезды, известная еще по памятникам додинастических культур, в Текстах пирамид становится матерью солнечного Ра, которого она производит на свет каждое утро.
Предвечный холм, божественный лотос и великая корова воплощали в себе сущность творения, были символическими образами, посредством которых божественные процессы явились миру. Солнце, в свою очередь, поднявшись над водой и сушей и осветив своими лучами пространство, дало вселенной форму, а совершая свой извечный циклический путь – время. Изначальная замкнутость вселенной символически выражалась через символ яйца, находящегося в утробе Великого Гоготуна, прорезавшего своим криком изначальную тишину и возвестившего таким образом о начале времен. Образ этой птицы трансформировался в образ Бену, белоснежной священной цапли, первого живого существа, провозгласившего на изначальном холме торжество жизни и сохранившегося в античной традиции в облике феникса.
Сам бог-творец также предстает пред нами в самых различных формах: в облике человека, птицы, змеи. Изначальные божества гермопольской Огдоады также изображались с головами змей и лягушек, которых египтяне, наряду со скарабеем, считали самовоспроизводящимися существами.
Демиург, предстающий в человеческом обличье, - это Атум. Из своего семени он производит на свет первую пару божеств – Шу и Тефнут. Союз этой пары и брак их детей – Геба и Нут положили начало естественному воспроизводству сил вселенной и вместе с четырьмя божествами следующего поколения – Осирисом, Исидой, Сетхом и Нефтидой образовали универсальную систему божественной девятки – Эннеады, во главе которой находился Атум. Эти первые поколения божеств почитались всеми родившимися на берегах Нила на протяжении тысячелетий истории египетской цивилизации, независимо от того, жили ли они в городе Гелиополе, откуда эта концепция вела свою историю, или же родились далеко на юге страны.
Параллельно с гелиопольской существовала мемфисская космогония, в которой Птах, или Птах-Татенен выступал в роли бога-творца, согласно Мемфисскому теологическому трактату, задумав вселенную в своем сердце и вдохнув в нее жизнь посредством слова. Однако акт творения посредством произнесенного слова приписывался не только Птаху. Солнечное божество царит в мире с помощью Сиа – «разума», «созидательного слова» – Ху и всесильной «магии» - Хека. Эти три великие силы сопровождают его на всех поворотах его бесконечного пути и ночью помогают богу обновлять и возрождать созданный им мир. В тексте одного гимна эпохи Нового царства изначальное слово приписывается Амону, вознесшемуся в облике птицы над водами пространств, а в некоторых других текстах – богине Нейт, призвавшей мир к существованию семью изречениями, которые в более поздней магической традиции, трансформировались в семикратный смех бога-творца. В самом облике Нейт, ее образе женственности творения нет ничего необычного для Египта, - ведь своими первыми глиняными изображениями божеств египтянин, живший еще где-то на заре истории человечества, почитал великую первородную богиню-мать.
В Эсне и на острове Элефантина в качестве демиурга выступал Хнум, создавший вселенную и человека из бесформенного кома глины. Птах, великий покровитель искусств и ремесел также почитался как божественный скульптор: создав мир словом, он руками сотворил его форму и внешний облик каждого существа.
Не стоит объяснять себе это несходство образов лишь их происхождением, или изменениями концепций во времени. Наоборот, все эти подходы и символы лишь дополняли друг друга, в своей целостности выявляя божественные законы, лежащие в основе феномена возникновения мира, которые только таким образом становятся доступными человеческому сознанию. Ни сам образ создателя, ни его образ действий не были в египетской культуре каноничными; единой была идея, согласно которой творец, «рожденный самим собой», пребывал еще в неразделенном на противоположности пространстве, а следовательно, является «отцом и матерью», мужчиной и женщиной, иногда принимая андрогинный облик. Более того, он - Единый, до которого никто не существовал, но который «сотворил миллионы», а следовательно, все существа есть части единого целого, разделенного на составные элементы в начале начал. Согласно гелиопольской доктрине, девятка, есть воплощение множества, явившегося три раза, т.е. три раза по три, всеобъемлющего единства, в основе которого лежит божественная триада созидательных сил, ставшая, согласно Текстам саркофагов, основой сущего: «Когда он породил в Гелиополе Шу и Тефнут, когда он был един (и) когда стал триедин».
Акт творца это ничто иное, как волевая дифференциация мира, в результате которой единое становится множественным. Это разделение на противостоящие начала движется и дальше по поколениям божественных потомков демиурга. Шу, сын Атума отделяет Нут, богиню предвечного звездного неба от Геба, бога земли, делает их двумя новыми полюсами, между которых в свою очередь возникает новая жизнь – Осирис и Исида. Знаменитые изображения эпохи Нового царства, созвучные изречениям Текстов пирамид и Текстов саркофагов, изображают Нут склоненную над телом брата-супруга и поддерживаемую отцом, богом воздуха.
Интересно, что египтяне не придавали особого значения факту сотворения человека, отмечая тем не менее, что люди произошли из слез создателя и подобны ему по своему облику. В Текстах саркофагов от лица творца приводится еще одно любопытное уточнение по поводу происхождения человечества: «поднялись люди из слепоты, что позади меня». В этих словах бога содержится даже не намек, а прямое объяснение человеческой природы, которая порой так склонна потерять не только внешнее, а, что гораздо страшнее, внутреннее зрение. Точно также боги, согласно некоторым источникам, возникли из благовонного пота творца и, обретя подобное же благоухание, выдают себя этим ароматом, когда присутствуют среди людей.
В изначальные времена боги и люди пребывали вместе на земле, которой правила божественная династия, предшествовавшая тридцати династиям исторических фараонов. Во главе царского рода стоял сам Ра, правивший всем сущим. Солнце торжествовало на земле, не покидая ее: разделения суток на день и ночь еще не существовало, так же как не существовала смерть и мир загробный. Это был «золотой век», восхваляемое в гимнах пааут – изначальное время, когда даже великая богиня истины и справедливости Маат, дочь Солнца, обитала среди людей и сама наполняла их жизнь гармонией.
В интереснейшем тексте, дошедшем до нас в копиях второй половины Нового царства, – Книге коровы повествуется, как эта изначальная гармония была разрушена появлением времени, а, следовательно, - старости. Египтяне считали, что даже бессмертные боги подвержены старению, чтобы затем вновь помолодеть, повинуясь великим циклам жизни. Затеявшие восстание против стареющего Ра люди были страшно наказаны гневом бога, воплощенном в его львиноголовой дочери Сехмет. Избежавшие истребления люди продолжили свое существование, теперь, увы, далекое от былых времен: пролилась первая кровь, а вместе с ней на земле родилось зло. На спине своей дочери, божественной коровы старец Ра поднялся в небеса, отделившись от жизни на земле, которую в первый раз после сотворения мира окутала тьма. В своей слепоте люди не увидели, что боги покинули их, и лишь благой Осирис вместе со своей супругой Исидой остался править землей, а после своей смерти и возрождения удалился в мир загробный, оставив на земле законного наследника – Хора, родоначальника земных египетских царей.
С этих пор на земле воцарились ненависть и войны. Изначальная невинность была потеряна, а приобщение к миру богов стало возможным только после смерти. Восстание людей против своего создателя раз и навсегда нарушило установленный богом порядок вещей. Отныне в мире появились злобные и деструктивные силы, в облике гигантского змея Апопа противостоящие движению солнечной ладьи, а, следовательно, – жизни мира, покоящейся отныне лишь на силе божественной магии, повергающей зло и дающей возрождение.
В текстах, связанных со структурой вселенной, таких как Амдуат («То, что в загробном мире») и Книге небес отчетливо говорится, что вся вселенная окружена нескончаемыми водными пространствами и тьмой, пределов которой никто не знает, которая в любой момент может поглотить мир и уничтожить все сотворенное. Однако возрождение невозможно без прохождения через небытие. Новому сотворению должно предшествовать новое владычество хаоса. Необходимость циклического возрождения и нового творения легла в основу одной из основополагающих концептуальных идей египетской культуры, символически отраженной в искусстве посредством образа Уробороса, змея, глотающего свой хвост и окружающего своим телом всю вселенную. Этот воистину бессмертный символ еще в древности перешагнул за рамки собственно египетской культуры, продолжив свое существование в магии, гностической мысли, алхимии и мистических учениях стран, о существовании которых египтяне и не предполагали.

Цит. по: Солкин В.В. Египет: вселенная фараонов. М., 2001, сноски опущены.

Илл: Вселенная. Рельеф на саркофаге жреца. IV в. до н.э. Нью-Йорк, музей Метрополитен.

Tags:

Comments

( 7 comments — Leave a comment )
gektit
Dec. 13th, 2007 03:56 pm (UTC)
"о глобальных событиях мироздания, такие как, например, разделение земли и неба"

..как здесь, так и далее под сотворением Мира понималось лищь устройство Солнечной нашей мириады?
victorsolkin
Dec. 16th, 2007 02:33 am (UTC)
Естественно. Это главный момент сотворения.
Впрочем, о "потустороннем" пространстве египетские тексты говорят очень много, и это если не забыть еще массу астрономических и планетарных текстов.
gektit
Dec. 19th, 2007 04:38 pm (UTC)
..Амон имеет какое-то определенное толкование? В иврите есть точно такое слово, кроме того оно близко к Амен (Аминь) и Эмуна..
victorsolkin
Dec. 19th, 2007 09:11 pm (UTC)
Imn (Амон) - в переводе с древнеегипетского - "Сокрытый", "Сокровенный"
gektit
Dec. 21st, 2007 08:24 am (UTC)
..в иврите - неизчисляемое множество. По смыслу стиха более подходит ивритский вариант, иначе как объяснить противоречие первых двух строф:
"Един Амон, им открывшийся," - Скрытый - открылся?

"Скрытый от глаз богов так, что сутью своей неведом,"
..т.е. речь о без_конечном космосе, который недоступен для познания даже Богам (из-за протяжённости - скрытый от глаз) без_смертным, не говоря уже о смертном человеке?
victorsolkin
Dec. 21st, 2007 02:44 pm (UTC)
Я думаю, что при переводе древнеегипетского текста по сымслу и по всем другим критериям подходит именно древнеегипетское значение слова Imn. Иврит здесь не при чем, несмотря на многочисленные заимствования из Египта.

"Скрытость" Амона проявляется незримо через одушевление космоса, происходящее посредством материализации десяти его душ в различных больших категориях живых существ и стихиях. Человек, написавший текст, было чень хорошо осведомлен в фиванской теологии, противоречий в тексте нет. Просто разъяснять его смыслы, хотя бы те, что мы знаем, надо часа два :-)

"Скрытый от глаз богов" - это не только космическая непостижимость, которая Амону характерна, но и именно непостижимый скрытый источник жизни, от которого зависят как боги, так и цари, так и люди, так и духи умерших - т.е. все категории сущих, согласно египетскому мировоззрению.
gektit
Dec. 21st, 2007 08:06 pm (UTC)
..я премного ценю ваше долготерпение, но как преодолеть разрыв между молчаливым согласием осведомлённых и .. это в бывших наших штатах образование было фундаментальным и общедоступным.

..вы первый человек, который даёт ответы вживую, но относительно Израиля не могу с вами согласиться. Египет всех влечёт своими историческими таинствами, но это опустевший дом - потомки Яакова вынесли из него всё самое ценное для того, чтобы сохранить и приумножить, но Еврейское представление о Мире затмевается всё более иудаистским, которое обрелось с приходом Еззавели на основе египетской тайной жреческой науки.

..Боги (сонм Богов или Элоhим) - без_смертные люди, живущие уже многие миллионы миллиардов лет, и достигшие уму, младочеловеческому, непостижимых высот в знаниях и умениях или величайшие Маги, согласно еврейскому мировоззрению. Они выбрали некую область космического хаоса и построили Землю, наполнили её Водами, которых никто и никогда не создавал, Солнце, Луну и другие планеты, и, наконец, населили живыми существами и даже создали себе подобных. Известна ли Им тайна первопричины Живого или это Амон - невозможность познания без_конечного, явно сокрытого? Ясно только то, что есть законы материи, а космос одушевился только с рождением без_смертного Разума Человеческого. А может ли смертный человек в свои лучшие, зрелые годы понять Бого_Человека или это Амон? Почему жрецов вы называете мудрецами или это не одно и тоже и как это звучит на древнем египетском? Почему в Торе именно Итро назван первым коhеном, а только потом Моше и Аарон?

..разъяснений хватит не только на пару часов, но на несколько жизней, но и то уже хорошо, когда за неделю удастся добыть маааленькую крошку..
( 7 comments — Leave a comment )

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com