?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



По ту сторону неба

На западе, там, где заходит за линию горизонта вечернее солнце, открывается Ро-Сетау - путь в загробный мир. Когда золотая дневная ладья Солнца Манеджет прибывает к причалу запада, великие богини берут на руки солнечный диск и перекладывают его на ладью Месектет, сделанную из черного дерева, которая отправляется в свое ночное плавание по водам Дуата, мира иного. Нут, беспредельная богиня неба, проглатывает заходящее солнце, и на смену ему рождает мириады звезд, покрывающих ее тело, простертое над землей, воплощающей ее супруга – бога земли Геба.
«Это через рот Нут величество этого бога (т.е. Ра) проходит в Дуат, - гласят астрономические тексты. - Затем продвигается он вперед, проходя по небу. С ним звезды эти входят и с ним проходят вперед, спеша к местам своим... Это в первый час вечера величество этого бога (Ра) входит (в Дуат). Он становится торжествующим, он становится великолепным в руках отца своего, Осириса. Чист он там. Величество этого бога воссело в жизни в Дуате на втором часу начала ночи. Величество этого бога приказывает Западным (т.е. обитающим в Дуате) и он исполняет задуманное в Дуате. Величество этого бога продвигается к земле, вновь и вновь приходя в существование в Верхнем Египте. Сила его велика, подобно (тому, как было) в первый момент его появления... По границам вод небесных, по рукам Нут проходит величество этого бога. Он входит в нее ночью, в час середины ночи и он идет вперед во тьме; все эти звезды с ним».



На заре, повинуясь вечному циклическому движению вселенной, звезды, проглоченные небом, вновь сменит омоложенное солнце, поднимающееся из небытия на востоке. Однако перед этим оно должно пройти все этапы своего ночного пути.
Ночное солнце несет в себе возрождение и новую жизнь умершим, открывая своими лучами самые отдаленные и темные области потусторонней реальности. Там, в пространстве предвечного океана Нуна обитают таинственные духи бау, жители потусторонних сфер с человеческими телами и головами животных, рептилий и птиц, погруженные в сон никому не ведомые существа, простираются неведомые даже многим богам миры, несут свою бессмертную стражу у врат царства Осириса духи огня и воздуха, земли и воды. Бау обитающие на западе, в виде шакалов появлялись на горизонте, и, приветствуя заходящее солнце, сопровождали его в потустороннем странствии; восточные бау воспевали омоложенного солнечного бога и встречали его восход на земле в облике павианов.
Многочисленные заупокойные тексты описывают запредельные области вселенной; самые древние из них – Тексты пирамид, записанные в Древнем царстве, самые поздние – магические папирусы греко-римского времени. Однако наиболее детально описывают иные пространства тайные тексты Амдуат, Литаний Ра, Книги врат, Книги пещер, Книги земли и Книги небес, покрывающие стены гробниц фараонов Нового царства в Фивах и дополняющая их Книга мертвых. О назначении этих текстов, предназначенных лишь для избранных, говорится в них самих:
«Чтобы знать подземных бау, чтобы знать сокровенных бау, чтобы знать врата и пути, по которым странствует Великий Бог, чтобы знать, что делается… чтобы знать последовательность часов и их богов, чтобы знать их «просветления» к Ра, чтобы знать, что он им кричит, чтобы знать блаженных и проклятых…».
Основное отличие текстов из царских гробниц от знаменитой Книги мертвых заключается в том, что они гораздо более масштабны и говорят о структуре иных пространств и вселенских процессах, в то время как Книга мертвых содержит лишь конкретные практические советы, необходимые умершему человеку во время его пребывания в загробном мире. Основной совет, который дает душе Книга мертвых – следовать за ладьей солнечного божества в ее плавании, пересекающем Дуат с запада на восток, стать свидетелем превращения ночного солнца из «старика» в «младенца», и, обретя жизнь вечную, узреть все сокровенные области загробного мира, ставшие видимыми благодаря свету, именуемому знание.
Самые древние из текстов царских гробниц в Фивах – Амдуат и Книга врат единогласно утверждают, что Дуат разделен на двенадцать областей, которые солнечная ладья проходит за соответствующие им двенадцать ночных часов. Каждая из областей изолирована от других, разделена на три части, имеет ворота, которые охраняют змеи и самые невероятные демонические существа, носящие такие имена, как «Кровопийца, приходящий из бойни» или «Повернутый назад ликом, приходящий из бездны».
Само загробное пространство также имеет три уровня. Первый из них, самый близкий к земле, который Солнце проходит в первый час ночи, представляет собой некую промежуточную область между нашим и иными мирами. Именно здесь находятся первые врата загробного царства. В тексте Амдуат даются точные описания и даже размеры мест, через которые следует ладья в первые три часа ночи. За первым уровнем, следует второй, собственно Дуат, который пересекают по центру воды Нуна. По берегам этого потока божества, духи и праведные умершие сопровождают Солнце и, восхваляя его, тянут за канаты божественную ладью к неведомым темным глубинам.
В своей ладье Ра представлен в виде бараноголового божества; в древнеегипетском языке слова «баран» и «душа» звучат одинаково - ба, и здесь, по-видимому, мы имеем дело с дополнительным подтекстом изображения: бараноголовый бог спускается в загробное царство как душа ба бога, стремящаяся воссоединиться со своим телом. Согласно Амдуат, в ладье вместе с Ра находятся различные божества, Хатхор – «Владычица Ладьи» и Хор – «Рулевой». В более поздних версиях Книги врат мы встречаем только двух богов - Сиа – «Разум» и Хека – «Магическую силу», сопровождающих бога солнца в его плавании у истоков бытия. Здесь же присутствует и неизменная Маат – вселенская гармония и справедливость. Время, которое пересекает ладья, изображения представляют по-разному: бесконечный змей, двенадцать звезд или двенадцать прекрасных женщин - все это символы часов ночи, сопровождающих Ладью миллионов лет.
Особенно важную роль в нахождении истинных путей в сумрачном загробном царстве играет бог Упуат – «Открыватель Путей», стоящий на солнечной ладье первым. Иногда даже такие могущественные божества, как владыка магии и письма Тот надевают на ноги особые магические сандалии, снабженные изображениями голов волка, священного животного Упуата, для того чтобы неизменно преодолеть все препятствия на своем пути, узнать все тропы мира иного. Одна сандалия открывает перед обладателем все дороги юга, а вторая, соответственно, все дороги севера.
Великий змей Апоп, символ хаоса, разрушения и зла, представляет главную опасность для солнечной ладьи в Дуате. Длина тела его – 450 локтей, а оглушительное шипение способно наводить ужас даже на богов. Один из его эпитетов – «сотрясающий землю» свидетельствует о том, что именно в Апопе египтяне видели источник землетрясений. Солнечному божеству и его свите приходится биться с Апопом на воде, а после того, как он выпивает воды Нуна, и на суше. Только при помощи магии и при поддержке всех богов свиты Ра, Ладья миллионов лет продолжает свой путь, а поверженный змей хаоса, разрезанный на части, опускается в глубины преисподней.
Наиважнейшим событием всего ночного путешествия солнечного божества становится его встреча с Осирисом, владыкой загробного мира, так как если Ра – это ба предвечного божества, то Осирис – его тело. Воссоединяясь в единое божество, именуемое в 17 главе Книги мертвых «божественной двойной душой», Осирис и Ра воссоздают вселенную, «говоря ртом единым» , еженощно повторяя изначальный акт творения и спасая мир от разрушения. На стене гробницы царицы Нефертари в Долине цариц сохранилось уникальное изображение божества с мумифицированным телом Осириса и головой солнечного овна. «Ра этот, упокоившийся в Осирисе и Осирис, упокоившийся в Ра» - комментирует расположенная рядом надпись. Литании Ра, или Книга восхваления Ра на Западе, называет это великое божество «Единым». Его изображение также сохранилось на виньетке одного мифологического папируса эпохи XXI династии, на которой вытянутые руки богини Нут держат солнечный диск, движущийся по небесному пространству, символически обозначенному звездами, над миром, показанным с помощью песка пустыни. В центре диска, обрамленного иероглифами «пламя», стоит фигура божества, как и в гробнице Нефертари поддерживаемая руками Исиды и Нефтиды; надпись рядом уточняет: «Бог Великий, владыка небес». В воссоединении Ра и Осириса воплотилось один из столпов египетского мировоззрения, утверждающий, что противоположности – небо и земля, день и ночь, свет и мрак, и, наконец, жизнь и смерть, – взаимодополняющие части единого целого, разделенного в процессе творения.
Если Предвечное божество разделялось на составляющие – ба и тело, то и они, в свою очередь, распадались на множество более мелких элементов, совокупность которых лежала в основе вселенной. Рельефы северной крипты храма Опет в Карнаке изображают десять бау солнечного Амона-Ра. Каждая из этих душ персонифицирует одну из божественных энергий бога, одухотворяющих мир: солнце (правый глаз), луну (левый глаз), воздушное пространство (Шу), воды предвечные (Нун), огонь (Тефнут), человечество (жизненная сила ка царя), все земные четвероногие существа, все крылатые существа, все твари подводные (бог-крокодил из Шедет), силы подземные (бог-змей Нехебкау). Могущество души бога наполняло своей животворящей силой его тело; это совершенно очевидно, если учитывать расположенное на стене этой же крипты изображение итифаллической птицы с головой Амона, которая парит над пробуждающимся в окружении Исиды и Нефтиды Осирисом. Надпись рядом гласит: «Амон, почитаемая ба Осириса».
На своем долгом пути Солнце проходит через третью, самую далекую область иного мира – Хетемит. Здесь, в Месте уничтожения все погружено в бесконечный и неизменный мрак; только символические «руки» этого пространства свидетельствуют о том, что оно распростерло свое могущество вплоть до видимых частей Дуата. В Хетемит предаются бесконечной казни злобные и разрушительные силы, враги богов и мира. Их головы отрублены, их сердца отделены от их тел, их тела сожжены, их души ба уничтожены, их тени разрушены, а их имена преданы небытию. Иллюстрации к Книге врат показывают гигантского змея, изрыгающего пламя, который душит их, предварительно связанных; ужасные духи с ножами в руках разрезают их на части и бросают их в огненные озера, где они вечно горят в неугасимом пламени. В Книге пещер демонические существа «с ликом ужасным, которые не боятся ни богов ни богинь» , вооруженные огненными ножами или змеями, опять же изрыгающими пламя, разжигают угли под котлами, в которых плавают прóклятые сущности или их разрозненные части. Это пространство, куда не проникает ни единый луч света, ни божественное «дыхание жизни», является тем состоянием, в которое погрузится мир в конце времен, символом которого в иероглифике является черный диск – «небытие».
О конце времен говорится и в знаменитой 175-й главе Книги мертвых, содержащей диалог между солнечным богом-демиургом Атумом и Осирисом, в котором Атум говорит, что он может уничтожить все, что им создано, то есть всю вселенную:
«Я разрушу все, что я создал. Мир снова превратится в Нун и Хех, как было вначале».
Однако, в египетском мировоззрении разрушение и разложение - это непременное условие для возникновения новой жизни: из расчлененного тела убитого Осириса появляется младенец Хор, провозглашающий преемственность той тайны, которая называется жизнью. В истории об Осирисе, убитом Сетхом, смерть выступает в своем самом ужасном облике; победив ее и возродившись, Осирис тем самым доказал бесконечность существования и дал надежду каждому смертному на повторяющееся в циклах вечное бытие. Именно здесь, в загробном мире, полном мрака и ужасов, еженощно предотвращается старение вселенной, предотвращается ее разрушение: в последнем часу ночи солнечное божество, а вместе с ним и все другие благие божества, духи и праведные умершие проходят сквозь тело гигантского змея; войдя в его плоть стариками, они выходят из его пасти детьми. Этот змей, которого Амдуат называет Тот, кто окружает вселенную, есть не что иное, как символ времени. В Книге врат этот момент относится к третьему часу ночи, когда солнечная ладья плывет через тело змееподобного существа, имеющего две бычьи головы в начале и конце тела, символически воплощающего собой загробное царство, во время путешествия, через которое обновляется солнечное божество. На иллюстрациях к некоторым другим текстам этот путь к возрождению изображается в виде двухголового бога земли Акера, стража первых ворот Дуата, на спине которого помещена ладья Солнца.
В заключение этого долгого странствия по иным мирам, согласно последней иллюстрации к Книге врат, бог Нун поднимает Солнечную ладью на вытянутых руках, вознося ее над предвечными водами вселенной и передавая в руки богини неба Нут; за фигурой богини, чуть дальше, изображен Осирис, своим свернутым в круг телом символизирующий Дуат, куда отправится солнечное божество по окончанию еще одного дня.
В ежедневном круговращении солнечного божества, египетская теологическая мысль видела возможность возрождения света в сумерках, также как и победу жизни над смертью, полную тайн и скрытого смысла. Восход утреннего Солнца, вновь переступившего грань времен, завершал его ночное странствие и сопровождался радостным криком всех живых созданий, приветствующих животворящие лучи божества, опять не позволившего хаосу взять верх над вселенной.


Время – человек - вселенная

Нетленность памятников, которые нам оставила древнеегипетская цивилизация, вызывает у путешественника совершенно особое ощущение времени; порой кажется, что именно здесь, в Египте время – лишь иллюзорное понятие, рожденное человеческим сознанием, совершенно неприемлемое по отношению к вечности движущихся песков пустыни, течения вод Нила и бесконечности темного звездного неба. Действительно, то понятие времени, вернее, само отношение к нему египтян очень сильно отличается от представлений современного человека, разрывающего свою жизнь между минутной и секундной стрелками часов.
Определение времени в древности было исключительно храмовой привилегией. Дневное время устанавливалось по солнечным часам, гномонам, состоявшим из двух деревянных брусков, соединенных вместе. На одном бруске, располагавшемся на плоскости в направлении с востока на запад, имелись деления; другой был поставлен своей широкой стороной перпендикулярно к первому в направлении с севера на юг. Тень, отбрасываемая вторым бруском, попадала на деления первого и таким образом фиксировала дневное время. Время это, как и ночное, было разделено на 12 частей от восхода до захода солнца.
Большой популярностью в храмах пользовались водяные часы, названные греками клепсидрой. Они использовались для определения ночного времени. Известен изобретатель усовершенствованных водяных часов Аменмес, носивший титул «хранитель печати» при фараоне Аменхотепе I (XVI в. до н.э.). В Египетском музее в Каире хранится клепсидра из храма Амона в Карнаке, относящаяся ко времени правления Аменхотепа III (XIV в. до н.э.). Это алебастровый инкрустированный лазуритом конусовидный сосуд с небольшим отверстием внизу, расположенным рядом с небольшой фигуркой павиана - священного животного бога Тота. Клепсидра наполнялась с наступлением ночи, к утру вода вытекала полностью. На внутренней стороне часов вырезаны двенадцать колонок текста и метки для двенадцати “часов” ночи. При нанесении меток учитывалось сезонное изменение продолжительности ночи. Внешняя сторона часов разделена на три регистра. Аменхотеп III изображен поклоняющимся Ра, Тоту, Птаху и богам двенадцати месяцев года. Определенная категория жрецов, носившая название унуит, производное от унут - час, должна была следить за часами; эти жрецы должны были сменять друг друга каждый час и, таким образом, непрерывно осуществлять свою божественную службу.
Протяженность человеческой жизни, или как ее называли сами египтяне ахау, разделялась на две неизмеримые и несравнимые части: жизнь земная и жизнь вечная. Жизнь земная, состоящая из часов, дней, месяцев и лет была в Египте недолгой. Средняя продолжительность жизни древнего обитателя долины Нила – тридцать лет, срок жизни одного поколения; рубеж, переход через который означал для египтянина начало качественно нового этапа существования, рубеж, который фараон отмечал празднованием юбилейной церемонии Сед. Исторические хроники, тем не менее, гласят, что очень многие цари и простые египтяне не только успешно миновали рубеж тридцатилетия, но и доживали до весьма преклонных лет. К примеру, Рамсес Великий скончался на семьдесят шестом году своего правления, пережив 12 собственных сыновей, а завершающий VI династию Пепи II, согласно античным авторам, правил страной около ста лет, что, впрочем, нельзя утверждать с полной уверенностью. Некоторые египетские чиновники на склоне лет продолжали исполнять повеления своего царя; так, некий капитан корабля Нечерухотеп утверждал в своей гробничной надписи, что руководил экспедицией за алебастром в Хатнуб в возрасте семидесяти трех лет. Бакенхонсу, верховный жрец Амона-Ра при Рамсесе II, совершил головокружительную карьеру и продолжал здравствовать в свои 85 лет. Проживший 86 лет, другой жрец Амона, Небнечеру, хвалился, что был все эти годы здоров и неутомим, благочестиво советуя желающему прожить столько же: «если хочешь жизнь длинную, подобную моей, моли о том богов». Мудрец Аменхотеп сын Хапу, после смерти обожествленный, в надписи на своей статуе утверждал, что достиг восьмидесяти лет в милости фараона Аменхотепа III и желал себе жизненный срок в сто десять лет.
Этой цифре египтяне придавали особое значение, считая ее идеальным сроком человеческой жизни на земле. В Текстах саркофагов говорится, что каждому человеку ведом идеальный срок существования в сто десять лет, из которых десять избавлены от ошибок, преступлений и грехов и являются даром богов тому, кто, будучи раньше глупцом, смог стать мудрым и просветленным. Ахау не заканчивается с кончиной человека, жизнь продолжается и после смерти, в мире ином.
Солнечное божество на своем пути через загробный мир проводит какое-то время в каждой из областей запредельного пространства, прежде чем двинуться дальше. Пробужденные сиянием и словами бога усопшие празднуют вместе с ним прибытие света и жизни, для того чтобы по истечении этого часа вновь погрузиться в сон забвения, ожидая в нем нового циклического возвращения бога следующей ночью. На виньетках к Книге врат двенадцать богов, символизирующие часы ночи, поддерживают на руках тело огромного змея; имя этого змея – «время жизни», бесценный дар, который получают просветленные души и которого лишены души грешные. Египтяне изображали время и в виде бесконечной звездной веревки в руках богов, разделенной на часы и исходящей изо рта бога вечности, рождающего и поглощающего дни, месяцы, годы и века.
«Время жизни Унаса – это нехех, предел его – джет», - гласит 274 изречение Текстов пирамид. Пребывание в мире ином, по сравнению с которым земная жизнь была лишь кратким сном, выражалось с помощью двух этих уже знакомых нам понятий, ключевых в египетском понимании феномена времени и структуры вселенной. Каждый умерший уподобляется Осирису, а следовательно, как и он, «владыка нехех и повелитель джет», получит желаемый срок существования – «миллионы лет». В 17 главе Книги мертвых в форме вопросов и ответов в этой главе умершему объясняется его место среди других душ, предназначение и суть пребывания в загробном мире. Все сущее истолковывается здесь как совокупность нехех и джет, обозначающих «всеохватный, абсолютный горизонт целостности».
Осирис является богом-повелителем времени джет. Он даже прямо именуется в текстах джет, а иногда – сеф, «вчерашний день», осуществленное действие – в противоположность «завтрашнему дню», нехех, действию повторяющемуся, категории, характеризующей Ра. Эти понятия никогда не представляли собой какой-либо альтернативы; они входили в число противоположностей, дополняющих друг друга. Более того, ни джет ни нехех не могут быть реализованы в отрыве друг от друга; только вместе создают они реальность, которую человек называет временем, и в которой сочетаются изменчивость и завершенность. Кроме того, эти понятия имеют и еще один скрытый смысл: на первом погребальном ковчеге Тутанхамона, нехех персонифицирован в виде мужчины, а джет – в виде женщины.
Объединение нехех и джет египетская традиция представляет как взаимосвязь ба и тела. Время от времени эти элементы соединяются, точно также как и птица ба с телом умершего, обеспечивая тем самым существование личности как единого целого. Эта модель становится для египтян универсальной и распространяется на всю вселенную. Каждую ночь погружается Ра в Дуат и воссоединяется с Осирисом, образовывая единое Великое божество, воссоздающее вселенную и продолжающее бесконечность жизни.
«Это – великое таинство, - гласят строки магического папируса Солт 825, - это Ра и Осирис. Кто раскроет это – умрет насильственной смертью».

Цит. по: Солкин В.В. Египет: вселенная фараонов. М., 2001, сноски опущены.

Илл: богиня, держащая Солнце. Расписанный рельеф из гробницы Рамсеса VI в Долине царей. XII в. до н.э.

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
deniss_beregiss
Dec. 12th, 2007 08:47 pm (UTC)
Спасибо за публикацию!
egmg
Dec. 12th, 2007 09:34 pm (UTC)
спасибо, что выложили.
bear_micky
Dec. 12th, 2007 11:49 pm (UTC)
Спасибо!
( 3 comments — Leave a comment )

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com