?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Золотые земли Нубии

За высокими пилонами храма Хнума на острове Элефантина, поблизости от современного Асуана воды Нила стремительно рассекались о скалы первого порога, за которым находились неведомые и бесконечные земли Нубии. В отличие от Египта, население здесь было небольшим, и воды великой реки текли на север от суданского Хартума к Асуану по пустынной и безлюдной местности, в которой обитали лишь чернокожие кочевые племена, привыкшие к испепеляющей жаре и засухе. Несмотря на языковые различия, они были довольно близки к египтянам особенностями своей материальной культуры.

Экономическое значение Нубии для государства фараонов трудно переоценить: именно из своих южных провинций Египет получал то, что считалось его исконным богатством на всем древнем Востоке: золото, медь, полудрагоценные камни и прочные породы камня, такие как диорит, использовавшийся в строительстве и в скульптуре. Более того, Нубия занимала стратегическое положение на основной торговой дороге, по которой караваны везли экзотические товары центральной Африки на север, к Средиземному морю. Эти товары прежде других получал Египет: на рельефе в одном из нубийских храмов Рамсеса II, возведенном в Бет эль-Вали, изображены дары южных земель, которые обозревает фараон: живые леопарды и их шкуры, жирафы, обезьяны, скот, антилопы, газели, львы, страусиные перья и яйца, черное дерево, слоновая кость, опахала, луки, кожаные щиты, чернокожие рабы, и, наконец, золото. Эти товары посуху привозились в Асуан, или же попадали в Египет по дорогам ливийской пустыни, идущим на юго-запад от оазиса Харга.
Взаимоотношения между Египтом и Нубией постоянно менялись на протяжении веков. Безусловно, Египет играл в этих отношениях доминирующую роль; фараоны Среднего и Нового царств тщательно поддерживали жесткий контроль над золотоносными южными провинциями, и даже присоединили значительную часть Нубии к своему государству. В периоды ослабления царской власти в Египте, Нубия, становившаяся основным посредником в товарообороте, наоборот, процветала.
Первые контакты между Египтом и Нубией были установлены еще в додинастическую эпоху, а со времени I династии стали регулярными: в поисках драгоценных металлов, ценных минералов и строительного камня египетские цари медленно вытесняли коренное население из долины реки в пустынные области страны. При IV династии поблизости от крупного месторождения меди была основана крепость Бухен, ставшая впоследствии крупнейшим торговым центром в регионе. Другое египетское поселение, также датируемое Древним царством, возникло в Кубане. Между двумя городами в районе Абу-Симбела находились диоритовые каменоломни, в которых добывался камень для изготовления царских статуй, украсивших царские заупокойные комплексы в Мемфисе. При V династии добыча камня резко упала, из-за чего Бухен и Кубан были практически покинуты; однако торговля с Африкой отнюдь не была приостановлена. Номархи Асуана совершали торгово-грабительские рейды в глубь континента, о которых рассказывается в биографических надписях в их гробницах, высеченных в скалах Куббет эль-Хава, на западном берегу Нила напротив острова Элефантина. Экспедиции уже знакомого нам вельможи Хуфхора, современника фараонов VI династии, были направлены на исследование северной Нубии, основные регионы которой назывались Вават, Ирчет и Сатиу. Египтяне старались поддерживать хорошие отношения с правителями этих областей, которые охотно торговали скотом и снабжали провизией египетскую армию. Однако целью большинства египетских экспедиций времени VI династии была область Йам, расположенная чуть южнее третьего порога Нила. В надписи Хуфхора упоминается добро и товары, которые он привозил оттуда ко двору фараона: черное дерево, благовония, масла, шкуры леопардов и слоновые бивни. Правитель Йам был, без сомнения, могущественным человеком, контролировавшим торговые пути, идущие на север через его землю. Считается, что земля Йам из египетских надписей – это район города Керма, центра самобытной нубийской культуры, возникшего не позднее 25 в. до н.э.
При могущественных фараонах Среднего царства – Сенусерте I и Сенусерте III египетские войска сломили сопротивление населения северной Нубии и присоединили к Египту территорию, южная граница которой проходила в районе города Семне, расположенного к югу от второго порога Нила. Контроль над вновь подчиненный территорией осуществлялся с помощью возведенных в районах первого и второго порогов реки огромных крепостей из кирпича-сырца, ставшие центрами торговли и жизнедеятельности египтян в регионе. В крепостях и фортах, снабженных массивными бастионами, валами, окопами и укрепленными воротами, несли службу египетские солдаты, которые защищали подступы к Египту и следили за передвижениями нехсиу – местных жителей и меджаиу – кочевых племен, обитавших в восточной пустыне. Основную опасность для египтян представляла растущая мощь государственного образования в районе Кермы, называемого в египетских текстах Кушем. При фараонах XII династии египтяне добывали медь в Абу Сейал, диорит – во вновь открытых карьерах в районе Абу-Симбела; золото добывалось в рудниках в Вади эль-Аллаки и Вади Габгаба, расположенных в восточной пустыне, и затем переплавлялось и хранилось в крепости Кубан.
С возрождением египетской «колониальной политики» в начале Нового царства, Нубия вновь стала предметом экспансии фараонов. Правители Кермы, захватившие во времена владычества гиксосов в Египте всю северную Нубию вплоть до Асуана, были повержены и изгнаны войсками Тутмоса I. Выдающийся египетский воин Яхмес, сын покойной Ибен, вспоминал в своей знаменитой биографической надписи, начертанной на стене его гробницы в верхнеегипетском городе Нехебе:
«…И я вез на гребном судне царя Верхнего и Нижнего Египта покойного Аахеперкара (Тутмоса I), когда он плыл вверх по Нилу в Северный Куш с целью покарать мятеж в зарубежных странах и отразить вторжение из области пустыни. И я выказал свою доблесть перед ним в нильских порогах…, суда на опасном месте. И назначили меня начальником гребцов. И его величество, да будет он жив, невредим и здоров… Его Величество свирепствовал против них, как пантера. Его Величество выпустил первую стрелу, которая и засела в теле того супостата. И эти…, оробев перед его богиней-змеей. Это было сделано там в мгновение резни. Их присные были захвачены как военнопленные. Его величество поплыл вниз по Нилу, имея все зарубежные страны у себя в кулаке и того подлого кушита-кочевника висящим вниз головой на носу царского судна Его Величества. [И] причалили в Карнаке».
Тем не менее, сопротивление коренного населения египтянам пришлось подавлять еще не раз, и полного контроля над Нубией Египет добился лишь при Тутмосе III, во времена которого новая граница «империи» находилась где-то между четвертым и пятым порогами Нила, поблизости от поселения Напата. Находившаяся поблизости вершина Гебель Баркал, была видна за многие километры и была своеобразным маяком для караванов. Еще при Тутмосе I в Нубии была создана административная система по египетскому образцу; во главе администрации южных провинций стоял наместник, носивший титул Царский сын Куша. Он руководил местным бюрократическим аппаратом, от имени царя основывал города и возводил храмы, по необходимости организовывал карательные экспедиции для подавления восстаний и отчитывался перед фараоном за использование ресурсов Нубии. Завоеванная царями XVIII династии территория разделялась на северную и южную провинции, называвшиеся соответственно Вават и Куш и управлявшиеся двумя вельможами - заместителями наместника.
В Новом царстве добыча нубийского золота приняла совершенно невероятный размах, так как именно с помощью презренного желтого металла, как мы уже видели, фараоны подчас урегулировали внешнеполитические конфликты и устанавливали дружественные отношения со странами Азии. В Анналах Тутмоса III в Карнаке упоминаются регулярные поставки золота из Нубии, а в гробницах вельмож в фиванском некрополе важное место занимают сцены приношения нубийцами фараону драгоценных даров Африки. Кроме того, египтяне использовали нубийцев в качестве дешевой рабочей силы на строительстве, в храмовых хозяйствах и царском дворце. Египтизация Нубии достигла своего апогея, когда по приказу фараонов в столицу стали доставлять детей местных вождей, которые получали в Египте новые имена, надлежащее образование и затем возвращались править на родину, насаждая в своих областях египетский уклад жизни.
Основой египетского владычества в Нубии при XVIII династии, как и раньше, были крепости и города. Города, которые выполняли функции административных центров, были окружены массивными стенами; центром города всегда был сооруженный из камня храм. Были обновлены старые крепости и поселения, и основаны новые, такие как Амара и Сесеби. Два самых больших храма этого времени были сооружены Аменхотепом III у третьего порога Нила в Солебе и Седеинге.
Солебский храм, расположенный на территории, в настоящее время принадлежащей Судану, был посвящен культу двух божеств: Амону Карнакскому, пребывающему в крепости Хаэммаат (Солеб) и самому Аменхотепу III, обожествленному еще при жизни в качестве лунного божества под именем Небмаатра, владыки Нубии. Храм был возведен в несколько этапов: сначала были построены ныне исчезнувшие святилища и гипостильный зал, затем большой открытый двор. Позже к колоннадам двора, очень напоминающим луксорские, были пристроены массивный портал и пилон. Стены комплекса были богато украшены рельефами, повествующими о первом празднестве Сед Аменхотепа III.
Почитаемый в Солебе Аменхотеп III предстает на рельефах храма как сын Амона, иногда отождествляемый с Хонсу, лунный глаз бога, в отличие от прибывшего из Карнака Амона-Ра – глаза солнечного. Из Солеба происходят перевезенные в 7 в. до н.э. в Гебель Баркал восхитительные гранитные скульптуры лежащих львов, охранявшие когда-то храм и гигантские овны солнечного Амона с медными рогами и солнечными дисками, под подбородками которых стоят небольшие фигуры «лунного» Аменхотепа III. Надпись на одном из овнов гласит:
«Да живет бог благой Небмаатра, сын Ра, Аменхотеп, властитель Фив. Воздвиг он памятник для образа своего, Небмаатра, владыки Нубии, бога великого, владыки неба. Крепость превосходная была для него сооружена, окружена она стенами грандиозными, башни ее достигают небес подобно обелискам великим. Да исполнятся миллионы и миллионы лет в вечности и бесконечности для царя Аменхотепа, властителя Фив. Да живет бог благой Небмаатра, сын Ра Аменхотеп, властитель Фив. Воздвиг он для отца своего Амона, владыки престолов Обеих земель, храм священный, [что был] расширен и возвеличен для увеличения красоты. Пилоны его достигают неба, а великолепие его – звезд небесных. Да увидят тебя берега реки, когда ты сияешь над ними, [ты], которому дана жизнь».
Заросшие пальмами романтические развалины другого храма находятся в нескольких километрах к северу от Солеба в Седеинге, местности, называвшейся в древности Хут-Тейе – «Обитель Тейе». Храм был посвящен культу супруги Аменхотепа III, обожествленной в облике Ока Ра – богини Хатхор-Сехмет. Среди разрозненных каменных блоков, щедро покрытых фрагментами рельефов, здесь все еще высится одна хаторическая колонна с выписанным на ней именем великой царицы, которая предстает на обломке архитрава в облике грозного женского сфинкса. Ритуалы храма были призваны умиротворить удалившуюся в гневе солнечную львицу, и трансформировать ее в полную любви, нежности и сострадания Хатхор. Вместе с Сехмет обожествленная Тейе также превращалась в Хатхор, благую мать царя и дочь солнца. Аменхотеп в Солебе и Тейе из Седеинги воплощали собой два умиротворенных Ока Ра, устанавливающих Маат. Их храмы, оберегаемые грозными статуями божественных львов, были расположены в самом сердце неспокойной и опасной Нубии для того, чтобы вселенская гармония воцарилась и в этой земле.
Особое внимание и интерес испытывал к Нубии Рамсес II, во время правления которого эта земля стала местом грандиозных строительных работ, посвященных, прежде всего, четырем воплощениям Хора Нубии: Хор Баки (Кубан), Хор Миама (Аниб), Хор Меха (Абу-Симбел), Хор Бухена (Вади Хальфа). В Нубии Рамсес II воздвиг семь храмовых комплексов: шесть совершенно новых и один - Вади эс-Себуа, строительство которого было начато еще при Аменхотепе III. Эти храмы были символами набожности и, одновременно, самовозвеличивания царя.
Самый грандиозный комплекс был воздвигнут Рамсесом в Абу-Симбеле. Сложно даже представить себе, сколько времени потребовалось на его сооружение. Вероятно, сначала специально обученные бригады рабочих обследовали гору, и лишь после этого в финале работ появился храм, вырезанный в толще скалы на длину 60 метров с фасадом, представляющим собой трапецию шириной 35 и высотой 30 метров. Многие годы пошли на создание этого фасада с четырьмя гигантскими колоссами. В начале правления Рамсеса был грубо вырублен фасад, высечены в скале залы и святилище. Гигантские осирические колоссы царя, поддерживающие потолок первого зала были готовы к 5-му году, эпохе битвы при Кадеше, изображенной на северной стене зала и ставшей отправной темой для остальной декорировки. Только после сооружения этого зала царь начинает фигурировать среди божеств, как равноправная божественная субстанция, а сам храм получает название «Дом Рамсеса, возлюбленного Амоном».
«... Вот, что до Его Величества, да будет он жив, невредим и здрав, был он бодрствующим в поисках любого момента удачного, творя вещи прекрасные для отца своего, Хора, владыки Меха, воздвигая для него дом миллионов лет в этой горе Меха; никто не делал подобного до сына Амона, господина... Его мощь над всеми странами; приводят для него множество работников из числа плененных дланью его в разных странах. Наполнил он дома богов выходцами из Речену. Приказал он затем слуге царскому, Рамсесу-аша-хеб-седу, снабжать землю Куша заново во имя Его Величества, да будет он жив, невредим, здрав. Сказал он (т.е. слуга): «Хвала тебе! О бодрствующий царь Египта, солнце Девяти Луков. Не было бунтовщика во времена твои, умиротворена страна каждая. Отец твой, Амон, приказал для тебя, чтобы все земли были повержены под стопы твои; даровал он тебе юг и север, запад и восток и острова в середине моря…»
Окончательная отделка храма, а также «Брачная стела» Рамсеса II, посвященная свадьбе фараона и хеттской принцессы датируются 34-м годом правления фараона. В святилище храма из скальной породы были вырублены фигуры четырех божеств – Птаха, Амона, Ра-Хорахте и самого обожествленного Рамсеса. Два раза в год луч встающего на востоке солнца проникал в святилище и освещал все статуи, за исключением Птаха, который здесь отождествлялся с силами загробного мира.
Малый храм Абу-Симбела, находящийся в 150 м к северу от большого, посвящен богине Хатхор и обожествленной в образе Сириуса царице Нефертари. Шесть ниш фасада украшены четырьмя восьмиметровыми статуями Рамсеса – «солнца», между которыми высятся два колосса его супруги – «звезды». Около обеих статуй Нефертари изображены ее старшие дочери - Меритамон и Хенуттауи, в то время как около Рамсеса стоят сыновья - Аменхерхепешеф и Мериатум. Колоссы царя имеют свои собственные имена: Хека-тауи-мери-Амон – «Владыка Обеих земель, возлюбленный Амоном» и Ра-эн-хекау-мери-Атум – «Солнце властителей, возлюбленный Атумом». Образ обожествленного Рамсеса II присутствует и на некоторых рельефах, где он изображен с небольшим бараньим рогом, обрамляющим ухо - признаком божественности. Саму Нефертари на одном из рельефов коронуют убором звезды Сириус богини Хатхор и Исида. В святилище вместе с Нефертари Рамсес подносит дары статуе божественной коровы Хатхор.
Оба храма были высечены в горных массивах, задолго до этого считавшихся священными: Меха (большой храм) и посвященном богине Хатхор Ибшеке (храм Нефертари) на севере. Несомненно, что комплекс Абу-Симбела был также связан с празднеством паводка Нила: священное половодье Хапи вызывалось и поддерживалось богами и ритуалами «домов Рамсеса, возлюбленного Амоном».
На 31-м году царствования Рамсеса в Абу-Симбеле случилось страшное землетрясение. В результате бедствия обрушилась верхняя часть одного из гигантских колоссов перед входом в большой храм; внутри, в первом зале святилища потрескались столбы, рухнул второй с севера осирический пилястр царя, пострадал северный угол входного проема. Реставрацией храма занимался наместник Пасер, лицо приближенное к царскому двору. В итоге треснувшие столбы первого зала храма и поврежденный входной проем были отреставрированы каменщиками, а осирический пилястр возведен вновь. Однако главное повреждение - упавший торс колосса у входа так и осталось нетронутым ввиду колоссальности работ и абсолютной невозможности их проведения. В память о реставрации Пасер приказал воздвигнуть в храме две собственные статуи.
Остальные храмы Рамсеса II в Нубии полускальные - частично вырубленные в горном массиве, а затем дополненные традиционными архитектурными элементами; их декорировка выполнялась местными мастерами иногда на довольно низком уровне. Среди них, пожалуй также выделяется комплекс в Вади эс-Себуа, «Дом Рамсеса, возлюбленного Амоном во владениях Амона» был посвящен особой ипостаси фиванского божества - Амону Путей, покровителю странников и караванов. Комплекс состоит из великолепной аллеи сфинксов в коронах Верхнего и Нижнего Египта, трех пилонов, дворов и высеченного в скале гипостильного зала, позже превращенного в коптский храм. Статуи в святилище были, к сожалению, варварски уничтожены коптскими монахами, и лишь несколько фрагментов позволяют предположить, что это были образы Амона, Ра-Хорахте и самого Рамсеса Великого.
Несмотря на грандиозное храмовое строительство, при Рамессидах Нубия уже не играла в жизни египетского государства такой роли, как это было во времена Среднего царства или при XVIII династии. Истощенная вмешательством Египта, с сильно уменьшившимся населением, Нубия, к тому же, страдала от неблагоприятных климатических изменений. В тексте Кубанской стелы, датируемой 3-м годом правления Рамсеса II, рассказывается о сложностях при попытке добыть воду для людей, работающих на золотых приисках. Впрочем, сами копи к концу Нового царства уже были близки к истощению. Южная Нубия - Хенетхеннефер, была практически опустошена.
С падением Нового царства в Нубии наступил сумрачный период междоусобиц и неразберихи, который закончился лишь к 8 в. до н.э., когда здесь образовалось независимое от Египта Кушитское царство. Крупнейшими экономическими, культурными и религиозными центрами нового государства стали Напата на севере и Мероэ далеко на юге. Развалины впечатляющих сооружений этого времени также были обнаружены в Кава и на острове Арго. Царство Куш быстро обрело не только независимость, но и значительную военную силу; в результате кушитский царь Пианхи около 728 г. до н.э. захватил расколотый междоусобными войнами Египет, подавив сопротивление местных князей. Нашествие преемника Пианхи, царя Шабаки полностью подчинило Египет кушитскому контролю. Шабака и три его преемника – Шабатака, Тахарка и Танутамани были признаны фараонами и составили XXV, т.н. «кушитскую» династию. Нубийцы были быстро ассимилированы египетской культурой, восприняли египетский образ жизни, язык, погребальный ритуал, продолжили строительство во многих египетских храмах, прежде всего в Фивах и храме Амона, воздвигнутом у священной горы Гебель Баркал, продолжив традицию украшения «Южного Карнака», заложенную еще Тутмосом IV. В самом Египте кушиты восстановили строгую административную систему; обеспеченные их правлением мирные годы стали эпохой развития искусства, сочетавшего в себе египетские и нубийские черты, несмотря на то, что за образцы брались лучшие памятники, созданные мастерами классической эпохи Египта фараонов.
Основной резиденцией царей XXV династии стал Мемфис, в то время как Фивы приняли на себя роль религиозной столицы страны и находились под управлением уже знакомой нам великой Супруги бога Амона Карнакского. Время правления Тахарки, т.е. первая половина 7 в. до н.э. стала наивысшей точкой расцвета кушитской династии. Гигантские храмовые сооружения в Карнаке, Гебель Баркале, Санаме, Каве и Табо, казалось, воспроизводили гигантоманию царей XIX династии, однако эти храмы были скорее величественными, нежели изящными, «имперскими», нежели сокровенными. Произошли первые значительные нарушения в каноне египетского искусства, которое начало довольно быстро деградировать. Правление царей-нубийцев закончилось между 674 и 663 гг. до н.э., когда царский дом XXV династии был смятен ассирийским нашествием. Тахарка, умерший в Нубии и его преемник Танутамани правили отныне лишь своей родной страной, хотя их несоразмерные претензии и выражались в том, что они продолжали носить титул «царь Верхнего и Нижнего Египта», ставший с этого времени не более, чем условностью.
Фараоны XXVI династии, выходцы из Саиса и, следовательно, египтяне по происхождению, стирали имена кушитских властителей на памятниках; в 593 г. до н.э. в районе третьего порога Нила состоялась решающая битва между египтянами и нубийцами, в результате которой фараон Псамметих II навсегда уничтожил идею «мирового» владычества нубийских царей. Полноценные торговые отношения между двумя странами были восстановлены лишь во время правления Птолемеев, вновь присоединивших к Египту районы нубийских золотых приисков. Культура независимого нубийского государства, довольно сильно египтизирующая, отныне процветала лишь на самом юге страны, в Мероэ. В сознании египтян годы нубийского владычества так и остались выражением неуемных претензий династии-однодневки. Словно реминисценцией этих дней звучат строки Сказания о Сатни, в которых великий египетский маг Хор, сын Панеше возвращается на землю из загробного мира, для того, чтобы навсегда уничтожить нубийца Хора, сына бегемотихи, посмевшего бросить вызов великой цивилизации фараонов.

Цит. по: Солкин В.В. Египет: вселенная фараонов. М., 2001, сноски опущены.

Илл: Фрагмент ювелирного изделия с изображением царицы Тейе в облике женского сфинкса, хранящего имя царя. Сердолик. Нью-Йорк, Музей Метрополитен. inv. 26.7.1342. 14 в. до н.э.

Tags:

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
kasyan75
Jan. 10th, 2008 11:09 am (UTC)
Спасибо, весьма познавательно
А что можно почитать с акцентом на военную составляющую древнего Египта?
Касаемо тактики, стратегии, повседневной жизни, структуры?
Кроме Оспреев?
victorsolkin
Jan. 10th, 2008 09:33 pm (UTC)
Посмотрите работу В.И. Авдиева "Военная история Древнего Египта", 2 тома (М., 1948-1959). Еще есть сравнительно недавно защищенная неплохая диссертация М.В. Курочкина (могу ошибиться с инициалами), посвященная египетской армии.
kasyan75
Jan. 11th, 2008 04:40 pm (UTC)
Спасибо
В И-нете бы эту работу найти теперь
Хотя может в букинистах есть
svrt
Jan. 10th, 2008 03:43 pm (UTC)
Скажите, знакомы ли вы с двуголовым божеством - Хор-а-Сет? он даже по другому называется... какие в Египте есть двуголовые Боги?
victorsolkin
Jan. 10th, 2008 09:34 pm (UTC)
Двухголовое божество, сочетающее в себе Хора и Сетха, именуется Херуифи. Имени "Хор-а-Сет" просто не существует. Есть некоторое количество двухголовых духов загробного мира, двухголовым бывает Монту. Что именно Вас интересует?
svrt
Jan. 11th, 2008 10:18 am (UTC)
Да, именно - Херуифи. Не найдется ли у вас его изображений?

P.S. А кто есть Хемена? Не встречались ли вам такие змееголовые антропоморфные сущности как Амаун, Каук?
( 6 comments — Leave a comment )

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com