?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Лувр. Зал, посвященный убранству храма. Колосс Сети II из Карнака, голова
колосса Аменхотепа III из Ком эль-Хеттан


В свое время для одного из несостоявшихся веб-проектов перевел очень интересную статью Кристиан Зиглер, посвященную египетскому собранию Лувра. Ее несколько ресурсов скопировали, не указав ни автора, ни переводчика. Размещаю ее здесь с иллюстрациями. Думаю, многим пригодится.

Древний Египет в Лувре: история одного собрания.

Кристиан Зиглер,
главный хранитель Египетского собрания Лувра


В 1989 году двор Лувра, знаменитой резиденции королей Франции, был
украшен стеклянной пирамидой. Вслед за этим последовало новое открытие
египетской экспозиции музея, в истории которого памятники с берегов
Нила всегда играли особую роль. История этого египетского собрания по
праву может считаться не просто экскурсом в историю одного музея, но
скорее путешествием к истокам египтологии, удивительной науки,
родившейся благодаря гениальным ученым, знаменитым авантюристам и
выдающимся дипломатам.



В противоположность широко распространенному мнению, первые памятники
древнеегипетского искусства появились в собрании Лувра отнюдь не при
Наполеоне: все сокровища искусства, собранные учеными императора в
долине Нила, а среди них и Розеттский камень, поступили в Британский
музей.

Коллекция Вивана Денона, художника и спутника Наполеона, несмотря на
все трудности все же достигшая берегов Франции, насчитывала не более
пары дюжин вещей.

Первая египетская коллекция Лувра была более чем скромной: в нее
входили лишь несколько статуй из королевской коллекции, поступившие в
музей согласно Конвенции 1793 года. Шестнадцать предметов было
приобретено при Людовике XVIII. Когда на трон взошел Карл X, в Лувре
выставлялись лишь несколько скульптур эпохи фараонов, среди которых
были колоссальная скульптура Исиды из Виллы Адриана, три кубообразные
статуи Ахаменру, Падиименемипета и Уахибра, замечательное
коленопреклоненное изображение Нахтхорхеба, два редких сфинкса с
именами Акхориса и Неферита и грандиозные скульптуры львиноголовой
Сехмет, привезенные во Францию графом де Форбен. Первый каменный
саркофаг, принадлежавший вельможе Инуйе, был даром Людовику XVIII от
сына известного коллекционера Пьера Поля Тедена-Дюван.


Зал египетского искусства эпохи последних фараонов. Роспись плафона потолка работы Франсуа Пико в 1626-1627 гг.

Еще до открытия египетской секции в музее, Жан Франсуа Шампольон
столкнулся с тем, что египетское искусство не получало у
общественности надлежащего признания, а его памятники воспринимались
всего лишь как диковинки и редкости из далекой страны. Знаменитый
теоретик искусствоведения Йоахим Винкельманн резко критиковал его,
обвиняя в примитивизме и монотонности.

Шампольон, тем не менее, хотел привезти образцы этих шедевров в Париж,
для того чтобы каждый желающий мог соприкоснуться с красотой и
значимостью одной из величайших цивилизаций, которые знало
человечество. В самом Египте отношение этого было добиться еще
сложнее: руины эпохи фараонов были здесь никому не нужны. В 1824 году
Шампольон сделал все возможное для приобретения коллекции Дюран, 2149
памятников которой стали первым значительным собранием египетских
древностей, попавшим в Лувр. Помимо сотен амулетов, статуэток, мумий,
сосудов и предметов ювелирного искусства, коллекция включала в себя
такие значительные памятники как саркофаги Сутимеса, известные как
«мумии Дюрана», стелы Сенусерта и Усирура, необычная статуя Мериуна,
изящные статуэтки Именемипета и Тамерут.

Приобретение этой коллекции 14 декабря 1824 года королем Карлом X
стало решающим моментом для будущего Египетского музея Лувра. Увы,
восхитительная коллекция французского консула Бернардино Дроветти
осталась за пределами Франции: цена за нее показалась слишком большой.

Карл-Феликс, король Сардинии, выкупил ее и открыл в Турине под
руководством Шампольона первый египетский музей. Вскоре Шампольон
обнаружил в Ливорно вторую коллекцию, собранную между 1819 и 1824
годами Генри Солтом, генеральным консулом Великобритании в Египте.
Многочисленные агенты Солта тщательно изучали красивейшие некрополи
Фив и храмы Дельты. Его первая коллекция, включавшая в себя
колоссальные статуи и превосходные рельефы, уже в 1818 году была
выкуплена Британским музеем. Шампольон из Италии приложил все свои
усилия, чтобы убедить Карла X в необходимости приобретения коллекции.
«Мы должны попытаться получить самые сохранные и монументальные
памятники, — писал он графу Блака, — мы не должны более создавать лишь
выставку египетских памятников, так как состояние науки и ее
потребности нуждаются в том, чтобы мы создали истинный Музей
египетского искусства, в котором были бы вещи всех стилей и размеров.
В этом смысле коллекция из Ливорно целостна. Из того, что я знаю о
ней, я абсолютно уверен, что Франции никогда больше не представится
такая восхитительная возможность создать Египетский Музей, который был
бы гордостью Лувра». Призыв был услышан. Коллекция была приобретена 23
февраля 1826 года; Шампольон, несмотря на море интриг, 15 мая того же
года был назначен куратором нового Египетского Музея. Инвентарная
опись коллекции Солта насчитывала 4014 номеров, которые полностью
доказывали мнение Шампольона о ценности собрания. Качество памятников,
попавших в Лувр, было столь значительным, что сложно даже выбрать
предметы, достойные особенного внимания. Вместе с колоссальным
сфинксом из Таниса, анналами Тутмоса III, статуей Себекхотепа IV,
статуей Аменхотепа IV, архаическими скульптурами Анху и чарующим
образом госпожи Наи, коллекция была исчерпывающим образцом египетской
архитектуры и скульптуры времен фараонов. Погребальный ритуал
великолепно иллюстрировался как огромным гранитным саркофагом Рамсеса
III, так и бесчисленными памятниками из гробниц. Повседневная жизнь
была представлена несколькими чрезвычайно хрупкими и редкими
памятниками, а также росписями из гробницы Унсу.


Сфинкс Снофру (?), узурпированный Аменемхетом II. Гранит. IV-XII династии. Из Таниса.

В 1827 году в Лувр поступила вторая коллекция Дроветти, который
подарил Карлу X огромный гранитный наос фараона Амасиса и продал
Франции великолепный базальтовый саркофаг. Уроженец Пьемонта, Дроветти
был сторонником революционных идеалов и служил во французской армии во
время итальянских кампаний. Затем он последовал за Наполеоном в Египет
и стал там генеральным консулом Франции в 1814, а затем с 1820 по 1829
гг. Страстный собиратель, он использовал куда более сомнительные
методы раскопок, нежели его современники. Его главным помощником был
Жан-Жак Рифо, скульптор, художественная интуиция которого была
определяющей в решениях Дроветти. Его первая коллекция, как уже
упоминалось, была отвергнута Людовиком XVIII, который выкупил лишь
Дендерский зодиак для Кабинета Медалей по совершенно невероятной цене.
Это объясняет, почему Шампольон, узнав о продаже второй коллекции
Дроветти в 1827 году, метался между небом и землей, убеждая Египетский
Музей купить ее. В августе этого года хитрый консул сделал Лувру
подарок — ювелирные украшения от Мухаммеда Али, среди которых было
уникальное золотое кольцо с лошадьми. Сделка была совершена между 11 и
24 октября, в результате чего Шампольон получил сокровища, среди
которых были золотые и серебряные шедевры, саркофаг Майа, чаша Джхути.
Последняя часть собрания прибыла во Францию в сентябре 1828 года; к
тому моменту, когда разразилась Июльская Революция, инвентарь еще не
был завершен. Во время мятежа стали пропадать вещи; полного ограбления
удалось избежать лишь силами студентов Политехнического училища,
которые были привлечены к спасению памятников.

Описание пятисот трех объектов из коллекции было обнаружено в
Национальном архиве, благодаря чему сегодня мы можем установить эти
памятники. Коллекция включала в себя золотые и серебряные предметы
ювелирного искусства, а также гигантские статуи Себекхотепа и Рамсеса
II.

Собрание царских портретов было значительно расширено большим числом
памятников, среди которых особого упоминания заслуживают небольшая
голова, приписываемая Аменхотепу III и остракон, обессмертивший лицо
одного из Рамсесов. Значительные статуи частных лиц и многочисленные
стелы создавали панораму египетского общества. Наконец, погребальный
инвентарь был представлен саркофагами Джедхонсуиусанх и тремя
монументальными каменными гробами.

Расположенные на верхнем этаже Квадратного Двора после восхитительной
Средней лестницы, четыре зала, предназначенные для Египетского Музея
были выполнены по проекту архитектора Пьера Фонтэна. Прекрасно
сохранившиеся, несмотря на многочисленные переделки, сегодня они
являются историческим центром Египетского отдела. Здесь Шампольон
применил свою новую теорию организации и дизайна музейного
пространства, которая радикально отличалась от ведущих концепций того
времени. В первых двух комнатах около колоннады он расположил вещи,
иллюстрирующие заупокойный ритуал: саркофаги, мумии, канопы. Третий,
или «светский» зал был заполнен памятниками из драгоценных материалов,
уникальными шедеврами и редкими вещами, среди которых были ювелирные
украшения, статуи, письменные принадлежности и одеяния. Цари и их
подданные были представлены приписываемыми им вещами. Следующий зал,
называвшийся «зал богов», предназначался для знакомства публики с
загадочной религией Египта. Для Шампольона проект исторического музея
был связан с педагогическими целями, которые он описывал в своих
очерках и применил на практике при экспонировании объектов; этикетки и
постаменты были разных цветов, в зависимости от того, к какому типу
относился памятник. Несмотря на то, что новые залы были превосходны,
куратор Египетского музея не был доволен, прежде всего, из-за
декоративной отделки залов, которая была выполнена без его участия и
без должного качества.

Вскоре стало ясно, что эти четыре зала слишком малы для постоянно
растущей экспозиции. Из своего путешествия на берега Нила Шампольон
привез около сотни выдающихся памятников древнего искусства, в числе
которых были базальтовый саркофаг жреца Джедхора, потрясающий рельеф с
изображением фараона Сети I и богини Хатхор, великолепная статуэтка
жрицы Каромамы, редкая костяная табличка с именем Пепи I и предметы из
тайников, заложенных при начале строительства храма в Дейр эль-Бахри.
По приезду в Париж, тем не менее, он столкнулся с необходимостью
отстаивать значимость египетской коллекции из-за интриг и козней,
направленных против нее хранителем греческих и римских древностей,
которым, как и египетским шедеврам, в Музее не хватало места.
Шампольону обещали три новых просторных зала, но обещание так и не
было выполнено: в марте 1832 года великий ученый скончался. После его
смерти залы использовались в качестве хранилища, уникальный рельеф из
гробницы Сети I валялся здесь, разбитый на куски и покрытый пылью и
грязью.


Рельеф из гробницы Сети I с изображением царя перед богиней Хатхор. XIX дин.

Несмотря на то, что ему не удалось осуществить все задуманное,
Шампольон оставил Лувру египетский отдел, коллекция которого
насчитывала более 9000 памятников, экспонируемых по новейшим принципам
организации музейного пространства.

После смерти Шампольона, отдел потерял свою независимость и попал в
ведение Жана-Жозефа Дюбуа, репутация которого была весьма прискорбной:
его обвиняли даже в вырезании сцен из заупокойных папирусов и
разрушении частей рельефов, которые были слишком длинны для того,
чтобы их было просто устанавливать в экспозиции. Недавние
исследования, тем не менее, реабилитировали этого превосходного
иллюстратора, который, сменив в 1826 году на посту Шампольона, также
немало поборолся за приобретение части коллекции, собранной
Жаном-Франсуа Мимо, ставшего преемником Дроветти в качестве
Генерального консула в Александрии. За совсем скромную сумму были
куплены 158 вещей, среди которых были покрытые росписью блоки из храма
в Абидосе, столбы из гробницы Ахета, демонстрирующие мастерство
художников Мемфиса так же, как и знаменитые известняковые статуи Сепа
и его супруги Неса.


Голова сфинкса Аменхотепа II. Кварцит. XVIII династия.

Назначение Эмманюэля де Руже на пост главы отдела ознаменовал новую
страницу его истории. Он, знаменитый египтолог и профессор в Коллеж де
Франс внес новую струю жизненных сил в египетскую секцию, которая
вновь стала независимой. В 1853 году ему удалось приобрести коллекцию
Клот Бея, которая насчитывала 2678 предметов. Антуан-Бартелеми Клот,
личный врач Мухаммеда Али воспользовался своим исключительным статусом
для того, чтобы собрать значительную коллекцию древностей, среди
которых были как приобретенные вещи, так и подарки. Хотя большая часть
собрания была продана Лувру, не менее значимая его часть попала в
Археологический музей Марселя, куда Клот удалился от дел в 1860 году.
В его коллекции были большие каменные и деревянные саркофаги, около
двух сот пятидесяти каменных скульптур и стел, значительное количество
бронзовых статуэток, среди которых есть потрясающие изображения кошек,
26 мумий животных, много предметов быта и элементов заупокойного
инвентаря. Памятники происходили из различных районов страны: редкий
рельеф из гробницы Мериба эпохи Древнего царства судя по всему найден
в районе Мемфиса, а ковчег для каноп фараона Сехемра Упмаат Интефа и
папирусы греко-римского времени поступили из Фив.

Между 1850 и 1870 годами еще несколько коллекций, собранных в Египте,
попали в Лувр в качестве даров или в результате продаж с аукционов. Их
владельцы, чаще всего дипломаты, продавали их, вернувшись в Европу. В
1857 году были приобретены красивейшие стелы, принадлежавшие шведскому
консулу Анастази; в 1859-1862 гг. в музей поступили собрания шевалье
де Палена, Ахилла Фулда и графа Тышкевича.

Среди вещей последнего была восхитительная статуя целителя. В 1863
Лувр приобрел некоторые памятники, принадлежавшие ранее русскому
вице-консулу Салеманну.

Большая коллекция Руссет Бея, насчитывавшая 1208 образцов мелкой
пластики, была куплена в 1868 году. Близился конец блистательной «эры
консулов», наступало время нового метода пополнения музейных коллекций
— археологических исследований.

В 1852-53 гг. первые предметы, полученные Лувром, происходили из
мемфисского Серапеума в результате раздела находок, метода, благодаря
которому памятники продолжают поступать в Лувр и по сей день. Эпоха
безжалостного разграбления Египта, когда сотни колоссальных статуй,
рельефов, стел, саркофагов и ювелирных изделий вывозились за пределы
страны, завершилась. Мы не должны слишком категорично осуждать
использовавшиеся для этого ненаучные методы; благодаря этому огромное
количество шедевров было спасено от полного уничтожения.


Статуя Каи в облике писца. Известняк. V династия.

Настроенное довольно равнодушно к своему археологическому наследию и
сконцентрированное лишь на модернизации, египетское правительство
очень быстро уничтожало археологические центры. Во время своей
экспедиции 1828 года, Шампольон отмечал, что большое количество
памятников было уничтожено уже со времен похода Наполеона. Прошение,
которое он послал Мухаммеду Али, настаивая на необходимости сохранения
древностей, возымело свое действие. Огюст Мариетт, сотрудник
египетского отдела Лувра, посвятил этому нелегкому делу всю свою
жизнь. В Каире он основал Службу древностей и Булакский музей, первое
учреждение, предназначенное для сохранения памятников. С этого времени
древности систематически спасались. Были запрещены частные раскопки, а
научные экспедиции организовывались под руководством египтологов,
компетентность которых отражала прогресс этой новой науки. Был создан
принцип раздела находок, во время которого Служба древностей
предоставляла исследователям часть обнаруженных памятников, в то время
как остальное оставалось в Египте. Именно таким образом около 6000
предметов было щедро отдано Франции во время раскопок Мариетта в
некрополе Саккара. Все эти памятники, будь то тысяча стел из некрополя
священных быков или сотня ушебти, наряду с прекрасными статуями быка
Аписа и монументальным изображением бога Беса были тщательно
задокументированы. Из катакомб Аписов происходят и уникальные
ювелирные украшения, принадлежавшие Рамсесу II и его сыну Хаэмуасу.
Мариетту также посчастливилось обнаружить гробницы эпохи строительства
пирамид, в одной из которых был найден знаменитый Луврский писец.


Пектораль с именами Рамсеса II из Серапеума. Кость, золото, инкрустации. XIX династия.

Значительный рост коллекции в середине XIX столетия совпал с большими
административными изменениями, привнесенными в жизнь музея революцией
1848 года. Филипп-Огюст Жанрон, новый директор Лувра, начал
претенциозную программу по реорганизации. Министерский отчет,
датированный 26 апреля 1849 года, содержит описание объема
шестимесячных работ, в результате которых долен был быть завершен
проект Шампольона по расширению египетского отдела: «гигантские
базальтовые и гранитные памятники, которые невероятно тяжелы и
остаются вне поля зрения, преданные забвению в течение многих лет в
подвалах и запасниках музея, были перемещены в спроектированную
специально для них галерею».

Монументальная галерея, созданная Шарлем Персье и Пьером Фонтэном в
1807 году была торжественно открыта в 1849. Более трех с половиной
сотен статуй было выставлено рядом с захватывающим дух колоссальным
сфинксом из Таниса, широко расхваленным прессой. Сразу же после
назначения, Эмманюэль де Руже выставил на обозрение недавно
приобретенную коллекцию Клот Бея вместе с некоторыми памятниками из
Серапеума, восхитительной статуей Аписа и знаменитым сидящим писцом.
Египетская коллекция настолько выросла, что для ее демонстрации
требовались новые помещения, витрины, постаменты, которые не без
сложностей удавалось получать.


Статуя жрицы Мина Туйи, матери царицы Тейе. Дерево. XVIII династия.

К концу XIX века крупные продажи древностей стали уже большой
редкостью. Новый куратор отдела, Эжен Ревеллу сконцентрировал свои
усилия на приобретении памятников более поздних эпох истории Египта.
Несмотря на то, что эти вещи были менее интересны для посетителя,
демотические, греческие и коптские надписи содержали важную информацию
о египетской цивилизации. Между 1879 и 1896 гг. значительное число
папирусов, остраки и надписей на пеленах мумий было приобретено в
Лувр, владеющий сегодня одной из самых больших коллекций памятников
древней письменности. Отдельные приобретения, тем не менее, приносили
музею выдающиеся памятники искусства: в 1872 году у антикваров Роллина
и Фердена за невероятную сумму в 25000 франков была куплена знаменитая
триада Осоркона II; в 1881 году три предмета ювелирного искусства, а
среди них браслет фараона Амасиса, были получены от продажи коллекции
принца Наполеона; и, наконец, в 1883 Лувр купил три большие бронзовые
статуи и замечательного фаянсового гиппопотама из коллекции Посно.

В 1895 году куратор Жорж Бенедит совершил первое из своих ежегодных
поездок в Египет за древностями. В то время, давно ушедшее в область
предания, Каирский музей продавал ведущим музеям мира памятники, к
которым имел много аналогов в своем собрании. Египетские антикварные
магазины были переполнены произведениями древнего искусства, которые
высоко ценились европейскими коллекционерами. Результатом этих
«кампаний», как их называл Бенедит, было приобретение Лувром большого
числа настоящих шедевров. Каждый период истории Египта был представлен
восхитительными памятниками. Нож из Гебель эль-Арака с резной ручкой
из слоновой кости — один из ценнейших памятников эпохи архаики.


Бюст Эхнатона в зале эпохи Амарны. Известняк. XVIII династия.

Мастаба Ахетхотепа, массивное сооружение, украшенное рельефами, была
продана Египтом, так же как и шестиметровая гранитная колонна из
припирамидного храма Унаса. Выдающегося качества бюст из известняка,
изображающий Аменхотепа IV — Эхнатона. Четыре замечательных фаянсовых
сосуда с именами Рамсеса II попали в музей после нескольких месяцев
сложных переговоров, а вслед за ними — красивый систр с именем певицы
Амона Хенуттауи. В 1907 году Лувр получил часть египетской коллекции
из Кабенета Медалей, некоторые из памятников которой требуют особого
упоминания ввиду колоссальной значимости: знаменитый Дендерский зодиак
и Зал предков, который привез из Карнака во Францию в начале XIX
столетия Присс д'Авенн.

После открытия Серапеума, находки отныне и впредь под четким
государственным контролем регулярно отправлялись в Лувр с любезного
согласия египетского правительства. Выборочный перечень этих объектов
превосходно иллюстрирует работу французских археологов от Дельты и до
Первого порога Нила. Две монументальные колонны из розового гранита и
элементы из закладных тайников подтверждают интенсивность работ по
исследованию Таниса. Гелиополь, первый археологический центр,
предоставленный для работ Лувру, дал немногочисленные, но ценнейшие
памятники, такие как редкий Саисский рельеф с изображением охоты в
тростниках. Из Абу Роаша, где вновь начаты работы, происходят
выдающиеся портреты фараона Джедефра, сына Хуфу и принцев царского
дома. Отсюда же в Лувр были доставлены многие редкие объекты времени
правления первых династий, которые являются гордостью музея — каменные
сосуды, палетки из граувакки, медное оружие, маленькие львы из
слоновой кости и фишки для игр. Из нетронутых грабителями гробниц в
Завиет эль-Амуат и Дара, малоизвестных городов Среднего Египта,
происходят статуэтки слуг за работой, украшения и вотивные предметы
конца Древнего царства. Собрание коптских тканей Лувра, обнаруженных в
некрополе Антинои, в настоящее время является одним из богатейших в
мире. Из Ассиута, важного культурного и стратегического города в
Среднем Египте происходят фрагменты погребального инвентаря вельможи
Нахта, среди которых отдельного упоминания заслуживает его
впечатляющая статуя, выполненная из акации, саркофаг, статуэтки
носителей даров и ярко расписанные модели ладей и амбаров.

Выдающийся исторический памятник, стела царя Хора Змеи была открыта в
царском некрополе Абидоса, также как и другие редчайшие памятники
времени правления I-II династий: стелы частных лиц, сосуды с
надписями, металлические и костяные предметы. Найденные в эль-Тоде и
Медамуде, драгоценные памятники из серебра и лазурита, царские статуи
и изящные рельефы на известняки возвращают к жизни величие и роскошь
Среднего царства.


Экспозиция зала скульптуры Среднего царства. Статуя царицы Урет. Гранит. XII династия.

Полные чувств и жизни лица Аменемхетов и Сенусертов, шедевры
древнеегипетской скульптуры, столь же прекрасны, как и выдающиеся
литературные памятники этой эпохи. Уникальная коллекция предметов из
Дейр эль-Мединэ, поселка, в котором жили царские мастера и художники,
создававшие гробницы Долины царей, повествуют о заупокойных верованиях
и повседневной жизни египтян Нового царства. Тысячи вещей,
обнаруженные в гробницах мастеров, в руинах и подвалах поселка
представляют собой бесценное свидетельство обо всех аспектах
существовании этого изолированного сообщества: чем они питались, какую
мебель предпочитали, какие рабочие инструменты использовали, какие
молитвы обращали к богам, как вели домашнее хозяйство и спорили со
своими соседями; это и многое другое запечатлено в письменных
документах. Статуи, фрагменты рельефов и предметы погребального
инвентаря, обнаруженные в гробнице номарха Изи в Эдфу совместной
франко-польской экспедицией дают представление об эволюции
провинциального некрополя в эпохи Древнего и Среднего царств.

Наконец, раскопки на острове Элефантина, расположенного поблизости от
южной границы страны, дали памятники, помогающие нам понять
особенности почитания богов Первого порога Нила — мумии овнов,
священных животных бога Хнума, вотивные приношения богине Анукет,
восхитительные рельефы, датированные Новым царством, составлявшие
когда-то часть святилища Сатет. Эти новые приобретения нарду с
получением новых помещений способствовали значительному расширению
египетского отдела Лувра в 1905 году. Прежде всего это решение
относилось к Алжирской Галерее, в которой место памятников искусства
северо-западной Африки отныне заняли египетские древности, прежде
всего памятники с надписями и многочисленные стелы, прежде обреченные
на хранение в запасниках. Другие значительные монументы, такие как Зал
предков также были размещены в этой секции.

Благодаря новой экспозиции в Галерее Генриха IV появилась возможность
более гармонично показать памятники Нового царства и Третьего
Переходного периода.

Новые дополнительные помещения были отданы Египту сразу же после
прибытия мастабы Ахетхотепа. Началось время модернизации музея. Под
руководством архитектора Альберта Феррана были отреставрированы залы
Фонтена, выкопаны подземные помещения, названные «криптами». Первая
часть работ в египетском отделе была завершена к марту 1934 года.
Посетителей «встречала» колоссальная статуя Сети II, затем следовали
крупные памятники, выставленные в хронологическом порядке начиная с
мастабы Ахетхотепа. Рельефы гробницы были смонтированы на современной
основе, которая своей формой в точности воспроизводила все элементы
подлинного памятника. В новой экспозиции, открытой в 1938 году, также
активно использовались возможности электрической подсветки.

Проходя через главный вход в музей, продвигались к впечатляющему
Танисскому сфинксу в секции Крипты искусств. От мастабы они следовали
мимо шедевров времени первых династий к Галерее Генриха IV, где
размещалась основная часть статуй Нового царства и Позднего времени.
Затем они спускались в новую крипту Осириса, где статуя и несколько
огромных саркофагов, таинственно освещенных, отражали образ бога
умерших. Поднявшись из крипты, посетители попадали в два коптских
зала. Средняя лестница, посвященная находкам из Серапеума, вела к
залам второго этажа.

Жак Вандье, главный куратор, старался сохранить здесь интерьеры,
оставшиеся еще от Шампольона. Здесь же, на пирамидальных постаментах
были выставлены такие шедевры, как скульптурная группа Эхнатона и
Нефертити, сокровище Куртиса Бекеста.

В основе экспозиции также лежал принцип хронологии. Три тысячелетия
истории представали здесь перед посетителем.

Изначальный дух Музея Карла X поддерживался в вплоть до создания
проекта Великого Лувра, несмотря на поступление нескольких потрясающих
памятников, например, осирического пилястра Аменхотепа IV,
принесенного Египтом в дар Франции в 1972 году. Сначала произошли лишь
малозначительные изменения на первом этаже: в 1970 году был открыт еще
один коптский зал, модернизирована Галерея Генриха IV, в 1979 —
перестроена крипта Осириса, в которую был помещен Дендерский зодиак.

24 сентября 1981 года президент Франции Франсуа Миттеран пожертвовал
Лувру крыло Ришелье, в котором до этого было министерство финансов.
Сюда были перемещены все восточные древности, включая Египет, который
наконец-то получил большие помещения на двух этажах в крыле к востоку
от Квадратного двора. Отныне в новой экспозиции сочетались принцип
хронологии и отдельные тематические выставки, на создании которых
настаивал когда-то сам великий Шампольон.

В 2000 году открылась новая египетская экспозиция Лувра, дополненная
несколькими тысячами памятников из хранения и дающая каждому
посетителю музея по-настоящему прикоснуться к потрясающему своей
красотой наследию одной из величайших цивилизаций древности.

(c) Кристиан Зиглер
(c) Авторизованный перевод: Виктор Солкин.
(c) фото - insecula.com

Подробное описание некоторых египетских памятников из собрания Лувра на сайте Ассоциации по изучению Древнего Египта "МААТ":

Стела художника Дедиа
Фрагмент статуи вельможи Мениу
Письмо к усопшему
Голова сфинкса царя Джедефра
Рамсес II, почитающий сфинкса Гизы
Стела Нефрет-Иабет
Статуя Атума в облике змея
Священные кошки Бастет
Маска саркофага неизвестной
Фараон Сети I перед Хатхор

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
elegantchikova
Feb. 18th, 2008 01:20 am (UTC)
Спасибо большое- завесила в мемориз
a_dedushkin
Feb. 18th, 2008 07:58 am (UTC)
Огромное спасибо за репортаж!
victorsolkin
Feb. 18th, 2008 09:29 am (UTC)
Пожалуйста. Только бОльшее спасибо за хорошую статью автору, а не мне. Этот тот редкий случай когда я выступаю не как автор, а как переводчик :-)
a_dedushkin
Feb. 18th, 2008 09:52 am (UTC)
Талантливый перводчик - это половина произведения!:)
tvoiparis.com
Mar. 5th, 2013 10:44 am (UTC)
Да, здорово, что Вы перевели статью на французкий. Автор долгое время была заведующей департаментом египетских древностей в Лувре. Сейчас, когда уже прошло много времени после написания ею этой статьи - тот самый Скриб - считается Скрибом Анонимом. Так как он не подписан. А версия что это Каи - считается недостаточно аргументированной.
victorsolkin
Mar. 5th, 2013 10:58 am (UTC)
1. Статья переведена с французского.
2. Должность автора указана в самом начале. Зачем Вы повторяете то, что уже сказано?
3. Принадлежность писца к комплексу скульптурных изображений Каи никогда не оспаривалась. Проблема заключается лишь в том, что Мариетт поразительно плохо документировал свои работы и поэтому де Сенивалю пришлось делать стилистическую атрибуцию. Так что у Вас неверная информация.
( 6 comments — Leave a comment )

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com