?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry




Роль кошки в египетской религии очень значительна и, одновременно, неоднозначна. Ее появление в среде священных животных произошло достаточно поздно; кошка не фигурирует среди них в эпоху становления египетской государственности, нет упоминаний о ней и в «Текстах пирамид». Истоки популярности этого животного лежали в той роли, которую кошка играла в повседневной жизни египтян, выступая в качестве защитницы дома и урожая и, таким образом, проникая в народную религию. С течением времени, достигнув высшей точки теологической значимости, кот-самец стал ассоциироваться с солнечным божеством в комплексе легенд, связанных с его ночным странствием через пространство иного мира. В «Литаниях Ра» Солнце предстает в облике кота дважды, как дух Миути и как «Великий кот», с которым ранее в «Текстах саркофагов» отождествлял себя умерший:
«Я – великий кот, который сокрушил у дерева ишед на его стороне в Иуну в ночь уничтожения врагов Владыки всего сущего… Кто этот великий кот? Это сам Ра. Был он назван «кот» (миу – В.С.), когда Сиа сказал о нем, так как он мяукал во время того, что совершал и потому имя его «кот» воссуществовало».


Прекрасной иллюстрацией к этому речению стало популярная в Новом царстве виньетка к 17 главе «Книги мертвых», на которой изображен огромный рыжий кот, повергающий у корней персеи огромного змея и отрезающий ножом его голову; Известен случай, когда в тексте папируса, выполненного для «певицы Амона» Тауджатра кошка, а вернее – умершая в облике кошки, повергающей Апопа, замещает собой кота-самца. Иллюстрация сопровождается текстом: «Повержение змея Апопа кошкой живущей, которая вышла из мира иного, которая делает процветающим в некрополе».



Ра в облике Кота. Фрагмент виньетки из "Книги мертвых" Хунефера. XIX дин. Британский музей, Лондон. (с) фото - Британский музей.

Изображения солнечного кота, впрочем, были и в царских гробницах, впервые – на столбе в гробнице Тутмоса III. «Крик кота», который сравнивается с голосами обитающих в ином мире, упоминается в тексте книги «Амдуат». В этом же тексте упоминается дух с головой кота, носящий имя «Жестоколикий», уничтожающий силы хаоса, а «Книга пещер» говорит о духе по имени Миути, который сторожит тела поверженных врагов ночного Солнца. Дух с таким же именем, сжимающий в руках магические жезлы в форме змей, предстает как страж последних врат царства Осириса в «Книге врат».
В начале I тыс. до н.э., при фараонах-выходцах из Бубастиса, кошка оказывается среди наиболее популярных священных животных Египта. Пик популярности животного приходится на греко-римский период египетской истории, когда кошка, ассоциировавшаяся с женственностью и тайной, становится излюбленной обитательницей храмов и домов. Эта популярность нашла свое отражение в сочинениях античных авторов, в частности, у Геродота, который пишет о том, что в случае пожара египтяне заботятся о домашних кошках больше, чем о собственном имуществе. В это время были особенно распространены теофорные имена, в которые включалось имя богини Бастет, например Падибаст – «Тот, кого дала Бастет», Ташенубаст – «Дочь Бастет», Нахтбастетру – «Сильна Бастет против них», Анхбастет – «Да живет Бастет». Культ богини-кошки был так славен, что по свидетельству Диодора, римлянин, случайно убивший кошку, был растерзан разъяренной толпой, которую не могло остановить даже то, что виновный был членом официальной делегации ко двору Птолемея XI Авлета.



Священная кошка Бастет. Бронза. XXVI дин. Лондон, Британский музей. (с) фото - www.egyptarchive.co.uk

Древнейшие изображения кошки в религиозном контексте (амулеты из кости или фаянса) были найдены в некрополе Бадари и датируются концом Древнего царства. Их ношение на теле обеспечивало постоянную защиту от любых опасностей, включая те, что исходят от грозных львиноголовых богинь. Позже кошки появляются на т.н. магических жезлах эпохи Среднего царства, которые делались из кости гиппопотама и предназначались для защиты помещения и, особенно, беременной хозяйки дома. На их поверхности сохранились образы странных демонических существ, духов и животных, среди которых иногда появляется кошка – истребитель зла, персонифицированного в облике змей. В передних лапах кошка зачастую держит нож, предназначенный для отрезания голов врагов, так же, как и великий солнечный кот в Иуну. На протяжении всей истории Египта фараонов кошка никогда не исчерпала своего символического образа защитника, порой также связанного с целительством: на одной магической стеле IV в. до н.э. кошка, предстает в качестве дочери Ра , ужаленной скорпионом, которая просит отца придти и помочь ей, а через нее – каждому ужаленному ядовитыми тварями. Ра утешает страдающую дочь и заверяет ее, что благодаря его вмешательству яд потеряет свою силу, а кошка будет исцелена. К солнечной дочери, «лазуритовой кошке горизонта» обращается за защитой в своем мифологическом папирусе жрец Амона Неспахеран (8 в. до н.э.), который также неожиданно называет ее «владычицей дома бальзамирования». Кошка в этих случаях изображается с некоторыми львиными чертами, что явно говорит о ее грозной роли и о том, что как мирная обитательница дома и всеобщая любимица уживалась в облике богини Бастет с яростной львиноголовой покровительницей царя, чье имя которой впервые было упомянуто на каменном сосуде из Саккары, сохранившем имя царя II династии Хетепсехмуи. Символическая связь между кошкой и ее грозным собратом – львом присутствует, спустя века, на ложных дверях в фиванских гробницах вельмож XVIII династии Кенамона и Аменемхета Сурера, которые охраняют симметрично изображенные над дверным «проемом» в иной мир кошки, стражи рубежа двух пространств. Эту роль в египетском искусстве чаще занимали именно львы или же гибридные существа с львиным телом – сфинксы.



Стела со священными кошками из Дейр эль-Мединэ. Эшмолеанский музей, Оксфорд. XIX-XX дин. Авторф ото неизвестен.

Солнечный кот и кошка были объектами почитания на ряде стел из Дейр эль-Мединэ. На одной из них две кошки симметрично изображены в тимпане стелы; одна – это «благая кошка» солнечного бога Ра, другая – «великая кошка, умиротворенная в имени своем прекрасном «Атум» в мире». Двуполость этих кошек подчеркивается постоянным смешением указателей рода и, скорее всего, речь идет вновь о Ра и его дочери, которую птолемеевские тексты в храме Дендеры называют Раит, или Ра в женском роде. Центральную часть стелы занимает текст гимна от лица умершего и его супруги, чьи имена так не были указаны:
«Восхваление Кота великого,
Целование земли перед Ра этим, великим богом:
О тот, кто в мире, кто возвращается в умиротворение,
Сделал ты меня видящим тьму, тобой сотворенную.
Освети меня, чтобы мог я видеть красоты твои,
Повернись ко мне, о прекрасный, в мире,
Умиротворенный, знающий возвращение в мире!
Да даруешь ты жизнь, стабильность, здоровье для Ка…»
На другой стеле, выполненной для начальника мастеров Пашеду, изображены «кошка, владычица небес» и «прекрасный гусь Амона», причем текст уточняет, что речь идет о священной кошке богини Мут, супруги Амона, в культе которой это животное играло значимую роль. Созвучие между словесным обозначением кошки (миит) и именем Маат – богини истины, возможно, привело к тому, что в ряде поздних бронзовых статуэток священных кошек изображение богини становится частью ожерелья животного, а ее священное перо – символом, по форме которого стилизовали тонкую шерсть внутри кошачьих ушей.


Священная кошка Бастет. XXVI дин. Нидерланды, частное собрание.

Изображения кошек часто встречаются на ритуальных предметах, связанных с различными ипостасями Хатхор, в частности – на систрах , где она предстает как воплощение гелиопольской богини Небетхетепет, связанной с сексуальной энергией бога-творца, трансформировавшейся в богиню. В этом контексте кошка явно предстает как символ плодовитости, сексуальности и привлекательности.
На стеле, посвященной Хатхор и Небетхетепет мастером Каса и его женой Буханеф, также из Дейр эль-Мединэ, в знак связи с богинями изображены две кошки по сторонам от хаторической эмблемы, состоящей из колонны, на которой находится лицо богини, изображенное в фас, обрамленное характерным париком с буклями. Эта композиция встречается и на других египетских памятниках, в частности, на фрагменте алебастрового ритуального сосуда с именами Аменхотепа III, найденного в царской гробнице Ахетатона , или же на золотом фрагменте сосуда эпохи XIX дин. из т.н. «Сокровища Бубастиса». О том, что такие сосуды были связаны с культом Бастет и, скорее всего, с ритуалами умиротворения грозной «Удалившейся» богини говорит помимо иконографии этого сюжета и тот факт, что две кошки вновь обрамляют лицо Хатхор и на фрагменте стены храма Бастет в Бубастисе времени Нектанеба II.



Бастет. Фрагмент рельефа из Бубастиса. XXII дин. (с) - фото мое, 2005 г.

Бубастис, один из самых крупных и процветающих городов восточной части дельты Нила, был издревле связан с умиротворенной формой солнечной дочери, от имени которой происходило даже само название города Пер Бастет - «Дом Бастет». История Бубастиса уходит в глубину египетской истории, а на территории археологической зоны Телль Баста, расположенной на его месте сегодня, выявлены многочисленные памятники Древнего царства. Здесь много строили такие великие цари как Аменемхет III, Аменхотеп III, Рамсес II. Однако особый расцвет города пришелся на время правления XXII династии (945-715 гг. до .э.), цари которой, как уже упоминалось, происходили из «Дома Бастет». Значимость богини и ее священных кошек была столь велика, что один из царей этого времени даже носил в честь покровительницы города имя Памиу («Кот»). Осоркон I и Осоркон II украсили главный храм богини великолепными гранитными колоннадами и воротами, от которых до сегодняшнего дня дошли, к сожалению, лишь разрозненные блоки.
Геродот упоминает знаменитый праздник Бастет в ее городе, во время которого «выпивают виноградного вина больше, чем за весь год. Собирается же здесь, по словам местных жителей, до 700 000 людей обоего пола, не считая детей». Во время торжества все представители семейства кошачьих считались особенно неприкосновенными для простых египтян и для фараона; царь Рамсес IV, в частности, гордился тем, что никогда не охотился на львов во время праздника Бастет и ее семьи. Супругом богини в Бубастисе считался Атум, сыном – грозный Махес – бог бурь и ярости, почитавшийся в облике, опять же, льва. Богиня почиталась и в других значимых городах Нижнего Египта – прежде всего, в Мемфисе, где она отождествлялась с Сехмет, и в Иуну, где она была дочерью Атума - солнечного творца. Известно, что празднество богини-кошки проходило не только в Нижнем Египте, но и на юге - в Фивах и Эсне.
Связь между кошкой и львицей – двумя аспектами грозной и предсказуемой природы женского божества – всячески подчеркивалась. Так, одна из статуэток изображает львиноголовую Сехмет сидящей на престоле и поставившей ноги на простертые фигуры пленных иноземцев, в то время как кошка Бастет уселась на их ноги. Детородные функции Бастет, часто окруженной котятами, и ее сексуальная сила были теми ключами, посредством которых богиня становилась умиротворенной и ласковой матерью царя, защитницей заблудившихся в ночи и, в целом, «обратной» стороной Сехмет, вторя словам знаменитого «Поучения Анхшешонка»:
«Когда мужчина пахнет миррой, жена перед ним – словно кошка. Когда мужчина в страдании – жена перед ним подобна львице».
Тот же Анхшешонк, вероятно, намекая на то, что характер кошки непредсказуем и ее трансформация в Сехмет очень быстра, напоминает:
«Не смейся над кошкой».
Неразрывной связью между львицей и кошкой, а также ритуалами умиротворения разъяренной солнечной богини объясняется факт существования огромных некрополей священных кошек во всех городах, где местная богиня выступала в облике львицы. Порой кошка была и культовым животным богини-львицы, как это было с Пахет, один из служителей которой, некий Падикем, погребенный в Туна эль-Гебель, был «жрецом кошки живущей храма Пахет». Обширное кладбище кошек было найдено в непосредственно от святилища этой богини, расположенном в Спеос Артемидос, носившем в древности название Та Инет Шетаит, или «Тайная Долина». Из демотического папируса 2 в. до н.э. известно о существовании Места упокоения кошек и в Фивах, которое располагалось, скорее всего, в районе некрополя Дра Абу эль-Негга. Миллионы кошек были погребены по всей стране – в Танисе, Гизе, Ахмиме, Абидосе, Дендере, оазисе Дахла.
Погребения кошек в Бубастисе, понятно, были самыми многочисленными и находились в сложенных из кирпича коридорах-катакомбах на территории храма Бастет. К сожалению, этот некрополь был почти полностью разорен во второй половине XIX века до того, как его смогли обследовать археологи. Э. Навилль, проводивший раскопки в храме в конце 1880-х годов, писал о «кучах белых кошачьих костей», которые высились повсюду на разоренном кладбище вместе с масками мумий кошек и, порой, их бронзовыми статуэтками.



Мумии священных кошек. I в. до н.э. - I в. н.э. Лондон, Британский музей. (с) фото - Е. Царева

В Саккаре массовые погребения священных кошек расположены близ Бубастейона – храмового комплекса, посвященного богине. Название комплекса известно по греко-римским источникам. Строительство комплекса, судя по сохранившимся фрагментам, было начато при Амасисе и достигло наивысшего размаха в греко-римское время, хотя культ кошек процветал здесь, судя по всему, и в Новом царстве, когда комплекс погребений был посвящен Бастет, госпоже Анхтауи, одного из кварталов Мемфиса. Комплекс, окруженной массивной стеной из кирпича-сырца, находился близ восточной кромки пустынного плато пирамид у начала некрополя священных животных, центром которого был Серапеум. Поблизости находились все еще не идентифицированный Асклепийон и Анубейон, посвященный Анубису и знаменитый многочисленными погребениями шакалов и собак. Все вместе комплексы образовывали гигантскую территорию саккарского некрополя священных животных.
Постройки, где выводили кошек для последующей мумификации в Бубастейоне, все еще не выявлены. Для погребения мумий использовались опустошенные к тому времени гробницы мемфисских вельмож XVIII-XIX династий, среди которых – гробницы Апер-Эля, везира эпохи Аменхотепа III и Майя, кормилицы Тутанхамона, – уникальная черта некрополя кошек ; для погребения других животных, севернее, сооружались специальные катакомбы. На протяжении десятилетий эта местность носила название Абуаб эль-Кутат, или «Двери кошек». Именно отсюда были изъяты многочисленные мумии священных животных Бастет, которые местные жители продали европейским коллекционерам в XIX-XX вв.

Цит. по: Солкин В.В. Стопы небес. Сокровенный Египет. М., 2006, сноски опущены.
Верхняя иллюстрация - священная кошка с котенком. Бронза. XXVI дин. Париж, Лувр. (с) фото - www.egyptarchive.co.uk

Comments

victorsolkin
Mar. 6th, 2008 03:16 am (UTC)
Они, любимые :-)

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com