victorsolkin

Categories:

К. Нонтон. Новинка, ставшая позором

Современные зарубежные книги по египтологии на русский язык переводят предельно редко. Чаще всего, когда вы видите на полке книжного магазинам книгу иностранного автора с пометкой «новинка», речь идет об издании, которое на самом деле вышло в начале XX века — недобросовестный издатель попросту не указывает год первого издания книги, нарушая все издательские правила. За последние пять лет действительно современные книги, предложенные русскоязычному читателю, можно пересчитать по пальцам. Интересны, хорошо изданы и переведены из них только книга Николаса Ривза о Тутанхамоне, вышедшая в «Издательстве Сергея Куприянова» в 2018 г., и менее качественно переведенная, но не менее интересная монография Тоби Уилкинсона, посвященная истории Древнего Египта, увидевшая свет благодаря издательскому дому «АСТ» в 2019 году.

И вот, казалось бы, событие: только что на прилавках появилась книга британского египтолога Криса Нонтона «В поисках гробниц Древнего Египта», первое издание которого известный лондонский издатель «Тэймс энд Хадсон» выпустил всего лишь два года тому назад. То есть речь идет об очень свежей и актуальной книге, которую выпустил «Манн, Иванов и Фербер». Оставалось бы только радоваться, скрывая удивление, однако, на самом деле ситуация весьма печальна.

Увесистый том, отлично сверстанный, напечатанный на хорошей бумаге, с цветной иллюстративной вставкой, выглядит солидно и привлекательно. Это одна из тех книг, внешний вид которых внушает доверие, особенно, когда читаешь в аннотации, что автор — президент Международной ассоциации египтологов. Однако, как мы увидим, выборная должность на четыре года не является показателем качества всех работ автора, а сложность перевода книги на такую сложную тему, как наследие Древнего Египта, по-прежнему, становится для переводчика и издателя почти непреодолимым барьером. И действительно: указанному в книге Е. Пивоварову, помимо блестящего английского, нужно было бы знать древнеегипетский язык, всю огромную русскоязычную терминологию, связанную с материальными памятниками и религией Древнего Египта, а еще — арабские и греческие топонимы. Это, и правда, сложно. Спасти переводчика, который, судя по результату, не знает ничего из вышеперечисленного необходимого списка, мог бы профессиональный, разбирающийся в египтологии научный редактор. Указанная в книге таковой Анна Низова не известна мне, профессиональному египтологу, ни по одной египтологической публикации или хотя бы по какому-то упоминанию в связи с древней историей Египта. Брать на себя такую ответственность, не обладая актуальными знаниями по теме, поспешно и очень самонадеянно.

Итак, сначала о самой книге, а потом уже об её переводе. Крис Нонтон — современный, практикующий египтолог, что очень хорошо. В книге, которая посвящена тому, найдены ли все значимые гробницы египетских правителей, он активно использует свои знания новейшей археологии долины Нила, опыт работы «в поле», многие новейшие публикации, труднодоступные в России, несмотря на все цифровые технологии и всемирную сеть. Благодаря своему полевому опыту автор интересно описывает ощущения археологов, попавших в неизвестную до того гробницу, сравнивает его с эмоциями из мемуаров великих археологов прошлого достаточно подробно и красочно описывает, как ведутся археологические исследования в Египте анализируются найденные материалы, реставрируется наследие древней цивилизации — чрезвычайно хрупкое и значимое. Да, пожалуй, в тексте порой слишком много вздохов и авторских переживаний вполне банальных для ученого ситуаций, но они, в целом не очень портят впечатление. То, что Нонтон анализирует результаты новых археологических изысканий, о которых русскоязычный читатель знает только из новостей, опубликованных в Интернет и не всегда квалифицированно переведенных, — важно. Раскопки Дж. Вегнера в Абидосе, будни работы А. Нивинского в Фивах, труд многих других ученых — наших современников, описанных в книге, даст возможность читателю погрузиться в мир современной практической науки о Древнем Египте, почувствовать её вкус, если хотите.

Профессиональная хитрость заключается в том, что научно-популярную книгу по египтологии писать намного сложнее, чем научную: дело не столько в том, что нужно писать доступно о сложном, а в том, что нужно иметь глубокие панорамные знания о предмете и вот тут автор, к сожалению, даёт заметную слабину. Фраза «в 1922 году он (Говард Картер — В.С.) отыскал нетронутую гробницу практически неизвестного на тот момент фараона XVIII династии — Тутанхамона (с. 99) должна заставить задуматься даже любителя египтологии, который хоть что-то читал о Тутанхамоне. Как сам Говард Картер, так и последующие публикаторы памятников знаменитой гробницы, в один голос писали о том, что гробница в древности была вскрыта грабителями, как минимум, дважды. Воры, спугнутые стражами фиванского некрополя, унесли с собой многие сокровища гробницы, порой теряя на её пороге узлы, в которые были завязаны царские перстни. Каждый раз затем инспекция некрополя вновь закрывала и опечатывала гробницу. Об этом стыдно не знать. Впрочем, К. Нонтон, который несколько глав пишет о «нетронутом» Тутанхамоне, вдруг пришел в себя: ближе к концу книги он вспомнил и вошел в противоречие с самим собой: «в усыпальницу Тутанхамона по меньшей мере однажды вламывались грабители, но не смогли много унести с собой» (с. 183).

Большой блок текста посвящен царю Аменхотепу I, одному из первых правителей XVIII династии, которого после смерти несколько веков почитали жители Фив. В попытках предположить, где находится так и не идентифицированная гробница этого царя, на с 86 автор пишет: «Дом Аменхотепа в Саду» Вейгалл ассоциировал с ныне разрушенным монументом Аменхотепа I в Мединет Абу». Забудем пока, что слово «монумент», любимое переводчиком донельзя, плохо подходит к такому памятнику, как целый храм. Интересно другое. Несколько страниц спустя он пишет, что указанный храм находился в совершенно другом месте, Дейр эль-Бахри, подтверждая это правильной локацией храма на карте-иллюстрации со стр. 96. От Мединет Абу, расположенного на самом юге фиванского некрополя, до того места, где находился верно указанный на карте храм Аменхотепа I, сегодня ехать на машине минут пятнадцать. Как можно так не уважать читателя? Аменхотепу Iвообще не повезло: автор то убеждает, что мы не знаем, где находится его гробница, предлагая три разных варианта, то вдруг утверждает «как мы уже выяснили, первым Долину царей в качестве кладбища начал использовать Аменхотеп I» (с. 149). Не знает он, видимо, что фрагменты мумии Аменемхета III были потеряны Флиндерсом Питри при перевозке их в Лондон, а вовсе не были «сожжены» (с. 72). Совсем печально обстоит дело со знаниями автором египетского искусства. Если бы он прочитал фундаментальные работы Дитриха Вилдунга, многолетнего берлинского хранителя знаменитого скульптурного портрета Нефертити в синем парике, то знал бы, что одного глаза в шедевре не было никогда: сложнейшие исследования, предпринятые немцами в 2000-х годах показали, что в левой глазнице нет ни следов установки инкрустации, ни следов связующего вещества. А потому утверждение, что «хотя один инкрустированный глаз за прошедшие века был утрачен, оставшегося достаточно, чтобы создавалось ощущение живого лица» (с. 103) — это невежество. Там же Нонтон продолжает вводить читателя в заблуждение: «бюст изображает Нефертити в оригинальном головном уборе с плоским верхом — такого нет ни на одной древнеегипетской царице», — пишет он, не зная, что вообще-то головной убор (парик) такой формы носили три царицы: Тейе, жена Аменхотепа III, задолго до своей невестки Нефертити, и Мутноджемет, супруга Хоремхеба, — после. Царица Тейе (в книге — Тий), видимо, не приняла до конца религиозную реформу своего сына Эхнатона и после смерти супруга, Аменхотепа III, уединилась во дворцовом комплексе Ми-ур (совр. Ком Мединет Гуроб), о чем свидетельствуют многочисленные источники. Нонтон не знает этого и вновь пишет несуразное: «нам известно, что Тий пережила своего мужа и после его смерти переехала к сыну в новую столицу» (с. 110).

Порой доходит до того, что автор, спеша, видимо, отнести рукопись к издателю, перевирает надписи на египетских памятниках. Описывая царскую гробницу Эхнатона и его семьи в Амарне, он утверждает относительного одного из изображений на её стене: «слева в беседке стоит дочь фараона, напротив нее — Эхнатон, Нефертити и другие дочери, Меритатон, Анхесенамон и Нефернефруатон-ташерит. Над головой каждого отчетливо видны имена» (с. 110) В том-то и дело, что написано на стене «Анхесенпаатон», а вовсе не Анхесенамон. Тот, кто знает историю религиозной реформы Эхнатона в этом месте должен совсем загрустить, а я поясню, что имя Анхесенамон, т. е «Жива она для Амона» царевна получила уже выйдя замуж за своего супруга, Тутанхатона, при котором Атон, бог религиозного переворота его отца ушел в прошлое с политического горизонта египетской религии. Тутанхатон стал Тутанхамоном — т. е. «Живым образом Амона», а Анхесенпаатон — «Жива она для Атона» изменила имя на Анхенсенамон. Ошибка в тексте кромешная; её поймут те, кому не очень близка история Древнего Египта, если, иронизируя, представить, что в книге о российской императорском доме, на станице о Николае II сказано, что одна из его дочерей получила Орден Ленина. Приблизительно так. В спешке Нонтон искажает, описывая, и памятники. Так, например, говоря о знаменитом рельефе, хранящемся в Бостоне, на котором изображена Нефертити в позе фараона, побивающего женщину — правительницу условной чужой страны, — он высказывается следующим образом: «в Гермополе был найден барельеф, на котором можно увидеть Нефертити, стоящую на царской ладье под лучами милости Атона и поражающую вражескую армию» (с. 104). Интересно, автор на самом деле видел этот памятник или просто сильно спешил?

Египтология — это очень сложная наука, требующая знания многих тонкостей и мелочей. На с. 149 автор пишет о Долине царей: «Особенно роскошная гробница KV9 использовалась для погребения Рамзеса VI, несмотря на то что предназначалась для Рамзеса V. Но он правил всего четыре года, и его гробницу до сих пор не нашли». Её и не смогут найти, она уже найдена: гробницу KV9, начатую Рамсесом V, умершим от оспы, продолжил его брат Рамсес VI. Оба царя были похоронены в одной и той же гробнице. Это хорошо известно египтологам. Видимо, не всем.

Таких примеров в тексте книги — многие десятки. Их нужно было находить, комментировать, уточнять детали — т. е. делать ту работу, за которую отвечала «научный редактор» Анна Низова, видимо получившая за это свой гонорар и не мучающаяся угрызениями совести. Я, если позволите, указав на суть проблемы и приведя некоторые примеры, не буду делать за неё эту работу.

Отдельного внимания заслуживает перевод книги на русский язык, окончательно уничтоживший ценность издания. Все многочисленные ошибки переводчика, исчисляющиеся сотнями, группируются вокруг его незнания специфической терминологии, имен, топонимов, деталей. Иногда это становится просто нарочитым: там, где речь идет о двух отдельных каменных стелах, устанавливавшихся в царских гробницах Абидоса у погребального холма, появляется «курган» (археологический термин использован неверно), а «на нем водружали стелу из двух камней». Повторю: не стелу из двух камней, а две каменные стелы, как и написано у Нонтона, но переводчику недосуг. Евгений Пивоваров не знает термина «ковчег», которым в египтологии называют огромные деревянные, покрытые золотом ящики, внутрь которых помещали царский саркофаг. Он изобрел неуместное здесь «алтарь», а потому в гробнице 55 в Долине царей «алтарь царицы Тий лежал в разобранном виде» (с. 119). Если бы г-н Пивоваров вместе с научным редактором книги прочитал несколько отличных книг о гробнице Тутанхамона, изданных на русском (включая книгу самого Говарда Картера), то он знал бы, что такое ковчег (англ. shrine) и не позорился бы, постоянно искажая текст книги Нонтона: «сделано это было, чтобы внести внутрь большие деревянные панели алтаря — как раз такие, которые Картер нашел рядом с саркофагом Тутанхамона» (с. 130). Вместе с алтарями в египетских гробницах появились, вместо ковчегов, «сундуки» для каноп (с. 113, 126 и др). Интересно, он совсем не понимает, что назвал «сундуком» ковчег для каноп Тутанхамона — конструкцию высотой 199,7 см? Точно также, не понимая, о чем идет речь, он искажает описание замечательного кожаного покрова царевны Исетемахбит: «где хранился кожаный каноп невероятной красоты, посвященный царице Исетемхеб» (с. 155). Английское слово canopy — это покров, полог, навес, но никак не «каноп». Временами логика отказывается повиноваться переводчику совершенно. Перечитайте несколько раз фразу: «возможно, храм Аменхотепа не был гробницей и представлял собой статую, изображавшую царя в виде Осириса» (с. 95). Как храм может представлять собой статую? Советую заглянуть в английский оригинал книги — там все совсем иначе. Порой смысл становится неверным до обратного оригиналу. Так, есть предположение, что в конце своего правления царь Эхнатон назначает себе соправителя по имени Сменхкара. Соправление — это, по-английски, coregency. А вот что делает переводчик: «остается Сменхкара, судя по всему, бывший регентом при Эхнатоне» (с. 121, а также 132 и др.)Вы же понимаете, уважаемые читатели, разницу между регентом и соправителем, о котором идет речь в тексте? Переводчик — нет.

Среди феерических ошибок перевода — название города Фивы, которое выписывается по-английски, как «Thebes». Е. Пивоваров, не сомневаясь, так и «переводит»: Тебес (с. 12 и далее по всему тексту), однако на одной из последних глав вдруг приходит в себя и со с. 145 в книге вдруг появляются Фивы: «в то время Фивы трясло от различных невзгод». Забавно, что при первом упоминании «Тебеса», то ли переводчик, то ли редактор поставил сноску «более известно греческое название города — Фивы». Догадаться, что это они и есть не получилось, т. е. не было даже элементарных знаний об истории и топонимике Египта. В самих Фивах тоже все непросто: колоссы Мемнона, стоящие перед храмом Аменхотепа III, оказывается, воздвигнуты «напротив» него (с. 110) и так далее.

Из-за больших лакун в знаниях о Египте фараонов переводчику вообще не удалось соблюсти единообразие в своей работе. «Хорово имя» обычно записывалось внутри прямоугольной рамки, изображавшей фасад дворца, на котором сидел бог-сокол Гор», — утверждается на с. 25. Надо выбрать: или, по-старинке, «Гор», или, более близко к египетскому аналогу «Хор», но Хорово имя у бога Гора — это за пределами добра и зла. Совсем не давались переводчику многочисленные Рамсесы и Аменхотепы, в конце концов, предполагает, видимо, он, какая читателю разница, постоянно путая Рамсеса I и Рамсеса II, Аменхотепов I, II, III и IV. Например: «Храм Рамзеса I, ныне известный, как Рамессеум» (с. 64.)) — Рамсес II, думается, не предполагал, что переводчик какой-то книги передаст его знаменитый фиванский храм его же деду) или «старая леди» была не кем иным, как самой царицей, женой Аменхотепа II иматерью Эхнатона» (с. 135). Вот же долгожительница: мать Эхнатона и при этом жена его прадедушки Аменхотепа II. Такого в книге немало и бог бы с ним, что в имени Рамсес нет согласной «з», а имя богини Хатхор нельзя выписывать как «Хатор», это устаревшие формы написанияXIX века, в котором, видимо, и живет переводчик. Кое где, когда перечисляются в перечне имена царей и цариц, которые вводит указание royal names, т. е. «царственные имена», г-н Пивоваров всех подряд называет «фараонами». Так фараоном, например, стала царевна Меритатон.

Переводчик на протяжении всей книги коверкает египетские царские имена с окончанием на — ра, не понимая, как х правильно употреблять в именительном падеже, а как — в родительном. В итоге Джесеркара — «Ра, священный (своим) Ка» он употребляет в именительном падеже как «Джесеркар» (с. 25 и далее), Аахеперура — «Ра, великий творениями», как Аахеперур (с. 25 и далее), Анххеперур (с. 104) и так по всей книге. Особенно много этого ужаса в главе об амарнских царях: «Более того, под Осирисом Неферхепруром, упоминаемым, по крайней мере на двух магических кирпичах…» (с. 121).

Великолепная «Красная пирамида» (англ. Red Pyramid) царя Снофру упоминается и как «красная» (с. 71) и как «Розовая» (с. 67), процессионная дорога к Серапеуму — погребальному комплексу быков-Аписов в Саккаре стала «Серапейской дорогой» (с 59); переводчик не понимает, что Апис — это имя быка, а потому появляются «священные быки Аписа» (там же). Город Уах-Сут получает новое имя «Ва-Сут» (с. 73). Пострадали и подписи под иллюстрациями, например, под изображением Александра, почитающего бога Амона — рельефа, вырезанного на стене святилища для священной ладьи в Луксорском храме, написано следующее: «Изображение на алтаре в виде барки, построенном в храме Амона» (цв. илл. 16). «Алтарь в виде барки» — это нечто совсем новое для египтологии, видимо, абсолютно уникальное и ведомое исключительно Е. Пивоварову, который при этом с одинаковым рвением использует в книге как русскую версию имени бога Амона, так и англицизм «Амун». Какая разница?

Особенно велики неудачи перевода в тех местах, где присутствует подробное описание египетских памятников, которые переводчик не видел в глаза и даже не посмотрел на иллюстрации в оригинальном издании. Так описывая знаменитый гроб из гробницы 55 в Долине царей, с которого сорвана царская маска и в котором был погребен Эхнатон, переводчик не понимает, ни что весь деревянный гроб покрыт потрясающими вставками-инкрустациями, ни то, что поврежденная маска на крышке гроба, а не на голове мумии. В итоге получилось следующее: «Деревянный гроб, обитый листами золота со вставкой из сердолика и стекла. Вставка была частично расколота, и внутри виднелась голова мумии в золотой короне… На лице покойного, вероятно, когда-то была золотая маска, повторявшая черты его лица. Однако и ее кто-то снял почти полностью, осталась лишь небольшая часть брови и правого глаза, под которыми виднелась деревянная подложка» (с. 117). Расколота была не «вставка», а крышка гроба, наполовину; маска была не «на лице покойного», а на крышке гроба, «поверх лица покойного» …На этом фоне рельефы, вырезанные в камне, но названные в переводе «фресками» (с. 110 и др.), и искаженные донельзя арабские топонимы, например, «Габбанат эль-Кируд"(с. 162) вместо Куббанет эль-Кируд, или «Са эль-Агар» (с. 208 и др.) вместо Са эль-Хагар — это детские шалости.

Совсем печально, когда переводчик забывается и в авторском тексте Нонтона появляются фразы, которые отсутствуют в английском оригинале, например «русскоязычной аудитории фильм известен под названием «Тайна племени Харабат» (с. 155). Было бы, конечно, забавно если бы автор так заботился о своем потенциальном читателе, но это не так. Да и одно из названий жителей знаменитой деревни Курна — это Хурубат, а вовсе не Харабат, как в книге. В спешке и имена царей, в конце концов, можно путать легко. В Долине царей есть роскошная гробница женщины-фараона Таусерт. После ее смерти гробницу узурпировал и расширил ее преемник — царь Сетнахт. Неподалеку находится гробница царя Рамсеса-Сиптаха, пасынка Тасуерт. А вот что мы читаем в книге: «в гробнице KV14, принадлежавшей Сиптаху и Таусерту» (с. 157). Особенно в этом позоре, к которому Крис Нонтон не имеет никакого отношения, мне «понравилось» склонение имени фараона-женщины, которое в русской египтологии не склоняется вообще. Пасынка Сиптахаона ненавидела и вряд ли обрадовалась бы, узнав, что им придумали общую гробницу.

Подводя итоги, я огорчу читателя еще сильнее: приведенные выше казусы — это лишь некоторые примеры из тех сотен, которыми полна книга. Я не ставил себе задачи досконально вычитать 274 страницы текста и всего лишь пролистал её, с трудом сдерживая себя в рамках цензурной лексики. Но и этого, согласитесь, достаточно.

Если бы перевод труда Криса Нонтона, несмотря на его неоднозначное качество, был бы сделан квалифицированным переводчиком под руководством опытного, знающего тему научного редактора, всего этого кромешного непрофессионализма издательство «Манн, Иванов и Фербер» могло бы избежать, предложив русскоязычному читателю непростую, не идеальную, но весьма информативную книгу. Но этого, увы, не произошло.

Виктор Солкин

Подробности: https://regnum.ru/news/innovatio/2890287.html

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded