?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



«Пришла я, наделила я Осириса, Владыку Обеих земель Небхепрура, правогласного, жизнью, постоянством, процветанием, так, что он не умрет… »
Из слов богини Нут на третьем ковчеге
Тутанхамона


Размышлениям о смерти посвящено огромное количество текстов и изображений, которые являлись частями грандиозной египетской концепции умирания и возрождения. Египетская культура говорила о феномене смерти несколько тысячелетий, начиная с «Текстов пирамид», которые прочили фараону восхождение по лестнице на небеса, и вплоть до греко-римского времени, когда в гробнице мудреца Петосириса, жреца Тота в Шмуну, тема перехода в другое пространство прозвучала как предостережение о неизбежном: «нет взятки для смерти». Спасением от смерти, как бы не парадоксально это прозвучало, было правильное погребение, выполненное согласно всем требованием многовекового ритуала; он уподоблял умершего божеству и гарантировал новую, вечную жизнь.
Форма и смысловое наполнение заупокойного ритуала неоднократно изменялись на протяжении тысячелетий египетской истории; тем не менее, на протяжении всего этого огромного отрезка времени речь шла об одних и тех же базовых составляющих человеческой сущности и божественном пространстве, в которое они инкорпорировались посредством ритуала. Несмотря на огромное число предметов погребального инвентаря, дошедшее до нашего времени, зачастую мы можем с большим трудом хотя бы приблизиться к пониманию символической сути предметов, вырванных древними грабителями или первыми археологами из их культурно-исторического и ритуального контекста. В итоге ритуал царского погребения все еще остается для нас, во многом, загадкой, отдельные фрагменты которой мы пытаемся более или менее успешно интерпретировать.


Огромную роль в процессе изучения того «образцового» для египтян пути, по которому уходил царь в мир иной, сыграла находка гробницы Тутанхамона. Дважды потревоженное грабителями захоронение юного фараона дало возможность понять хотя бы в общих чертах схему, по которой проходило царское погребение, прикоснуться к произведениям искусства, служившими инструментами для великого ритуала перехода, к которому с таким уважением и вниманием относились египтяне. О памятниках этой гробницы писали очень много, чаще всего, повторяя материалы, изданные Картером; все эти тексты чаще всего сводились к описанию памятников из гробницы и лишь изредка их пытались интерпретировать в комплексе. Материалы Картера, между тем, также не особенно информативны и чаще всего лишь описательны; ученый искал в гробнице, в поразительном потустороннем мире царя, центром которого была его мумия, фрагменты его земной жизни, которые были немногословны более, чем незначительны. Все, что было непосредственно связанно с личностью царя, было намеренно удалено из гробницы, как преходящее. Его земная жизнь была полностью заменена предстоянием перед вечностью, трансформацией в новое состояние существования через прохождение ритуалов смерти, обретением божественности через прохождение сквозь состояния божеств иного мира и, наконец, новым рождением в облике светоносного и действенного духа Ах, спутника Солнечного божества на его Ладье Миллионов лет. Отсутствие исторических документов в гробнице, так сильно разочаровавшее Картера, было намеренным актом, направленным на обеспечение благого посмертного состояния царя. Личность Тутанхамона была забыта; остался лишь Хор Небхепрура, который должен был в итоге воплотиться в Осирисе и возродиться как новое Солнце. К сожалению, Говард Картер, прекрасный археолог, недооценил грандиозный ритуальный памятник-механизм, которым являлась царская гробница; о символизме предметов, найденных в гробнице, заговорили лишь несколько десятилетий спустя. Поразительное впечатление, которое оказывают на современного человека реалии египетского погребального ритуала, впрочем, отражено и у самого Картера, еще не как попытка понять подтекст найденного им сокровища, но как эмоциональное переживание, вызванное невероятной силой воздействия на современность того, что оставил нам Египет:
«Наш взоры были обращены… к покрытому золотом гробу, изображающему юного царя в образе Осириса; нам казалось, что его бесстрастный пристальный взгляд воплощал древнюю веру человека в бессмертие.
Образ фараона пробудил в нас разнообразные и смутные чувства. Их нельзя выразить словами, но прислушайтесь – вы услышите в тишине призрачную поступь удаляющихся плакальщиков…»

Царские останки
А что же царские мумии? Мы хорошо помним лица усопших царей, найденных в знаменитом фиванском тайнике ТТ 320 и в гробнице Аменхотепа II в Долине царей и хранящихся в Египетском музее в Каире. Не менее известны и останки Тутанхамона, оставленные Картером в одном из саркофагов в его гробнице. Однако это лишь несколько тел по сравнению с числом «воплощений Хора» на деле правивших Египтом на протяжении его многовековой истории.
Археологические исследования мемфисских некрополей эпохи Древнего царства дали совсем немного находок. Различные человеческие кости, включая хорошо сохранившуюся забальзамированную ступню, обнаружили в погребальной камере пирамиды Нечерихета Джосера ; фрагменты тела, приписываемые Снофру, найдены в погребальной камере его северной пирамиды в Дахшуре. Фрагменты мумии, приписываемой с очень большой долей сомнения Менкаура, хранится в Британском музее; разрозненные части мумии царя V династии Джедкара Исеси были извлечены из под обломков камня в погребальной камере его пирамиды; в процессе работ в пирамиде Унаса были обнаружены «правая рука, берцовая кость, фрагменты черепа и ребер, а также пелены, разбросанные по полу» , позже перевезенные в Египетский музей; в отчетах о расчистке погребальной камеры пирамиды основателя VI династии Тети упоминается «полностью почерневшее плечо и рука» . Все эти царские останки хранятся в госпитале Каср эль-Айни в Каире.
От Пепи I осталось содержимое одной из каноп, тщательно завернутое в пелены. Первая более-менее сохранившаяся мумия принадлежит царю Меренра; Г. Масперо упоминает, что эта «мумия. обнаруженная раисом Мустафой… была распелената искателями сокровищ и была почти полностью обнажена». По словам Масперо, мумия была обнаружена рядом с саркофагом царя и хорошо сохранилась: «любой может представить себе черты лица, несмотря на то, что нижняя челюсть пропала, а из-за давления пелен исказилась форма носа». Ничего, кроме обрывков погребальных пелен, не осталось от Пепи II.
Не меньше пострадали от времени грабителей и жены царей- строителей пирамид. Саркофаг Ипут I, жены царя Тети, сделанный из превосходного кедрового дерева, был обнаружен Б. Ганном; в нем сохранились разрозненные кости и фрагменты ювелирных украшений царицы. В погребальных камерах пирамид цариц Нубунет и Иненек, супруг Пепи I, обнаружили костные фрагменты. К счастью, в процессе недавних работ в погребальном комплексе царицы Анхесенпепи II, всесильной матери Пепи II, был найден саркофаг, а в нем – многочисленные пелены и фрагменты забальзамированного тела пожилой женщины. Мумии цариц Ашаит и Хенхенет были найдены в своих гробницах под заупокойным храмом Ментухотепа II Небхепетра в Дейр эль-Бахри. Фрагменты мумии самого Ментухтепа II вывезены в Лондон. Фрагменты тела Сенусерта II хранятся в Университетском Колледже в Лондоне, а мумия царя Ауибра Хора – в Египетском музее в Каире. Неизвестно, где сейчас находятся фрагменты мумии Аменемхета III из его пирамиды в Хавара.
Самая древняя мумия, обнаруженная агентами Г. Масперо в ТТ 320, принадлежит царю XVII династии Секененра Таа II. Рядом с ним, вместе с телами принцев и принцесс, были перепрятаны в царствование XXI династии по приказу верховного жреца Амона Пайноджема II мумии Яхмеса I, Аменхотепа I, Тутмосов I, II и III, Рамсеса I, Сети I, Рамсесов II, III и IX. Большинство тел находилось в печальном состоянии в очень бедных саркофагах – царей ограбили те, кто «реставрировал» мумии в храме Мединет Абу при их перемещении из Долины царей. Здесь же покоилась и великая Яхмес-Нефертари в своем огромном саркофаге.
В гробнице Аменхтепа II в Долине царей, также служившей тайником для перезахороненных тел, были найдены сам царь – владелец гробницы, а также Тутмос IV, Аменхотеп III, Мернептах, Рамсес Саптах, Сети II, Рамсесы IV, V и VI, а также ряд ранее не идентифицированных тел , среди которых царица Тейе и, возможно, царица Меритатон.
Впереди археологию ожидает еще множество открытий: не найдены мумии Рамсеса VIII и Херихора, не говоря уже о пресловутых останках Нефертити. Скорее всего, еще один тайник для царских жен был сделан в эпоху XX-XXI династии поблизости от Долины цариц; возможно, в нем будут найдены мумии великих женщин дома Рамсеса II: Бентанат, Хенутмира, Меритамон и, конечно же, Нефертари, супруг Рамсеса III – Тити и Исиды, а также многосчиленных царских сыновей и дочерей. Лучшим подтверждением того, насколько богаты еще сенсациями скалы фиванского некрополя, стала недавняя находка группой О. Шэдена KV63 – новой гробницы-тайника в Долине царей, которая хотя и не может быть сравнима с гробницей Тутанхамона, но все же осталась нетронутой, и это дает надежды на будущие находки.

Великие галереи Долины царей
Памятники из гробницы Тутанхамона, на систематическую перевозку которых в Египетский музей в Каир потребовалось шесть лет, помогают хотя бы отчасти представить то великолепие, которое некогда окружало похороны величайших фараонов Нового царства, по сравнению с которыми гробница, ставшая самой знаменитой в Долине царей, была лишь отблеском истинного величия и роскоши. Уходящие в глубь скал грандиозные галереи, покрытые расписанными рельефами, погружают зрителя в особый, нечеловеческий, мир сотворения и обновления сил вселенной. Забыв о монументальности пирамид прошлых эпох, фараоны придавали отныне куда большее значение внутреннему содержанию и отделке гробниц, расположенных в самой отдаленной долине фиванского некрополя. На смену «Текстам пирамид» и «Текстам саркофагов» пришли богато иллюстрированные книги о запредельном мире, покрывающие семь или девять коридоров протяженных царских гробниц, непревзойденным шедевром среди которых стала усыпальница Сети I. В их число входили сцены «Ритуала Отверзания уст и очей», астрономические тексты на потолках погребальной камеры, многочисленные изображения божеств и, порой, изображения погребального инвентаря, который некогда находился в соответствующем помещении. Первые два коридора, обыкновенно, украшал текст «Литаний Ра», отождествлявших царя с Солнцем; далее на все пространство гробницы простирались «Амдуат» и «Книга врат», в которых фараон был вовлечен в полное опасностей ночное странствие солнечной ладьи, вместе с божествами которой он побеждал силы хаоса и получал возрождение в предвечных водах океана Нуна. На задней стене первого зала гробницы, потолок который поддерживают столбы, высеченные с соблюдением классической для Долины царей пропорции в 5 локтей, царь изображен вместе с Хором, который ведет его к Осирису, восседающему на престоле, как к цели всей грядущей череды царских отождествлений. Третье божество, которое принимает царя в свои объятья на изображениях в нижней части гробницы, - это Хатхор, представляющая собой саму суть принципа возрождения. Среди бусин сетки, которая написана поверх платья богини особе место занимают имена царя и знаки многих празднеств Сед, которые ему обещает милостивая богиня, «Владычица Жизни», предвечная мать и супруга царя. Гробница Сети I еще не знает включения в декорировку текста 125 главы «Книги мертвых», предназначенной все еще лишь для частных лиц; лишь со времени Рамсеса II в гробницу стали помещать текстуальное свидетельство того, что отныне царь должен пройти загробный суд богов, которым раньше он был равен. При Мернептахе в царской гробнице появятся новые тексты о загробном мире – «Книга Пещер», «Книга Земли» и «Книга небес», описывающие все новые и новые детали потустороннего странствия Солнца. Последняя поистине царская гробница Долины была создана для Рамсеса VI; после нее начался недолгий процесс деградации, в результате которого великий царский некрополь был забыт, а фараоны поздних династий нашли себе места нового упокоения в стенах храмов городов Дельты – Таниса, Саиса и Мендеса.
Строительство царской гробницы начиналось сразу же после восшествие нового фараона на престол; на реализацию амбициозного плана порой не хватало времени и отдельные помещения царского «дома вечности» оставались незавершенными. Процесс подготовки к смерти и перерождению включал в себя не только разработку архитектурного плана, сооружение и декорировку гробницы, но и подготовку гигантского погребального инвентаря и, в центре всех дел, - царского саркофага. Завершением этой гигантской работы были оттиски печатей на штукатурке, которая покрывала кладку, запечатывавшую вход в подземный мир еще одного воплощения Хора, ставшего Осирисом. Контроль над выполнением всех работ по подготовке погребения царя осуществлял два смотрителя и несколько писцов; не известно, участвовал ли в подготовке погребения сам царь, хотя такое участие, скорее всего, предусматривалось.
Мумия царя, конечно же, была главной святыней погребения. Со времени III династии ее помещали в каменный саркофаг, внутри которого находились несколько деревянных саркофагов. В Новом царстве саркофаг чаще всего делали из «солнечного» кварцита или гранита, еще раз подчеркивая отождествления фараона с Ра-Атумом; бывали и алебастровые саркофаги, богато инкрустированные лазуритовым стеклом. Первыми «спутниками» царя. изображенными на стенках его саркофага были Анубис и сыновья Хора, которые позже были заменены фрагментами из «Амдуат», других текстов о загробном мире, отдельными фрагментами «Книги мертвых». Над саркофагом покоились деревянные позолоченные ковчеги, покрытые самыми значимыми ритуальными сценами, иллюстрирующими этапы трансформации умершего царя. Там, в глубине ковчегов и саркофагов лежала царская мумия, повторяющая облик мумии убитого Осириса, выполненная лучшими бальзамировщиками страны. Внутренности, изъятые при бальзамировании, помещались в сосуды-канопы, помещенные в ковчег, покровительницами которого со времени Аменхотепа II изображаются четыре богини-защитницы мертвых: Исида, Нефтида, Нейт и Селкет, тогда как в облике защитников самих сосудов представали четыре сына Хора. Предметы инвентаря, которым был снабжен царь, исчислялись десятками тысяч; это были ламы, чтобы разогнать тьму и оружие против его врагов, пища и масла для его Ка и одежды для его тела, сундуки с его украшениями и ладьи для посмертного плавания по предвечным водам, скипетры власти и парадные колесницы. Здесь не было только царских корон, которые передавались новому земному воплощению Хора.
В гробнице Тутанхамона, благодаря которой мы знаем, как выглядели все эти сокровища, были найдены многочисленные деревянные, позолоченные изображения богов и священных животных, порой очень редких, продолжавшие божественные темы декорировки стен гробницы и защищавшие гробницу от злых чар, которые могли бы помещать царю пройти весь свой путь до конца. Сотни статуэток ответчиков-ушебти, многие из которых были выполнены в облике забальзамированного царя-Осириса, прижимающего руками к своей груди своего крылатого Ба, должны были оберечь его от любой работы загробного мира, будь то пахота на полях богов или расчистка каналов, по которым струились воды Нуна.
Изречения из «Книги мертвых» гарантировали действенную силу многочисленных амулетов, выполненных из драгоценных материалов; многие из них помещались между пеленами мумии, чтобы обеспечить их тесный контакт с телом умершего. Наиболее популярным среди них были Око Хора Уджат, которое, по легенде, было повреждено, но исцелено в знак того, что умерший вновь обретет былую целостность и скарабей, могущественный символ созидательной силы творца, новой жизни и возрождения, сочетающий в себе принципы божественности Осириса и Ра, сливающихся в грандиозном облике Предвечного божества – основы существования вселенной.
Поразительный памятник из гробницы Тутанхамона изображает ту главную божественную сущность, для которой сооружалась гробница – тело царя в процессе трансформации. Это статуэтка, вырезанная из кедрового дерева, которая была найдена в т.н. «Сокровенной сокровищнице» гробницы Тутанхамона внутри деревянного саркофага, тщательно завернутого в полотно. На голову царя, тело которого «запеленуто» и подготовлено к погребению, надет платок-немес, увенчанный уреем. Скипетры, находившиеся в руках царя, не сохранились. С двух сторон от мумии сидят птицы, закрывающие забальзамированное тело своими крыльями в знак защиты. Сокол, сидящий справа от тела, символизирует собой возрождение, которое обретет царь после странствия через загробный мир, так как сокол — это Хор, сын и преемник Осириса, добившийся победы над смертью для своего отца, отдав ему свое Око. Слева сидит птица с человеческой головой, Ба, «душа» царя, вышедшая из тела и готовая к великому странствию в царство Осириса. Мумия царя лежит на ложе, украшенном львиными головами, которое очень похоже на реальные ложа, найденные в гробнице. Львиные головы у изголовья ложа символизируют собой Рути, — божественную пару львов, в образе которых воплощены божества Шу и Тефнут, хранители горизонтов, в которых, подобно Солнцу, вновь и вновь будет заходить, а потом возрождаться усопший царь.
Четыре иероглифические надписи, имитирующие ленты погребальных пелен, вырезаны на теле царя; в них призываются небесные сыновья Хора, несущие защиту умершему от четырех сторон света, а также и более значимые божества — Осирис, Хор и Анубис:
«Почитаемый Имсети, Хепи, Анубисом в месте бальзамирования, Анубису, Дуамутефу, Кебехсенуфу, Хору и Осирису».
Надпись, идущая от скрещенных рук «мумии» к ее ногам, призывает Нут, предвечную богиню неба, защитить умершего, подобно тому, как она защищает своего сына Осириса, закрыть его своим небесным телом, покрытым звездами:
«Слова, сказанные царем Небхепрура правогласным: «Снизойди, матерь Нут, склонись надо мной и преврати меня в одну из бессмертных звезд, которые все в тебе!»
Еще одна иероглифическая надпись, опоясывающая ложе, упоминает вельможу Майя, одну из самых интересных и значимых личностей при дворе Тутанхамона:
«Сделано слугой, облагодетельствованным Его Величеством, тем, кто ищет хорошее и находит прекрасное, и делает это старательно для своего повелителя, который творит чудесные дела в обители великолепия, управителем строительных работ по сооружению обители вечности, царским писцом, хранителем сокровищницы Майя»; «сделано слугой, облагодетельствованным своим повелителем, который добывает превосходные вещи в обители вечности, управителем строительных работ на Западе, возлюбленным своим владыкой, совершающим все по слову его, не допускающим ничего ему неугодного, тем, чье лицо блаженно, когда он это делает с любящим сердцем, как вещь, угодную для его повелителя»; «Царский писец, возлюбленный своим повелителем, хранитель сокровищницы Майя».
Этот знаменитый вельможа и выдающийся архитектор, сын врача Ауи и «госпожи дома» Урет, который после смерти Тутанхамона, уже при Хоремхебе, возвысится до «носителя опахала справа от царя» и «главы празднества Амона в Карнаке», был донатором статуэтки, пожертвовавшим ее в память о своем рано умершем царе, для которого он готовил погребение.
«Золотой покой»
Гробница Тутанхамона, так сильно восхитившая мир своим содержимым, - одна из самых скромных в Долине царей с точки зрения архитектуры и декорировки. Несмотря на то, что царь умер в юном возрасте, он к тому времени царствовал около десяти лет, за которые вполне можно было успеть подготовить достойное погребение. Даже гробница Рамсеса I, правившего на протяжении полутора лет, была выполнена с большим вниманием и аккуратностью. Неоднократно высказывалась гипотеза, что та гробница, которая изначально предназначалась для царя и была расположена в т.н. «Западной долине», близ гробницы его деда Аменхотепа III, позже пострадала от узурпации Эйе, который решился на захват просторной гробницы, с архитектурной точки зрения в некоторых деталях близкой к амарнской царской гробнице. В итоге тайник, ставший последним пристанищем Тутанхамона, расширяли и украшали в страшной спешке, которую по многим оплошностям отмечал Г. Картер.
Помещения гробницы были грубо вырублены в скале и лишь погребальная камера была расписана. На ее стенах изображено царское погребение и трансформация царя в облике Осириса. Путь царя начинается на восточной стене: вельможи двора тянут на салазках солнечную ладью-катафалк с мумией царя к гробнице; на носу и корме ладьи стоят джерит – статуэтки жриц, воплощающих собой Исиду и Нефтиду, оплакивающих нового Осириса, а также грозный охранник - сфинкс Туту. На головах вельмож – траурные повязки, ближе всего к ладье изображены, судя по одеяниям, два везира и военачальник, возможно, Хоремхеб. Над процессией сохранились девять столбцов надписи:
«Слова, что говорят знатные из царского дома, те что идут в процессии с Осирисом, царем, Владыкой Обеих земель Небхепрура к Западу. Возглашают они: «О, Небхепрура, да придешь ты в мире, о бог – защита земли!»
Процессия «движется» по направлению к северной стене. Северная стена разделена на три сцены: справа церемонию «Отверзания уст и очей» для Осириса Тутанхамона совершает его преемник, престарелый «божественный отец» Эйе, изображенный здесь как молодой человек, весьма походящий внешне на своего предшественника; в центре Тутанхамона, одетого в земное одеяние, как «Владыку Обеих земель Небхепрура, которому дана жизнь в вечности и бесконечности» приветствует богиня Нут, его небесная мать; наконец, слева изображено «Объятие горизонта» – Тутанхамон в сопровождении своего Ка обнимает Осириса, «первого среди западных». На южной стене Хатхор Иментет, владычица тайн возрождения, символ Запада, протягивает символ жизни анх царю Тутанхамону, за которым изображен Анубис. На голове царя белая повязка афнет, ассоциирующаяся с погребением. Наконец итог пути царя изображен на западной стене: фрагмент книги «Амдуат» с солнечной ладьей, в центре которой скарабей Хепри, восходящее на восточном горизонте Солнце, почитаемый двумя образами Осириса, занимает верхнюю часть стены; под ним – двенадцать священных павианов, бау Востока, рядом с которыми выписаны заклинания, призванные защитить царя.
В стенах погребальной камеры, за исключением восточной, где был проход в другое помещение гробницы, были обнаружены небольшие ниши, предназначавшиеся для магических фигурок, которые должны были сориентировать погребальную камеру по сторонам света, включить ее в пространство ритуала и, одновременно, защитить ее от любого зла. Описание этих фигур есть в 151а главе «Книги мертвых». На виньетке к этой главе Анубис склоняется к мумии, лежащей на погребальном ложе, в ногах которого – Исида, а в изголовье – Нефтида. К западу от них находится столб джед, символизирующий стихию земли, к северу – фигура «тень Осириса», символизирующая воздух, к югу – факел, частица стихии огня и к востоку – фигура Анубиса, лежащего на вратах иного мира и сосуд с водой, дарующей очищение. Фигурки помещались в стены камеры в процессе особого ритуала, благодаря которому погребальная камера становилась не просто микрокосмом, но совершенно особенным защищенным пространством, в центре которого пребывал умерший, отождествленный с Осирисом. Эти фигурки всего лишь один раз были заменены изображениями на стелах, также размещенными по стенам погребальной камеры и помимо изображений содержащими наиболее полные заклинания – фрагменты ритуала по подготовке погребальной камеры к принятию подобия Осириса. К несчастью, эти стелы, происходящие из мемфисской гробницы военачальника Каса, современника Сети I, были изъяты из своего контекста и в настоящее время хранятся в собрании Музея средиземноморской археологии в Марселе:

«То, что помещено на стене северной: «О тот, кто приходит, чтобы схватить, я воспрепятствую, и ты не схватишь; о тот, кто стучится, я не дам тебе постучаться. Вот, я – магическая защита для Осириса, царского писца, начальника лучников Каса, правогласного». Произнести слова над бруском необожженной глины, на котором начертаны эти слова. Водрузить Образ из дерева имаа, высотой в семь пальцев; с отверзнутыми устами; прикрепить его на брусок. Поместить его в нише в стене северной, лицом – к югу, укрыть тканью.
Пребывает джед перед ним на западе, Анубис – на востоке, столб огненный – на юге. На севере же – пребывает Образ из дерева имаа, лицо его – на юг направлено.
Воздает хвалы деяниями земными Уннеферу Осирис, начальник лучников Каса, правогласный.
Писец царский, начальник лучников, Каса, сын от плоти Иаии, правогласного, рожденный госпожой дома Исидой».

«То, что помещено на стене южной гробницы Осириса, писца царского, начальника лучников Каса, правогласного. Говорит он: «Вот я, тот кто устраняет песок, приходящий засыпать гробницу. Тот, кто пытается проникнуть, я оттолкну его к огню некрополя, я отклоню путь его. Вот я – магическая защита для Осириса, царского писца, начальника лучников Каса, правогласного». Произнести слова над бруском необожженной глины, на котором начертаны эти слова. Прикрепить фитиль в центре, поджечь. Поместить его в нише в стене южной; лицом к северу.
Осирис, писец царский, начальник лучников Каса, правогласный. Он – дух почтенный, среди богов западных. Он в обители отверзнутых устами божеств. Нет опасности для него от них, от ножей их. Стал он Осирисом, Каса.
Писец царский, начальник лучников, Каса, сын от плоти Иаии, правогласного, рожденный госпожой дома Исидой».

«Царский писец, начальник лучников Каса, правогласный. Говорит он: « Тот, кто приходит в ярости, я отклоню тебя заблаговременно. Бог Ха над тобой! Я тот, кто находится за столбом джед в день, когда он уничтожает. Вот я – магическая защита для Осириса, царского писца Каса, правогласного». Произнести слова над столбом джед из фаянса с верхом из золота, завернутым в полотно превосходное; облить его маслом. Прикрепить его на брусок из необожженной глины, смешанной с ладаном и зернами пеха, на котором начертаны эти слова. Поместить его в нишу в стене западной, лицом к востоку. Покрыть его землей с семенем сикоморы.
Осирис, писец царский, начальник лучников, великий Каса, правогласный.
Писец царский, начальник лучников, Каса, сын от плоти Иаии, правогласного, рожденный госпожой дома Исидой».

«То, что помещено на стене восточной. «Будь бдителен, Осирис, писец царский, Каса, правогласный! Бдителен Tот, Kто на холме своем. Твое нападение отклонено: это я, кто отклоняет нападение твое, о, Ужасный! Я – магическая защита для Осириса, начальника лучников Каса, правогласного». Произнести слова над Анубисом из глины, смешанной с ладаном и зернами пеха. Прикрепить его на брусок из необожженной глины, на котором начертаны эти слова. Поместить его в нишу в восточной стене, лицом к западу, прикрыв лик его. Осирис, писец царский, великий Владыкой Обеих земель, Каса, почтенный перед Благим Богом.
Анубис на холме своем.
Писец царский, начальник лучников, Каса, правогласный перед Богом Благим.
Писец царский, начальник лучников, Каса, сын от плоти Иаии, правогласного, рожденный госпожой дома Исидой».

Анубис и Великие символы
Между стенами погребальной камеры гробницы Тутанхамона и внешним огромным ковчегом были найдены многочисленные ритуальные предметы и амулеты, которые должны были помочь умершему царю преодолеть смерть и опасности загробного мира: магические весла, дающие невидимость от врагов; сосуды хес, расположенные меж пилонов храма, приносящие очищение; стилизованные перья страуса, посвященные богине Маат, находящиеся также между пилонами, в которых были обнаружены фаянсовые сосуды, содержащие натрон и смолу; священный гусь Амона, выполненный из дерева и покрытый смолой, стоявший у восточный стены, должен был разогнать тьму своим криком, словно в момент сотворения мира; алебастровая лампа, найденная в юго-восточном углу, свет которой должен был разогнать тьму загробного мира. Перед дверями стояла еще одна потрясающая своей красотой лампа, выполненная из полупрозрачного алебастра в виде трех цветов лотоса, символизирующих принцип триады, стебли и листья которых отходили от единой подставки-основы.
В северо-западном и юго-западном углах погребальной камеры находились имиут – эмблемы Анубиса. «В каждом конце саркофага находились любопытные деревянные предметы, окрашенные в черный цвет, — писал Говард Картер. — Один из них представлял сосуд «хес» между небольшими пилонами, а другой изображал «перья правды» между двумя киосками, содержащими фаянсовые сосуды, наполненные натроном и смолой. У западной стены комнаты, в северном и южном углах, находились простые по форма золотые эмблемы Анубиса. Они подвешены к вертикальным лотосообразным шестам (...) установленным в алебастровых сосудах, покоящихся на циновках из тростника (...) Это эмблемы (...) мира, куда погружается на ночь солнце и где почиют умершие. Они должны были помочь покойному пройти через владения загробного мира (...) Вместе с этими эмблемами обнаружены четыре позолоченных деревянных предмета, которые, вероятно, символизируют свернутые погребальные покровы. А. Гардинер указывает, что в иероглифическом письме изображение этого предмета обозначало «пробуждать». Возможно, символы имели отношение к представлениям о пробуждении усопших».
Мы очень мало знаем о символическом значении этих эмблем; как иногда пишут, «их куда легче описать, нежели объяснить». Каждая эмблема состоит из высокого стержня, завершающегося бутоном лотоса. Со стержня, прикрепленная к нему длинным хвостом, выполненным из бронзы и заканчивающимся распустившимся цветком папируса, свисает шкура обезглавленного животного. Символическая шкура выполнена из дерева и покрыта золотом. Каждый стержень в свою очередь укреплен в алебастровой основе, напоминающей своей формой сосуд, на которой имеется надпись:
«Бог благой, Небхепрура, сын Ра, Тутанхамон, властитель Южного Гелиополя (т. е. Фив), которому дана жизнь, подобно Ра, в вечности и бесконечности, возлюбленный Анубисом, владыкой навеса для бальзамирования» (на другом - «возлюбленный Анубисом Имиутом», также опущено сравнение «подобно Ра»).
Древнейшие известные аналоги подобной эмблемы датируются 1950 г. до н. э. и состоят из настоящей шкуры животного, набитой льняным полотном; впрочем, первые упоминания титула «имиут» встречаются еще во время правления IV династии. Эмблемы Имиут издревле были связаны с заупокойным ритуалом, почитанием умерших предков; их изображения часто встречаются в заупокойных храмах фараонов Нового царства. С символической точки зрения, опираясь на тексты папируса Жюмильяк , хранящегося в Лувре, можно сказать, что эта эмблема — кожа, оболочка тленного тела, опустошенная смертью на этапе завершения посмертных трансформаций сущности умершего, по словам К. Дерош-Ноблекур, подобие хориона, - наружной зародышевой оболочки зародыша. Эта оболочка-шкура, по сути, принадлежит самому Анубису, и именно в ней некогда было собрано воедино тело Осириса; Солнце, обернутое в нее, а также и каждый умерший обретает возрождение. Этот смысл заложен и в самом титуле бога «имиут» — «тот, кто завернут (в кожу)».
Эмблема Анубиса была на египетских изображениях непременным спутником Осириса, а также присутствует почти во всех царских заупокойных храмах, гарантируя защиту умершему царю во время его посмертных трансформаций на пути к Осирису, во время которых, наряду с Анубисом, его покровителями становятся Птах и Сокар. Представлявшийся в облике черной, словно сумерки, собаки или шакала, лежащего на холме некрополя, Анубис был проводником умершего через пространство иного мира. Священные животные Анубиса, обитающие среди могил были, по представлениям египтян, существами, обитавшими на границе пространств, существами ночи, которые исчезают на заре, увидев рождающееся солнце, и вновь появляются на закате, чтобы проводить светило по путям Запада.
В облике Анубиса, наконец, чтобы преодолеть смерть, воплощается и сам умерший на последних этапах своей трансформации. На кладке, которой был закрыт проход в одну из камер гробницы Тутанхамона, которая, по сути, представляет собой искусственную «пещеру» для трансформации его сущности, Алан Гардинер прочел надпись, которая позже была разрушена: «Небхепрура-Анубис торжествующий».
Наконец, сразу же за входом в самую отдаленную, восточную, камеру гробницы, т.н. «Сокровенную сокровищницу», находилось, пожалуй, самое поразительное изображение Анубиса в египетском искусстве. «Вход в сокровищницу в отличие от других дверных проходов не был ни заложен камнями, ни запечатан, - пишет Г. Картер. – Напротив двери, загораживая вход в сокровищницу, на вызолоченном ковчеге, установленном на носилках с длинными ручками, покоилось черное изваяние бога Анубиса, закутанное в погребальные покровы. На полу, сразу же за порогом, перед постаментом Анубиса стоял маленький тростниковый факел на глиняной подставке в форме кирпича с магической надписью: «Да сгинет враг Осириса, в какой бы форме он ни явился». Статуя была выполнена из дерева, поверхность которого была затем покрыта штуком и тонким слоем черной смолы. Внутренняя поверхность ушей божества, опоясывающая его шею повязка и ожерелье-ошейник — позолочены. Глаза инкрустированы алебастром, золотом и обсидианом; когти сделаны из серебра. Изначально, как и указывает Картер, тело статуи было укрыто льняной пеленой с сохранившейся на ней датой - седьмым годом правления Эхнатона, когда, возможно, был рожден будущий Тутанхамон. Вокруг шеи было повязано более тонкое и изысканное полотно, - нечто, напоминающее шарф, украшенный двумя рядами погребальных голубых лотосов и васильков, вытканных посередине полосы, и завязанный на затылке Анубиса бантом. Меж лап Анубиса лежала палетка для письма, которая, судя по надписям, принадлежала Меритатон, старшей дочери Эхнатона и Нефертити.
Анубис покоится на съемной крышке деревянного позолоченного ларца. Увенчанный характерным египетским карнизом, ларец, имитирующий своей формой врата загробного мира, покрыт изображениями символов «джед» и «тет». Внутри ларца были найдены фаянсовые амулеты: четыре изображения коровьей ноги «ухем», имеющие значение глагола «повторять», два изображения мумии, изображение сокологолового Хора или же Ра, две статуэтки Тота в облике ибиса, уадж - стебель тростника папируса, символизирующий вечную молодость, восковая «птица половодья» Бах, несколько кусков смолы, а также восемь ожерелий и два алебастровых сосуда: в одном из них было смолоподобное вещество — смесь смолы и священного натрона, в то время как второй служил ему крышкой. Эти предметы, изначально расположенные в специально предназначенных для них отделениях, были перемешаны, к сожалению, древними грабителями. Все эти амулеты, бесспорно, были связаны с ритуалами трансформации в Анубиса, призванными принести ухем месут — возрождение — душе царя. Восхитительная статуя божества из гробницы Тутанхамона, скорее всего, некогда следовала в царской погребальной процессии, а затем была помещена в одно из самых значимых помещений гробницы, где находились канопы с внутренностями царя, стражем и охранителем которых, таким образом, выступал Анубис. В надписях, что покрывают ларец, Анубис восхваляется в двух своих ипостасях — как Имиут, сын Осириса, отдавший умершему отцу свою кожу, необходимую для его возрождения, и как Хентисехнечер — глава божественного навеса, расположенного при входе в гробницу, под которым совершалась церемония «Отверзания уст и очей», дающая возможность умершему видеть, ощущать, вкушать приношения и передвигаться, вновь и вновь побеждая смерть.

Цит. по Солкин В.В. Столпы небес. Сокровенный Египет. М., 2006, сноски опущены.

Илл: Ушебти Тутанхамона. Дерево, золото. XVIII дин. Луксор, Музей египетского искусства. (с) фото мое, 2008.

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
laiska
Jun. 17th, 2008 12:24 pm (UTC)
Ужасно интересно, спасибо Вам!
А что значит здесь "правогласный"?
victorsolkin
Jun. 17th, 2008 05:31 pm (UTC)
Пожалуйста :-)
Маа херу, или "правогласный" - титул покойного, оправданного на загробном суде, иногда, очень редко, титул живого человека, над которым провели при жизни заупокойный обряд для того, например, чтобы он не боялся чужеземного погребения, отправляясь в длительное странствие.
laiska
Jun. 17th, 2008 05:43 pm (UTC)
Вот оно как...
hectane
Jun. 18th, 2008 12:32 am (UTC)
А вот я после передачи сравнил тексты вашей энциклопедии с теми, которые Т. Толстая подозревала в плагиате. И сходится, правда.

Что мне теперь делать?
victorsolkin
Jun. 18th, 2008 09:08 am (UTC)
У Вас несостыковка вышла :-)

1. Толстая опиралась на Прусакова, который ничего не писал про энциклопедию :-)
2. В своей рецензии Прусаков принципиально не замечает сноски и передергивает.
3. В конце каждой статьи энциклопедии стоят источники информации, естественно все. Смотрите внимательнее.
4. Вы написали совершенно не в том трейде и замусориваете серьезный пост глупостями
5. Если Вам не нравится то, что я делаю, вы можете не ходить в мой журнал. Я не гонюсь за количеством читателей. Слушайте Толстую, читайте Прусакова и будьте счастливы.
(Deleted comment)
victorsolkin
Aug. 12th, 2008 07:38 pm (UTC)
Египет и Шумер - две древнейшие цивилизации. До них было первобытное общество, в котором ни о каком бальзамировании речь не шла. Не практиковали его и в Шумере. Традиция не распространилась, за исключением нескольких случаев в Финикии, находившейся под египетским владычеством. Другие культуры, позже, пытались иными способами сохранять тело умершего, те же инки, например.
( 6 comments — Leave a comment )

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com