?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Погребальные ковчеги и «Книга света»

Четыре погребальных ковчега, сооруженные один в другом, над каменным саркофагом Тутанхамона, выполнены из дерева и обиты золотом. Эти памятники уникальны – все остальные ковчеги такого рода, которыми, бесспорно, снабжались в последний путь цари XVIII династии, были уничтожены грабителями еще в древности. Покрытые иероглифическими текстами и изображениями снаружи и внутри, ковчеги были важной частью религиозно-магического механизма, предназначенного для успешной трансформации царя в посмертное состояние. Во многих деталях декорировка ковчегов напоминает росписи других царских гробниц фиванского некрополя, зачастую крайне сложных для интерпретации. Традиционно, ковчеги описываются последовательно, так, как их обнаружил в погребальной камере Говард Картер, от самого внешнего к внутреннему, четвертому. Однако, как показывают исследования текстов, первым ковчегом, с которого и начинается долгий процесс обожествления умершего царя, был как раз самый внутренний.


Внутренний ковчег (IV) выполнен в форме архаического святилища Нижнего Египта, именовавшегося пер ну, или «Дом огня»; царь короновался в этом святилище богини-змеи Уаджет божественным уреем. Крылатый солнечный диск, символ торжествующего царя Хора Бехдетского, присутствует как на крыше ковчега, так и над створками его дверей, под характерным карнизом. На дверях, как и на задней стенке ковчега, изображены Исида и Нефтида, распростершие свои крылья для защиты царя. Внутренние стенки ковчега покрыты текстом 17 главы «Книги мертвых», в котором солнечный Ра говорит о своем возрождении из вод предвечного хаоса Нуна, изображенного с распростертыми руками-крыльями на потолке, внутри ковчега, над телом царя.
Следующий ковчег (II) повторяет собой архаическое святилище Верхнего Египта, именовавшееся пер ур – «Великий дом» и посвященное богине Нехбет, представавшей в облике грифа. С архитектурной точки зрения ковчег отличается от предыдущего формой крыши, которая изгибается впереди, над дверями и плавно понижается назад. Как и на других ковчегах, под крышей стенки завершаются характерным изогнутым карнизом. На внешних сторонах дверей ковчега представлены грозные духи загробного мира, вооруженные огненными ножами – «Великий голосом» с головой антилопы, «Тот, кто отражает нечестивого» с головой крокодила, львиноголовый «Тот, кто отрезает головы» и «Тот, кто приносит огонь» с головой овна. Сопровождающая надпись говорит о царе, как об Осирисе, пришедшем судить Хора и Сетха, спорящих за его наследство:
«Осирис, царь, Владыка Обеих земель, Небхепрура, тот, кто прекращает кровь, кто разделяет двух братьев, пришел…»
На внутренних сторонах дверей – распростершие в позе защиты крылья богини Исида и Нефтида, стоящие на знаке нетленного золота. Внутри, на потолке ковчега помещено изображение крылатого солнечного диска, семи летящих самок грифа, сжимающих в лапах иероглифы бесконечности шен (одна из самок имеет голову кобры), а также сокола Хора, символизирующего царя. Сопутствующая надпись говорит о солнце, как о главной защите царя: «лучи диска солнечного – защита над тобой, ладони их держат жизнь и здравие…» Центральное место в декорировке внешних плоскостей этого ковчега занимает странствие солнечной ладьи и ее спутников по пространству иного мира, в частности, шестой час ночи из текста «Амдуат», грядущее воссоединение Осириса с Солнечным божеством, которое дает новую жизнь божествам, духам и умершим царям:
«Указание Величества этого великого бога царям Верхнего Египта и царям Нижнего Египта, которые в мире ином: да поднимут среди вас короны хеджет, да наденут короны дешрет… Да будут Величества Ваши благочестивы, да будут дышать горла Ваши…»
Особенно интересен следующий ковчег (II), вновь повторяющий своей формой пер-ур. Особое значение в уникальной декорировке придается солнцу и его свету, выступающему в качестве гаранта бессмертия царя-Осириса. На дверях ковчега Тутанхамон в сопровождении Исиды движется к Осирису и в сопровождении Маат – к Ра-Хорахте. «Даю я тебе существование как богу живому подле меня день каждый, как подле отца, Хор, сын Исиды…» , - обращается к царю Осирис. «Ты – сын мой, от плоти моей, мной возлюбленный…» – говорит Исида. «Приди в мире, сын мой возлюбленный, Владыка Обеих земель, - приветствует царя Ра. - Утвердил я место твое в Земле священной, чтобы был ты как один из богов, владык мира иного».
Внутри, на потолке ковчега, изображена грандиозная Нут, стоящая на знаке золота и произносящая заклинания:
«Простираю я руки над этим сыном моим, Осирисом, в имени моем – Нут. Не отдалюсь я от этого сына моего, Осириса, царя, Владыки Обеих земель, Небхепрура, сына от плоти Ра, им возлюбленного, Тутанхамона, властителя южного Гелиополя».
Заднюю внутреннюю стенку ковчега покрывает иероглифический текст знаменитой 17 главы «Книги мертвых», содержащей слова бога Ра о мироустройстве и возрождении в водах Нуна.
Внешняя часть ковчега покрыта интереснейшими изображениями, иллюстрирующими заупокойный текст, аналоги которого до сих пор не известны. Текст близок по содержанию к «Амдуат». Вся композиция состоит из двух частей, каждая из которых разделена на три регистра. Солнечная ладья в этой композиции отсутствует и присутствие солнечного божества выражено солнечными дисками и овноголовыми птицами-ба. Текст этой композиции, предельно сложный для интерпретации, выписан энигматическим письмом без комментарием обычной иероглификой. Начинается первая часть композиции с двух пограничных столбов на пороге иного мира – одного с головой овна («голова Ра») и второго с головой шакала («шея Ра»), после которых начинается пространство мрака, место таинства и трансформации; вторая часть композиции, наоборот, наполнена светом, дисками солнца, змеями, звездами и солнечными лучами, которые подобно потоку пронизывают всех существ и изливаются в пространство. В начале, когда открываются таинства тьмы, в изображениях встречаются лишь два огромных солнечных диска, в каждый из которых помещена птица-ба с головой овна, т.е. душа предвечного божества, воплощенная в солнце и его энергии. Все происходящее здесь связано с концепцией обновления и трансформации солнца, а вместе с ним и самой сути жизни, проходящей сквозь тьму и смерть. В центре пространства тьмы находится огромная фигура антропоморфного божества, пронизывающего собой все три регистра изображения. Голова и стопы гигантского божества окружены двумя кольцами, образованными телом змея времени Мехена: это первое известное по египетским источникам изображение змея-уробороса. Окруженное двойственностью времени, завершенной целостностью времени джет и времени нехех, предвечное божество, таким образом, является источником и завершением всякого существования. Внутри тела, имеющего облик Осириса, помещен солнечный диск с душой-ба, что выражает основную концепцию египетского предвечного божества, творящего вселенную, в котором еженощно воссоединяются две его важнейшие составляющие – хтоническое пространство джет, воплощенное Осирисом, и солнечное время нехех, представленное богом солнца. Между фигурой предвечного божества, ближе к входу в иной мир в верхнем и нижнем регистрах изображено по восемь божеств: верхние «те, кто в пещерах Дуата(?)», нижние – те, кто пребывает в «Месте уничтожения»; несмотря на это их ба могут находиться вблизи от бога солнца.
За колоссальной фигурой, составляющей центр композиции, в среднем регистре расположены семь антропоморфных божеств, поднимающих руки в позе восхваления и касающихся ладонями солнечного каната, соединенного с диском в утробе предвечного божества. Над ними в верхнем регистре предстают семь богинь, обращенных лицами в противоположную сторону и помещенных в саркофаги; их сущности остаются погребенными, в то время как их ба следуют за солнечным богом. В нижнем регистре, меж двух стражей вновь изображено «Место уничтожения», самая далекая и неведомая часть загробного мира, которую Иуф-Ра освещает, «возвышая свой голос», давая тем самым дыхание обитателям этого пространства. В центре его – змей с человеческой головой многократно обвивает два саркофага с телами Осириса и Ра; рядом находится еще один открытый саркофаг с частями тела Осириса и головой овна, символизирующего присутствие солнечного бога близ Осириса.
Вторая часть композиции также разделена на три регистра, с тремя сценами в каждом. Присутствие солнечного божества демонстрируется здесь посредством солнечных дисков во всех трех уровнях изображения. В большинстве случаев диски связаны с фигурами божеств и духов лучами света, исходящими от Ра, которыми, согласно тексту, наполнены их тела. Верхний регистр начинается с образа кобры, изрыгающей свет. Перед ней предстоят шесть богов; каждому из которых предстоит птица ба, сидящая на четырех столпах небесного пространства, и звезда, от которой отходит сияние, касающееся лба каждого бога. Первый бог, между тем, получает солнечный свет, а вместе с ним и энергию Ра непосредственно от священной кобры. Согласно сопровождающему тексту, - это свет Ра, который проникает в них. Вторая сцена верхнего регистра начинается с изображения кошки; за ней стоят шесть фигур без голов. Головы помещены перед фигурами, каждая – между звездой и солнечным диском, от которого струятся лучи света. Солнечный свет поникает внутрь этих фигур через срезы шей, наполняя их. Далее изображены еще шесть фигур, забальзамированных и с головами; свет стремится к ним от солнечных дисков, снабженных в знак своей мобильности ногами. Каждый из этих божеств стоит на теле змея огненного времени Мехена, который помогает возродиться и начать новый цикл существования. В среднем регистре изображена фигура Осириса, в знак своей победы над смертью лежащего на животе и протягивающего руки к солнечной овноголовой птице ба. От ног бога поднимается в лучах света змея, обращенная к шести фигурам божеств с львиными головами; их руки скрыты, так как они несут к лучам солнце тайное тело Осириса – тело предвечного божества. «Таковы боги эти; входят лучи Ра в тела их, воздают они хвалы, когда видят душу его», - комментирует текст над ними. Лучи, исходящие от солнечного диска, касаются уст каждого божества, наделяя всех жизнью. В нижнем регистре солнечная кобра изрыгает свет, который затем передают вглубь львиные головы и малые кобры; свет, таким образом, разливается над шестью образами Осириса, которые, согласно тексту, «одеты» в свет Ра, а их ба следуют за ними. Им даровано дыхание жизни, символически изображенное в виде паруса, наполненного ветром. Далее лев, сидящий на земле, предстает перед шестью овноголовыми забальзамированными фигурами, стопы которых покоятся на постаменте с изображением змея Мехена; «таковы боги эти, - гласит текст над ними, - изливают они то, что скрыто… видят они…». Далее следует то, что они - хранители умершего царя. Далее следуют шесть богинь, каждая из которых вдыхает солнечный свет и изливает его из рук на голову выползающего из глубин земли змея, имя которого «Злобный ликом». Имена богинь говорят о них, как о существах, несущих гнев и наказание солнца, которым каждая из них беременна. Завершается композиция дважды появляющимся солнечным диском с птицей-ба внутри; речь идет о циклическом движении солнца, которое поддерживают в бесконечном движении четыре пары рук. Змеи, головы четырех коров-негау, символов богини Мехетурет, и богини, стоящие меж их рогов и держащие руки в позе молитвы завершают двойное изображение, две част которого отличаются тем, что в середине одного – фигура Осириса, а другого – рука солнечного бога, благодаря единству которых умерший царь воссуществовал правогласным и солнечным духом среди других величайших божеств вселенной.
На внешних сторонах дверей ковчега изображены крылатые фигуры богинь-охранительниц Исиды и Нефтиды, стоящих на знаках нетленного золота и дающих умершему возрождение:
«Пришла я, чтобы стать защитой твоей, ты, сын мой, мой возлюбленный Хор, простерла я защиту над тобою, от того, кто против тебя. Да поднимешь ты голову свою, чтобы узреть Ра, чтобы стоять на ногах своих, чтобы двигаться в обликах, какие пожелаешь, как раньше…»
«Пришла я, чтобы защитить тебя сзади, мой брат Осирис, царь, Владыка Обеих земель Небхепрура. Установила я голову твою на шею твою, Анубис собрал для тебя кости твои, восстановил он члены твои во здравии, удалил он всякое зло, заставил исчезнуть все скорбное. Ты не разложишься!»
Наконец, внешний грандиозный ковчег (I) представляет собой копию павильона для царского празднества Сед, во время которого правитель должен восстановить свои силы, пройти сквозь символическую смерть и возродиться. В знак этого вся внешняя поверхность ковчега покрыта помещенным на лазуритовый фон орнаментом из золотых знаков Осириса джед и Исиды тет, которые в сочетании имеют значение сешета – «таинство».
На задней внутренней панели ковчега запечатлена «Книга Коровы», повествующая о явлении из Нуна грозной солнечной дочери Ра и о воздаянии за грехи человечества. Брюхо небесной коровы покрыто изображениями звезд, ее тело поддерживают девять воплощений бога миллионов лет Хеха. У плеча коровы в небольшой ладье плывет солнечный Ра, который обращается к царю:
«Приди, сын мой от плоти моей, мой возлюбленный, Владыка Обеих земель Небхепрура. Пребывай с отцом твоим Ра, как один из тех богов, что спутники его у Мехетурет…»
Образ коровы, «Великой пловчихи» становится залогом перенесения царя на небеса в места пребывания богов, отдаленные от мира. На створках ковчеге царь предстает уже в образе бога солнца в высокой короне хену, с символом анх в руках, повергнувшего все силы хаоса и окончательно восторжествовавшего над смертью в своем новом существовании:
«Я отразил, я уничтожил, я обезглавил, я отрезал ноги врагов Осириса. Пали они! Не воссуществуют они! Все враги Осириса, царя Небхепрура, пали!»

Саркофаги

Под огромными ковчегами таился каменный саркофаг царя, выполненный из кварцита; крышка, предназначавшаяся для саркофага, судя по всему, была разбита еще в древности и ее заменили при погребении на другую, гранитную, окрашенную в желтый цвет. Саркофаг представлял собой прямоугольный блок камня длиной 2,75 м., шириной 1,5 м., и высотой 1,5 м. Верх саркофага был декорирован классическим египетским карнизом, а низ – фризом из символов джед и тет. По бокам саркофаг защищали распростершие по его сторонам руки-крылья богини: у изголовья Исида (северо-запад) и Нефтида (юго-запад), а у изножья Нейт (северо-восток) и Селкет (юго-восток). Положение саркофага по сторонам света в целом совпадала с ориентацией знаменитого «Дома жизни» согласно тексту папируса Солт 825 и сопровождающей его виньетке, что свидетельствует о единой системе ориентации в ритуальном пространстве, издревле существовавшей у египтян:
«Что касается Дома жизни - будет сотворен он в Абидосе. Создай его из четырех частей… Что касается четырех пер и одного анх, что касается «живущего», то это - Осирис. Что касается четырех пер - это Исида, Нефтида, Геб и Нут. Исида у одной стороны, Нефтида у другой, Хор у одной стороны, Тот у другой. Это четыре угла. Геб - его пол, Нут - его крыша, и бог великий и тайный покоится в нем… Не будет он ведом, не будет он видим, только солнце узрит его тайну…»
«Когда свет наших ламп упал на этот великолепный памятник, - пишет Г. Картер о каменном саркофаге, - все его украшения заискрились, как последний торжественный призыв, обращенный к богам и людям. Здесь, у гроба юного царя, мы ощутили величие, которое придала ему смерть. В глубокой тишине, обострившей чувства, нам казалось, что прошлое встретилось с настоящим – время остановилось в ожидании.
Каждый думал – не вчера ли с пышными церемониями погребли юного царя в этом саркофаге? – так свежи были эти призывы, обращенные к нашему состраданию. И чем пристальнее мы вглядывались, тем сильнее становились наши иллюзии. Четыре богини, изваянные на углах саркофага, казалось, молили о защите порученного их попечениям. Разве не совершеннейшая египетская элегия, высеченная из камня, была перед нами? (…)
Блоки для подъема плиты были уже приготовлены. Я отдал приказ. В напряженной тишине огромная разломанная надвое плита, весящая более тонны с четвертью, поднялась со своего ложа. Свет упал на саркофаг. То, что мы увидели, несколько смутило и разочаровало нас. Ничего нельзя было различить, кроме тонких полотняных покровов.
Плита повисла в воздухе. Один за другим мы сняли покровы, и, когда последний из них был удален, возглас удивления вырвался из наших уст. Великолепное зрелище предстало перед нашими глазами: выполненное с исключительным мастерством золотое изображение юного царя заполняло всю внутренность саркофага. Это была крышка чудесного антропоидного гроба около 2,25 метра в длину, покоящегося на низких носилках, украшенных изображениями львиных голов».
Первый, внешний антропоморфный саркофаг, был выполнен из дерева и покрыт листовым золотом по штуку. Лицо и руки царя, сжимающего царские скипетр и плеть, были выполнены из чистого золота. На голове царя – повязка хат, его тело закрывали руками-крыльями рельефные изображения богинь, Исиды и Нейт. «Используя в качестве материала листовое золото, - продолжает Г. Картер, - художник великолепно передал лицо со всеми его характерными чертами. Глаза сделаны из аргонита и обсидиана, брови и веки – из искусственного лазурита. Своеобразный реализм сказывался в том, что большая часть антропоидного гроба, покрытая узором в виде перьев, была сделана из блестящего золота, а обнаженные кисти рук, так же как и лицо, казались иными. Чтобы воспроизвести цве человеческого тела, использовался особый сплав. Таким образом достигалось впечатление бледности, присущей покойникам. Лоб юного царя украшали две эмблемы – коршун и кобра – символы Верхнего и Нижнего Египта. Обе покрыты изящной сверкающей инкрустацией. Но, может быть, наиболее трогательным в своей простоте и человечности был крошечный венок из цветов, обрамляющий эти эмблемы».
Второй, средний саркофаг , также был выполнен из дерева, покрыт штуком и богато обит золотыми листами. Сверху саркофаг покрывала льняная пелена, поверх которой лежали цветы. Осирис-Тутанхамон представал в немесе во всем величии, сжимая царские скипетры. Поверхность саркофага, который был украшен изображениями крылатых богинь Уаджет и Нехбет, была инкрустирована тысячами кусочков стекла и полудрагоценных камней, имитируя перья божественных крыльев, защищающих плоть Осириса. Вниз от скрещенных рук шли столбцы заупокойной молитвы.
Третий, внутренний саркофаг , выполненный из кованого золота, был обнаружен завернутым в льняную пелену, поверх которой лежали бесчисленные гирлянды из цветов, фруктов и фаянсовых бусин. Царь был изображен в облике Осириса, плоть которого стала золотом в мгновение соприкосновения с лучами Ра, проникшими в иной мир. К сожалению, глаза саркофага рассыпались от воздействия благовонных масел, вылитых на него во время погребения. На царе – головной убор немес, в руках – скипетры хека и нехеху, на его подбородке – длинная божественная бородка хебесут. Поверх рук простерли свои защитные крылья богини юга и севера – Нехбет и Уаджет, сжимающие в лапах солнечные знаки бесконечности шен; их тела были богато инкрустированы стеклом и камнем. Все золотое «тело» царя-Осириса покрыто орнаментом «риши»; с боков его охраняют распростертыми крыльями Исида (справа) и Нефтида. От скрещенных рук вновь вниз шли столбцы молитв, обращенных к богине Нут. Изображенная на изножье саркофага крылатая Исида , «великий горизонт», восседая на знаке золота, оберегала царя-Осириса от любого зла и вела его на запад сквозь все преграды иного мира.

Маска
«Резким контрастом на темной и мрачной поверхности благовоний выделялась сверкающая и, можно сказать, величественная, пламенеющая золотом маска, - писал в своих дневниках Картер. – Эта маска, или портрет фараона, покрывала его голову и плечи. Когда лили благовония, то старались не попадать на маску, а также на ноги.
Мумии старались придать облик Осириса. Кованая золотая маска, прекрасный и единственный в своем роде образец древнего портретного искусства, хранит печальное, но спокойное выражением, напоминающее о юности, безвременно похищенной смертью».
Золотая маска Тутанхамона, созданная из нескольких кусков кованого золота, стала одним из образов Египта и величайших сокровищ его древности, национальным символом и предметом гордости египтян. Поразительное произведение искусства, она венчает собой собрание Египетского музея в Каире и в реальности невероятно превосходит все те бесчисленные фотографии, на которых изображена. Золото царского лика, с его непередаваемой, едва играющей на губах улыбкой, поразительно сочетается с лазуритовыми полосами царского немеса, бородкой и выложенной тонкими полосками косметической подводки глаз. Глаза царя, отождествленного с самой сутью божественности, которую не может охватить смерть, представляют собой небесные светила – луну левый глаз и солнце – правый, выполнены из обсидиана и кварца. Убор царя, повторяющий волосы солнечного божества и его плоть, из лазурита и золота, венчают Уаджет - священная кобра севера и Нехбет – великая самка грифа с юга – «Обе Владычицы», объединяющие под властью царя земли Египта. Плечи царя закрывает широкое ожерелье усех, инкрустированное лазуритом, кварцем, амазонитом, полевым шпатом, завершающееся на плечах головами священных соколов. На задней части маски сохранились десять колонок текста молитвы о нетленности царя, созданной минимум за пять веков до Тутанхамона и вошедшей в свод «Текстов саркофагов», а позже – в «Книгу мертвых». В ней запечатлено таинство трансформации отдельных частей тела царя в богов, которые затем объединяются в сущности предвечного божества. Победоносный Хор, повергнувший врагов и давший Око свое отцу, и Осирис, владыка иного мира, объединяются в облике царя:
«…правый глаз твой – ладья ночная; левый глаз твой – ладья дневная; брови твои – сонм великих девяти богов; лоб твой – Анубис; шея твоя – Хор, а волосы твои – Птах-Сокар. Осирис перед тобой. Прозрел он благодаря тебе, поведешь ты его путями благими, ты, побивший ради него спутников Сетха, чтобы мог он повергнуть врагов твоих перед Девятью богами …»
«Шею охватывало тройное ожерелье из дискообразных бусин из желтого и красного золота и синего фаянса, - продолжает Картер. - С шеи на гибких, инкрустированных золотом ремнях свешивался большой скарабей из черной смолы, который покоился между руками мумии и был украшен священным изображением Бену. Руки из полированного золота, скрещенные на груди, были прикреплены к полотняным пеленам и сжимали плеть и скипетр – эмблемы Осириса. Под этими украшениями находился простой полотняный покров, снабженный богато инкрустированными лентами, свешивающимися с большой, покрывающей грудь фигуры (типа пекторали), изображающей птицу Ба, или душу, крылья которой распростерты по телу…»

Ковчег для каноп и ритуал возрождения
В центре «Сокровенной сокровищницы» стоял массивный ковчег для каноп царя. Он покоился на деревянном позолоченном основании, на котором были установлены столбы, поддерживающие над ковчегом подобие балдахина, украшенного, как и сам ковчег, карнизом и восхитительным фризом из полихромных уреев. Позолоченные стенки ковчега были покрыты надписями и рельефами, на которых различные божества-защитники умершего призывают четырех духов, сыновей Хора защитить Осириса Небхепрура: Исида заклинает о защите Имсети, Геб – Дуамутефа, Птах-Сокар-Осирис – Кебехсенуфа и Нефтида – Хепи. Между столбов балдахина, распростря руки, стояли четыре статуи великих богинь охранительниц, в погребальных повязках афнет, обращенных лицами к ковчегу: Исида с запада, Нейт с севера, Нефтида с востока и Селкет с юга. Каждая из богинь имела власть над одним из сыновей Хора и над одной частью внутренностей царя: Исида – над Имсети (печень), Нефтида над Хепи (легкие), Нейт над Дуамутефом (желудок) и Селкет над Кебехсенуфом (кишки). Сыновья Хора, защитники внутренностей царя, ассоциировались, как и богини, со сторонами света; именно их воплощали четыре птицы, которых выпускали на разные стороны света во время царской коронации:
«О Имсети, иди на юг и сообщи божествам юга, что Хор овладел короной хеджет и воссоединил ее с короной дешрет.
О Хепи, иди на север и скажи божествам севера, что Хор овладел короной хеджет и воссоединил ее с короной дешрет.
О Дуамутеф, иди на запад и скажи божествам запада, что Хор овладел короной хеджет и воссоединил ее с короной дешрет.
О Кебехсенуф, иди на восток и скажи божествам востока, что Хор овладел короной хеджет и воссоединил ее с короной дешрет».
Богини и подвластные им духи, таким образом, окружают ковчег с внутренностями и «движутся» против движения солнца, осуществляя очищающий ритуал Сокара, ритуал умирания, центром которого является содержимое ковчега – внутренности Осириса.
Внутри позолоченного деревянного ковчега находился алебастровый, своей формой повторяющий пер ур – символический предвечный храм Верхнего Египта, заменивший собой четыре традиционных сосуда-канопы. По углам ковчега были вновь изображены богини-охранительницы, низ был вновь отделан фризом из изображенных попарно знаков джед и тет. Внутри ковчега были выдолблены четыре полости, в которых находились миниатюрные золотые ковчежцы, содержащие забальзамированные и запеленутые внутренности царя. Своей декорировкой ковчежцы повторяли убранство второго антропоморфного саркофага, а сам ковчег – каменный саркофаг царя. Ковчежцы, надписанные именами богинь и сыновей Хора, были расположены так, чтобы соответствующий ковчежец лежал в полости близ соответствующей богини на внешней стороне ковчега.
Четыре поразительные скульптурные портреты царя в уборах немес, служили крышками для полостей ковчега. Портреты были выполнены из алебастра, глаза и брови царя при этом были подведены черной краской, губы – красной, с оттененными черным уголками рта. Крышки были расположены попарно, друг напротив друга, так что лица царя как бы «смотрели» друг на друга. Две головы на восточной стороне ковчега были обращены лицом к западу, а две другие — лицом к востоку. Маленькие ковчежцы, находившиеся под крышками, были помещены в цилиндрические углубления стоймя, завернуты в освященное полотно и обращены лицами в том же направлении, что и прикрывающие их алебастровые крышки-головы. Полости вокруг ковчежцев оказались залитыми ароматическими маслами, которые не только повредили часть инкрустаций на памятниках и, в частности, глаза, белки которых были инкрустированы известняком, но и накрепко приклеили их ко дну алебастрового ковчега. «Где было совершено это последнее умащение - в гробнице или раньше? - писал Г. Картер. - Окончательно решить этот вопрос мы не могли, однако единственное достоверное предположение говорило за то, что умащение было совершено вне гробницы. Об этом свидетельствовало то, что крышки-головы оказались слегка смещенными, а это могло произойти лишь тогда, когда ковчег раскачивался во время переноски в гробницу. Кроме того, было очевидно, что умащения начали с юго-восточного маленького саркофага, затем перешли к юго-западному, затем к северо-западному и завершили северо-восточным саркофагом, на долю которого досталось лишь незначительное количество ароматического масла... Миниатюрные саркофаги с внутренностями фараона представляют собой восхитительные образчики ювелирного искусства. Они являются копиями второго гроба царской мумии, однако покрывающий их орнамент в виде перьев гораздо богаче: из гладкого полированного золота сделаны только лица...» Замечание Г. Картера в данном случае особенно интересно, так как свидетельствует о том, что в процессе осуществления ритуала смолы заливали по ходу солнца, по принципу возрождения, как бы начиная новый жизненный цикл.
Наряду с ковчегом для каноп, статуями божеств, многочисленными ладьями и другими предметами погребального инвентаря, в «Сокровенной сокровищнице» находился еще один памятник, крайне важный для достижения той цели возрождения царя, которой служила вся гробница. В большом прямоугольном ящике, который находился в юго-западном углу помещения, покоился запеленатый деревянный образ Осириса, поверхность плоского тела которого была покрыта нильским илом и зерном, которое начало прорастать. Такие «подобия бога» предназначались, чаще всего, не для погребений, а для ритуалов храма, где они хранились в течение года. Затем «подобие» погребалось в специальном храмовом некрополе, либо в гробнице царя, ушедшего в этот год в мир иной. Ритуал изготовления «мумий» из ила и зерна должен был поддержать цикл возрождения, даровать новую жизнь Египту, упрочить вселенский миропорядок и обеспечить умершего царя существованием в вечности.

Забытый грот богини
Царская гробница и ее содержимое были частью иной, поражающей воображение реальности, которая для египтян была повседневной и проявлялась через ежегодный паводок Нила, вмешательство богов в жизнь посредством снов и оракулов, через власть царя, «благого бога», которого почитали при жизни и после смерти. Подземные обители фараонов, сквозь которые осуществлялся их путь к «сладостному Западу», были частью гигантского мифологического ландшафта, над которым возвышалась Дехенет – западная вершина, заменившая фиванским царям пирамиды былых времен. Второй святыней некрополя был тайный грот Хатхор, находящийся в самой глубине ущелья, позже получившего название «Долины цариц». У входа в грот, иногда наполнявшийся «небесными водами», которые стекали в глубину ущелья по верхним вади, пронизывающим некрополь, доминируют гигантские скалы высотой более двадцати метров, на которых, словно по причуде природы, отчетливо видны голова коровы Хатхор (слева) и силуэт удлиненного тела бегемотицы Таурт, направляющейся в глубины скального провала. Для древних египтян грот был символическим отображением утробы божественной матери в облике коровы; внутренность этой утробы была окрашена охрой в красный цвет, цвет родов и новой жизни. Утробу во время дождей наполняли воды, считавшиеся священными. В этом гроте, носившем имя Менет, проводила ночь ладья с культовым образом Амона во время Праздника Долины, до того, как его заменило святилище Джесер Джесеру – заупокойного храма Хатшепсут. Воды на дне грота, окрашенные охрой, давали божеству силы к перерождению и обновлению, апофеозом которых был ритуал разбивания красных сосудов, вода которых несла очищение. На заре ладья божества покидала грот и перед возвращением в Карнак от имени бога подносила голубые лотосы Птаху в знак почтения перед регенеративной силой земли в посвященном ему гроте, расположенном между Долиной цариц и Дейр эль-Мединой. На стенах этого грота все еще почитались доисторические граффити, изображающие корову и женщину - Хатхор, которая издревле была для фиванцев олицетворением Запада, с его магическим притяжением и непреодолимостью судьбы.

Цит. по: Солкин В.В. Столпы небес. Сокровенный Египет. М., 2006, сноски опущены.
Илл: Священная корова Мехетурет. Из гробницы Тутанхамона. Луксор, музей Египетского искусства. Дерево, золото. XVIII дин. (с) фото мое, 2008.

Comments

( 13 comments — Leave a comment )
strochka_
Jun. 17th, 2008 08:00 pm (UTC)
Не знаю насколько это для вас актуально, но может быть вас заинтересует размещенный здесь материал по истории религии древнего Египта
http://www.predanie.ru/mp3/Professor_MGIMO_A_B_Zubov_Istorija_religij/
самому мне, конечно, трудно судить, хотя этого человека я знаю, во всяком случае, если возможно, хотелось бы узнать ваше впечатление.
victorsolkin
Jun. 18th, 2008 06:33 pm (UTC)
Спасибо, я посмотрю обязательно на днях.
pigbig
Jun. 18th, 2008 05:53 pm (UTC)
оффтопик
Посмотрела передачу.
Френжу (или френдю).

Почему вы не ушли?
victorsolkin
Jun. 18th, 2008 05:57 pm (UTC)
Re: оффтопик
:-)
Потому что иначе бы все ублюдки гордо заявили. что вот, де, Солкин, не выдержал "правдивой/умной/интеллигентной/искренней" Толстой. Пришлось сидеть и пытаться ей объяснять, что то, что она представляет собой, умерло уже лет десять назад. Агония идет.

Она же в самом начале все сказала, полив грязью моего преподавателя древнеегипетского Г.А Белову словами из никчемной рецензии Большакова (Эрмитаж), который у себя не успевает даже приличные этикетки в египетском зале сделать, все время на пасквили уходит... Борьба поколений...
pigbig
Jun. 18th, 2008 06:03 pm (UTC)
Re: оффтопик
Борьба символических капиталов :)
victorsolkin
Jun. 18th, 2008 06:30 pm (UTC)
Re: оффтопик
Нет, просто борьба амбиций.

Галина Белова в свое время послала всех этих уродов на ..., организовала свой Центр египтологических исследований РАН и стала работать. Я поступил точно также. Большинство врагов мне досталось по наследству. Протиратели порток, тратящие деньги государства, никак не могут смириться с тем, что через них перешагнули и с их мнением не считаются.
maultasch_a
Jun. 20th, 2008 07:55 am (UTC)
виктор, не могу не поддержать вас. я посмотрела передачу (кайто ссылку дала). даже со второй попытки я не смогла досмотреть ее до конца - меня добил базар этих баб, которые вас допрашивали.
что я хотела сказать вам?
респект вашей выдержке и самообладанию.
вы выглядите вполне убедительно и здраво. я не знаю вас лично, но я вполне верю, что можно быть профессионалом и успеть сделать много, если этого действительно хотеть, и если действительно много работать.
удачи вам и успехов в вашем деле, которое вы любите.
victorsolkin
Jun. 20th, 2008 02:08 pm (UTC)
Спасибо :-)
chukcha_v_chume
Jun. 20th, 2008 08:54 am (UTC)
Виктор, с интересом читаю ваши статьи. Хочется пожелать вам дальнейших успехов в вашем деле.

Что до передачи ШЗ. То уже одно то как ведущие дискутировали ("этого не может быть потому что не может быть") не приведя ни одного сколько нибудь значимого довода, однако без устали сводя все до личностных качеств - уже свидетельствует не в пользу их правоты.

Френдю.

victorsolkin
Jun. 20th, 2008 02:08 pm (UTC)
Спасибо за добрые слова :-)
xaliavschik
Jun. 24th, 2008 06:14 am (UTC)
Очень интересно узнать, какими иероглифами или изображениями обозначался Нун.
Lina Srazhinski
Oct. 2nd, 2016 04:03 am (UTC)
Fenix
Сцена из "книги Света" с изображением того, как лучи Ра проникают в людей и питают их энергией, это не символическое изображение того, что происходило в запредельном пространстве. Подобный ритуал на самом деле существовал.
Год назад я была в Карнакском комплексе. Происходило это 22 июня. Там меня повели в заднюю часть, за колоннаду, завели в очень темное помещение, в которое через узкое оконце проникал концетрированнный солнечный луч. Предложили встать под этот луч и произнести восхваление Амону. У меня есть фотографии, на которых один в один изображено то же самое, что и в "книге света" где солнечный луч питает человека.
Оказывается если стоять под солнечным лучом в абсолютно темном помещении, то будешь сиять подобно солнцу.
victorsolkin
Oct. 2nd, 2016 07:41 pm (UTC)
Re: Fenix
Спасибо за Ваш комментарий. Однако, в отличие от Вас,я могу прочитать то, что написано в комментариях к соответствующим сценам. И там речь идет о ритуале, проходящем в ином мире и имеющем совершенно иного уровня значение с точки зрения космоса. Я рад, что у Вас был свой интересный опыт в Египте, однако подменять им знание того, о чем я пишу, не стоит, а поправлять в таком контексте меня, профессионала, - некорректно.
( 13 comments — Leave a comment )

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com