Category: еда

sand

Да-да, здесь многое можно найти. Древний Египет и не только...


ЕГИПТОЛОГИЯ. Статьи, интервью и иногда - главы из моих опубликованных книг:

О египтологии и вневременном. Мое интервью для портала "Русская планета"
Гробницы и не только. Мое интервью для портала gazeta.ru
Время, которого нет. Интервью со мной для сайта Ассоциации, 2007 г.

Часто задаваемый вопрос: как стать египтологом в России. Семь пунктов для размышления

Священные камни Ахмима. Сокращенная версия статьи, опубликованной в журнале Восточная Коллекция
Девять загадок царя Сети. Авторская версия статьи об эпохе и памятниках Сети I, опубликованной в журнале "Вокруг света", сентябрь 2011
Священная эротика Древнего Египта. Статья, опубликованная в журнале Восточная коллекция
Великий сфинкс Гизы. Вместо послесловия к книге Столпы небес. Сокровенный Египет. М., 2006
Виктор Солкин, Виталий Гуров. Забытые корабли фараонов // Древний Египет. Сборник трудов Ассоциации по изучению Древнего Египта МААТ. Вып. I. М., 2005, с. 133-146.
Египетское собрание Олега Ковтуновича. Статья, опубликованная в журнале Восточная Коллекция
Бесконечность вселенной: божество, пространство, время. Глава I из книги Солкин В.В. Египет: вселенная фараонов. М., 2001. Часть I, Часть II, Часть III
Сокровенное знание. Глава V из книги Солкин В.В. Египет: вселенная фараонов. М., 2001. Часть I, Часть II, Часть III
У истоков священного: мистерии, ритуал, жречество. Глава VI из книги Солкин В.В. Египет: вселенная фараонов. М., 2001. Часть I, Часть II, Часть III
«Девять Луков»: Египет и окружающий мир в древности. Глава IX из книги Солкин В.В. Египет: вселенная фараонов. М., 2001. Часть I, Часть II, Часть III
Легенда, рожденная Нилом. Глава I из книги Солкин В.В. Столпы небес. Сокровенный Египет. М., 2006. Часть I, Часть II
Мечта о "Сладостном Западе": погребение и трансформация. Глава VII из книги Солкин В.В. Столпы небес. Сокровенный Египет. М., 2006. Часть I, Часть II
Исида, «украшение сокровенное». Глава VIII из книги Солкин В.В. Столпы небес. Сокровенный Египет. М., 2006. Часть I, Часть II, Часть III
Мемфис. Ступени к спасению. Глава III из книги Солкин В.В. Столпы небес. Сокровенный Египет. М., 2006. Часть I, Часть II
Египетский Петербург: египетские и египтизирующие памятники на берегах Невы. Статья, написанная совместно с В.Н. Ларченко, опубликованная в нашем первом ежегоднике: Древний Египет. Сборник трудов Ассоциации по изучению Древнего Египта «МААТ». Выпуск I. М.: Бета-Фрейм, 2005, с. 148–161.
Аменхотеп III: личность, эпоха и «стиль» цивилизации. Глава IV из книги Петербургские сфинксы. Солнце Египта на берегах Невы. СПб., 2005. Часть I, Часть II
Петербургские сфинксы: история приобретения и общий анализ памятников. Глава I из книги Петербургские сфинксы. Солнце Египта на берегах Невы. СПб., 2005.
О собраниях восточного искусства и "человеческом факторе". Экспертное мнение для одного и гос.порталов
"Круговая порука", или что будет с молодыми умами в востоковедении? Экспертное мнение для одного из гос. порталов
Очарование подделок. Мнение эксперта о наиболее известных случаях фальсификации памятников египетского искусства.
Озаренные вечностью. По следам строителей египетских пирамид. Авторская версия статьи, позже опубликованной в журнале N*Joy (Пирамиды: мечта о вечной жизни / Pyramids: A Dream of Eternal Life // N*Joy 2 (2009). С. 44-49.)

ВОСПОМИНАНИЯ

"Запретный город". Мои воспоминания о шести годах работы в Секторе Востока ГМИИ им. А.С. Пушкина Часть I Часть II Часть III Часть IV Часть V Иллюстрации
"За занавесом". Воспоминания о работе в детском ансамбле ГАБТ СССР. Часть первая - "Греминский бал"; часть II - "Грозный Зевс"; часть III - "Королева, пошла!"
Несколько строк о Елене Николаевне Молодцовой - учителе и друге...

Collapse )
sand

У подножия пальмы, ради жизни вечной...

У вод озера, покрытого цветами водяной лилии, преклоняют свои колени царский писец и жрец богини Сехмет Ниаи и его супруга - ушедшие из этого мира, но вечно живые для мира духа. На берегу озера, что между мирами живых и вечно живых, растет древо жизни: сикомора или, как здесь, - финиковая пальма. Полна крона листьев, ломятся от плодов гроздья фиников.

В стволе древа обитает богиня - великая защитница всех душ. Обычно это Исида, Нут или Хатхор. Из ствола проступает ее грудь, полная молока бессмертия, и руки. В одной руке она держит жертвенник с всевозможными яствами, в другой - хес - сосуд с чистой водой, из которого стуится влага. Ниаи и его успруга отпивают воды, которая несет им возрождения и силы следовать дальше в загробный мир. Свою прошлую жизнь, отпив влаги и преломив хлеб, они забудут.

Меж тем, склонившись, воду из озера пьют и их Ба - "души", изображенные как в облике птиц с человеческими головами, так в форме горящих масляных светильников.

Из Саккары.

14 в. до н.э. 

Берлин, Египетский музей

(с) фото - Виктор Солкин, 2019

sand

Молоко вечной жизни.

Исида, владычица Нубии, кормящая грудью царя.
Расписанный рельеф из храма Рамсеса II в Бейт эль-Вали.

13 в. до н.э.
(с) фото - Виктор Солкин, 2016

sand

Клеопатра, ослиное молоко и ослы из "Модного приговора"

Как обычно в историях из паноптикума, начинается все со звонка.
- Здравствуйте. Вас беспокоят из "Модного приговора".
- Добрый день.
- Нам нужно про масла Клеопатры...
- Хм, а поподробнее?
- Ну, вот представляете, масла, которыми втиралась (именно так) Клеопатра и...
- А зачем это "Модному приговору"? (перебивая)
- Ну вот мы в студии поставим стол. Так хотят ведущие и редактор. Поставим на него ингредиенты и будем их втирать в гостью.

(У меня яркая фантазия, представил во всех подробностях, как несчастную, довольную, что из родной кухни ее вытащили в телевизор, привязывают к столу, все что можно и нельзя втирают и это, кликушествуя и потирая ладошки, с гримаской комментирует г-н Васильев)

Collapse )
dead candle

Третья Пиаф...



Опустив бокал с силой, так, что вино в нем, ударившись об стол, вскрикнуло внутри неё, плеснув, она запрокинула голову и со всех сил сжала ее ладонями, так сильно, как только смогла.

Больно почему-то не стало, хотя она так хотела. Просто там, внутри, ударило о песчаный берег море и ей показалось на секунду, что волны где-то рядом, а она сидит у камней, покрытых пеной, у камней, где ловил рыбу ее отец…

За спиной оказалась спинка старого стула, жесткая, как остов рыбы – вяленой и выброшенной мужиками, обступившими кругом бочку, на которой плясали тяжелые кружки. Она сдавила еще сильнее ладони, но звук утих.

Она, наверное, любила слишком сильно. Так, как любить нельзя. А потому часто случалось, что любили вино – красное, тугое и тяжкое, а она, словно рыбий остов, когда плоть остывала, бывала выкинута прочь, к камням. К тем самым камням, где сеть свою расставлял на закате отец.
Тогда она уверяла саму себя, что способна победить.

Она опрокидывала стакан за стаканом, смеялась, и рывком оборачивала к себе того, кто стоял рядом. Разницы не было. Просто того, кто был ближним. Он казался ей, пьяной, самым медоточивым, настоящим, искренним. Тем, кто шутил лучше других, тем, чей шарф был таким безбожно синим, тем, кто так галантно наливал ей вино пальцами тонкими, сильными, с ровными чуть розоватыми ногтями пальцев.

Collapse )
dead candle

Арабский танец ("Аль-Аруса")



Сердоликовыми дисками, турмалиновой гранью – сыплются мне под ноги мысли твои, обо мне ли, о том ли, кто порою ночной глядит на тебя, слова, всего лишь слова произнести не смея?

Я по ним ступаю на пальцах, босиком, едва дыша, таясь и скрываясь, как тень, у подножия старых стен, их камней черных, в ночи. Там, во тьме, не увидишь ты меня.

Алого льна, черной парчовой крови, белых шелков китайских и синей, цвета индиго, бязи – дороги мои; их я снесу рулонами, свитками, тюками тюков, ко дверям твоим. У кого купишь ты? У меня ли? У того ли, кто принес ковры, что вчера, всего лишь вчера привез караван?

Затаившись за реками ткани, пролитыми с резного балкона твоего, пока ты ходишь и смотришь узоры прошлого, пытаясь узреть грядущее, буду я вновь и вновь глядеть на тебя, бездыханный.

Collapse )
dead candle

Пустота



Ветвей сеть – серая, жестяная, ржавая – перед глазами моими – она как кружево. Его коснувшись – обрушишь изгибы в пыль. Тонкое полотно пыли на них, льняное, с узлами, крупицами и проседью, ждет капель дождя, в ветви впиваясь. Ни края нет, ни предела – петляет дорога, о камни сбивая ноги, бежит вперед, скорая, оглянуться назад силы нет.

Небо из пепла – дорогой парчи обрывки, полог ненадежный; за ним, чуть сдвигая в сторону полотнища, стоят мертвые, опираясь на посох из ивовой ветви. Твердое ныне небо, из жести, для многих теперь – нету пути. Собирают они, слепые, сизые серьги с ветвей, те, что погибли прошлой весной, те, что не пали на землю, застыли.

Черным-черна земля. Станет она вновь седою старухой, когда от хлопка ладонями ввысь устремятся птицы. От тысяч и сотен тысяч пальцев, кончиков самых пальцев – стены домов изъязвятся, когда каждый возьмет в ладонь кусок штукатурки. Под барабана глухой удар они пойдут, один за другим, с ладонью, протянутой перед собой, на запад, куда улетели птицы.

Collapse )
myself

Ударим судаком по трудностям бытия )))

Нет, с этим однозначно надо что-то делать.
Цейтнот в последние дни - страшный. Только кажется, что он подходит к концу, как тут же наваливается работа - еще больше и больше.
Поэтому - пауза.
А еще - греческий салат с оливковым маслом, свежими черными лоснящимися маслинами, тугими помидорами с рынка, купленными у улыбчивого восточного человека с невероятными, абсолютно черными глазами, зеленью, и маслянистыми, ленивыми кусками белого греческого сыра. И к нему - зубастый судак, с длинными плавниками-перьями, который сейчас, в двух слоях фольги, сидит в печке, посыпанный мускатным орехом, розовым перцем, черным перцем, щепткой базилика, сбрызнутый желтыми, ароматными каплями лимона.
А вино будет белое, полусладкое, французское, напоминающее по цвету молодой-молодой, совсем не вызревший еще янтарь.
И друзья придут. Вот-вот! :-)

А еще в доме появился куст индийского жасмина. Белого. Пахнет невероятно, весь в цветах :-) На окне забавное сочетание - белый жасмин, карминно-красные карликовые розы, большие, нежные, красиво вырезанные молодые листья инжира и склоняющиеся над ними перистые листья финиковой пальмы. Той самой, которая выращена из косточки, в 1998 году привезенной из Дендеры...
sand

Кое-что к кофе

Закончив-таки к семи утра статью и отправив текст, вместе с иллюстрациями, замечательной, терпеливой и удивительно корректной даме - арт-редактору одного хорошего журнала, сижу и завтракаю. Да-да, 14:18 это самое прекрасное время для завтрака и многообещающее начало хорошего дня. А посему, просто не могу не поделиться с вами, друзья, несколькими великолепными цитатами из ЖЖ, которые очень хороши под свежесваренный кофе. На десерт :-)

Светлана Владимировна, бывшая в зале, окруженная генералами российской культуры и не только, просияла. Она, к слову сказать, была в белом жакете, - он очень шел ее богатым жизненным формам, - и источала ту женскую уверенность, которой обладают только счастливые жены. Но вернемся к сцене. Хибла была по-неофитски страстной и откровенной, а ее шаловливо взбитые на затылке волосы ничего хорошего не сулили женам любых мужчин. Вот и моя жена пихнула меня в бок и сказала, что на месте Сати Спиваковой не подпускала бы к мужу такие сопрано от уважаемого uskov

Переписка Ходорковского с Улицкой интересна ретроспективным взглядом на советские 70-80-е. Улицкая на поколение старше, она из научной среды, из непримиримых оппозиционеров советской власти, в свое время искренне презиравших комсомольскую заводскую молодежь вроде Ходорковского от уважаемого humanitor

Ну и для полноты удовольствия - лукавые умствования ;-) о Бартоли и потаенной силе слов, а на самом деле - два замечательных музыкальных фрагмента от всегда умеющей удивить со вкусом уважаемой witchkaito

Приятного аппетита! ;-)
sand

Ветер из дома...



Что-то захотелось вспомнить эти старые тексты. Наверное, ветер из Каира сегодня ночью донес запахи. Что-то слишком сильно повеяло углем, побелевшим на черной патоке шиши, раскаленным асфальтом, фруктами и сабейским ладаном, самым настоящим, желтым, как песок Саккары...

Ночи Каира
Мать Нубии
Прикосновение
Фивы
Роза Валиде