Category: музыка

sand

Да-да, здесь многое можно найти. Древний Египет и не только...


ЕГИПТОЛОГИЯ. Статьи, интервью и иногда - главы из моих опубликованных книг:

О египтологии и вневременном. Мое интервью для портала "Русская планета"
Гробницы и не только. Мое интервью для портала gazeta.ru
Время, которого нет. Интервью со мной для сайта Ассоциации, 2007 г.

Часто задаваемый вопрос: как стать египтологом в России. Семь пунктов для размышления

Священные камни Ахмима. Сокращенная версия статьи, опубликованной в журнале Восточная Коллекция
Девять загадок царя Сети. Авторская версия статьи об эпохе и памятниках Сети I, опубликованной в журнале "Вокруг света", сентябрь 2011
Священная эротика Древнего Египта. Статья, опубликованная в журнале Восточная коллекция
Великий сфинкс Гизы. Вместо послесловия к книге Столпы небес. Сокровенный Египет. М., 2006
Виктор Солкин, Виталий Гуров. Забытые корабли фараонов // Древний Египет. Сборник трудов Ассоциации по изучению Древнего Египта МААТ. Вып. I. М., 2005, с. 133-146.
Египетское собрание Олега Ковтуновича. Статья, опубликованная в журнале Восточная Коллекция
Бесконечность вселенной: божество, пространство, время. Глава I из книги Солкин В.В. Египет: вселенная фараонов. М., 2001. Часть I, Часть II, Часть III
Сокровенное знание. Глава V из книги Солкин В.В. Египет: вселенная фараонов. М., 2001. Часть I, Часть II, Часть III
У истоков священного: мистерии, ритуал, жречество. Глава VI из книги Солкин В.В. Египет: вселенная фараонов. М., 2001. Часть I, Часть II, Часть III
«Девять Луков»: Египет и окружающий мир в древности. Глава IX из книги Солкин В.В. Египет: вселенная фараонов. М., 2001. Часть I, Часть II, Часть III
Легенда, рожденная Нилом. Глава I из книги Солкин В.В. Столпы небес. Сокровенный Египет. М., 2006. Часть I, Часть II
Мечта о "Сладостном Западе": погребение и трансформация. Глава VII из книги Солкин В.В. Столпы небес. Сокровенный Египет. М., 2006. Часть I, Часть II
Исида, «украшение сокровенное». Глава VIII из книги Солкин В.В. Столпы небес. Сокровенный Египет. М., 2006. Часть I, Часть II, Часть III
Мемфис. Ступени к спасению. Глава III из книги Солкин В.В. Столпы небес. Сокровенный Египет. М., 2006. Часть I, Часть II
Египетский Петербург: египетские и египтизирующие памятники на берегах Невы. Статья, написанная совместно с В.Н. Ларченко, опубликованная в нашем первом ежегоднике: Древний Египет. Сборник трудов Ассоциации по изучению Древнего Египта «МААТ». Выпуск I. М.: Бета-Фрейм, 2005, с. 148–161.
Аменхотеп III: личность, эпоха и «стиль» цивилизации. Глава IV из книги Петербургские сфинксы. Солнце Египта на берегах Невы. СПб., 2005. Часть I, Часть II
Петербургские сфинксы: история приобретения и общий анализ памятников. Глава I из книги Петербургские сфинксы. Солнце Египта на берегах Невы. СПб., 2005.
О собраниях восточного искусства и "человеческом факторе". Экспертное мнение для одного и гос.порталов
"Круговая порука", или что будет с молодыми умами в востоковедении? Экспертное мнение для одного из гос. порталов
Очарование подделок. Мнение эксперта о наиболее известных случаях фальсификации памятников египетского искусства.
Озаренные вечностью. По следам строителей египетских пирамид. Авторская версия статьи, позже опубликованной в журнале N*Joy (Пирамиды: мечта о вечной жизни / Pyramids: A Dream of Eternal Life // N*Joy 2 (2009). С. 44-49.)

ВОСПОМИНАНИЯ

"Запретный город". Мои воспоминания о шести годах работы в Секторе Востока ГМИИ им. А.С. Пушкина Часть I Часть II Часть III Часть IV Часть V Иллюстрации
"За занавесом". Воспоминания о работе в детском ансамбле ГАБТ СССР. Часть первая - "Греминский бал"; часть II - "Грозный Зевс"; часть III - "Королева, пошла!"
Несколько строк о Елене Николаевне Молодцовой - учителе и друге...

Collapse )
sadness

"Аида" в Зальцбурге. Нетребко, Семенчук и Досифей на берегу Нила.

Посмотрел трансляцию хвалимой многими «Аиды» с фестиваля в Зальцбурге (режиссер - фотограф иранского происхождения г-жа Ширин Нешат, декорации Кристиан Шмидт, костюмы – Татьяна ванн Вальсум). Очень сложные ощущения, время от времени переходящие в досаду.
В основе скучной сценографии – темнота и черный круг, на котором вращаются два унылых серых короба из ИКЕА. В них и комната Амнерис и площадь в Фивах и храм Птаха в Мемфисе, и берег Нила. Они, вращаясь, хоть как-то играют светом и тьмой, порой разделяя героев, но скучны донельзя, малофактурны и совершенно неприемлемы к такой опере, как «Аида». Спасает то, что вы видите на сцене, только ювелирная работа светорежиссера (Рейнхард Трауб), очень интересная и тонкая.

О самой Аиде. Я не особенно люблю Анну Нетребко (как её представляет на поклоне диктор «австрийская певица русского происхождения»). Но здесь она чрезвычайно хороша и даже её постоянная насыщенная телесность голоса партию ничуть не портит. Она очень хорошо играет, искренне и эффектно, очень убедительна в мизансценах и в диалогах с отцом и возлюбленным. У нее, единственной, совершенно роскошное решение костюмов – пепельно-лиловых, отличных от всего остального, эффектный , очень африканский головной убор в первых двух актах, великолепный пастельный, с намеком на Нубию, макияж. Почти образцовое, на мой взгляд, решение образа Аиды, которая смотрится очень индивидуально, а не как блеклая версия Амнерис, что часто случается. Единственный минус - верхние ноты крепкие, уверенные, но не искристые, что так важно для Аиды в некоторых сценах.





Collapse )
sand

Дом Хора в Эдфу

Грандиозный храм бога Хора, сооруженный при Птолемеях, лежит к западу от основной части города Эдфу. Под святилищем были обнаружены фундаменты и закладные тайники времени правления Тутмоса III, свидетельствующие о древности этого культового центра бога-сокола. В XIX веке храм был полностью занесен песком, на его крыше стояли дома; Огюст Мариетт, расчистивший храм, благодаря пескам пустыни обнаружил один из наиболее сохранившихся храмов древнего Египта. Согласно сохранившимся текстам, его строительство продолжалось 180 лет, несколько раз прерываясь. Первый камень храма был заложен 23 Августа 237 г. до н.э. во время правления Птолемея III Эвергета. Архитектор, под наблюдением которого шло строительство, носил имя Имхотеп, как и его далекий тезка, сооружавший заупокойный комплекс Нечерихета Джосера в Саккаре. Сооружение храма было завершено в правление Птолемея XII, отца Клеопатры VII.





Из знаменитого перечня номов, высеченного на одной из стен храма, нам известно, что в древности Эдфу имел как минимум три других названия: Аин, Хебену и Месен. Также часто город упоминался как Бехдет, резиденция «владыки небес» Хора, очень древнего божества, упомянутого еще на одной из стел царя Нечерихета (Джосера). В Эдфу Хор изображался в облике крылатого диска, сокола, либо человека с головой сокола. В текстах храма он также именуется Хор-Ра, а рельефы акцентируют его связь с Осирисом, Исидой и его супругой – Хатхор. Эти три божества считались постоянными обитателями «Дома Хора», а Хатхор из Дендеры к тому же ежегодно посещала его во время празднества священного брака двух божеств. Хор из Эдфу почитался под такими эпитетами, как Золотой Хор, Доблестный Хор, Хор Хентихтаи и стоял во главе местной божественной Эннеады. Среди других богов, почитавшихся в Эдфу, следует упомянуть Мина, Птаха, Шу, Тефнут, Монту и Хонсу.



Сам храм, по праву считающийся «классическим» для египетской архитектуры греко-римского времени, поражает своей монументальностью. За массивным пилоном находится обширный двор, обрамленный с трех сторон крытыми колоннадами, известными своими разнообразными композитными капителями. После двора, украшенного двумя колоссальными статуями соколов в коронах Верхнего и Нижнего Египта, следует пронаос с 12 колоннами, гипостильный зал, зал для приношений, из которого лестница ведет на храмовую крышу. За залом для приношений следует само святилище с монолитным гранитным наосом, перед которым некогда стояла церемониальная ладья божества. Гипостильный зал и другие внутренние помещения храма окружены множеством боковых комнат и помещений; функции каждого из них четко определены в вырезанных на их стенах надписях: это были хранилища, т.н. «лаборатория», на стенах которой были записаны рецепты благовоний и священных умащений, святилища Птаха, Осириса, Хонсу и других богов. Здесь также находилась знаменитая библиотека храма.



Collapse )
candle

"Тень Аиды". Памяти Художника и Певицы.

В наши дни, увы, сложно представить себе музыкальный театр, наполненный историзмом, внимательностью к эстетическим идеалам прошлых эпох, желанием показать зрителю тот мир, выйдя из которого сценическое действо преодолевает временные преграды и становится близким, понятным и актуальным. Именно поэтому, часто покидая стены театра разочарованными, те наши современники, которым посчастливилось увидеть расцвет Большого театра СССР во второй половине XX века, с почтением вспоминают имена выдающихся художников и исполнителей, талант и яркость личностей которых ознаменовали собой «золотой век» главной сцены страны.



В этой звездной плеяде имя Тамары Георгиевны Старженецкой (1912-2002) занимает особое место. Ее жизнь - это отражение трагического и яркого века, воспоминания о пережитой блокаде Ленинграда, работа с выдающимися мастерами оперы и балета, неистощимая страсть к путешествиям и поразительное трудолюбие. Во многом, будущее Т.Г. Старженецкой было определено атмосферой семьи – старинного просвещенного польско-литовского рода, в котором все поколения увлекались музыкой, изящными искусствами, поддерживали дружеские связи с виднейшими деятелями отечественной культуры. Эта среда породила у молодой девушки особое чувство, понимание глубинного диалога музыки и палитры. «Музыку я чувствую в цвете и цвет – в музыке», - говорила Тамара Георгиевна. Окончив Институт живописи, скульптуры и архитектуры в Ленинграде, она приняла участие в конкурсе ГАБТ СССР на оформление балета П.И. Чайковского «Спящая красавица», получив вторую премию и приглашение работать в Большой театр.
Collapse )

myself

"Аида" в МАМТ. Мнение.

В МАМТ им. К. Станиславского и В. Немировича-Данченко премьера «Аиды». Постановка известного немецкого режиссера П. Штайна. Напомню: в Москве нормальной постановки «Аиды» не было со времен постановки Большого 1997 года, еще на старой сцене, до реконструкции.

Впечатления от второго премьерного спектакля очень разные.



Сначала о музыке. Опера исполнена очень хорошо, почти ювелирно, за что главному дирижеру – Ф. Коробову – низкий поклон. Несколько моментов очень резкой смены темпа в сцене «Судилища» - не в счет. Паузы – выдержанные; роскошное «пиано», все, как говорится, «с чувством, с толком, с расстановкой». Моим личным открытием стала Аида (Мария Пахарь) – обладательница роскошного, очень красивого сопрано, с какой-то звонкой молодостью, великолепным интонированием, при этом еще и объемом и аккуратностью к партии. Ее великолепно слышно в ансамблях, кроме того, она грацией, непосредственность, искренностью очень соответствует роли и поэтому совершенно понятно, почему в нее, а не в царскую дочь влюблен Радамес.

Радамес (Николай Ерохин) очень хорошо спел свою партию. Очень аккуратно и академично, в отдельных моментах – осторожно. Была пара попыток кричать, но тенор вовремя спохватился и поэтому ничего совершенно не испортил. Я именно о вокале. Драматической игры, увы, у него почти не получилось, несмотря на старание и усилия. Вокал, впрочем, это скрашивает.

Амнерис. Сразу скажу, что эта партия у меня в «Аиде» любимая и поэтому я пристрастен. У Ксении Дудниковой царская дочь не получилась, увы. Меццо глохла в красивых, отлично выстроенных ансамблях, которые хочется отдельно похвалить. Все ноты были, конечно, спеты и, вроде бы, ни придраться. Но вокального накала – мало, голос звучит недостаточно мощно для Амнерис, много метаний по сцене, ненавидящих взглядов и бросков на соперницу, однако подлинного, глубинного драматизма, нужного Амнерис еще по словам самого Дж. Верди, у К. Дудниковой нет. Увы, сильно испортил образ гордой и величественной царской дочери режиссер, заставив Амнерис пинать Аиду ногами и молотить кулаками Радамеса. Не понятно, чем руководствовался Штайн, но образ он испортил откровенно. Еще, конечно, обидно, когда дочь фараона ходит походкой взводного, неуклюжа и как-то банально груба.

Collapse )

Collapse )
myself

Перебирая архив слайдов...

В постновогодние дни немного дошли руки до того, чтобы разобрать хотя бы частично старый архив слайдов, которые использовались раньше на лекциях - более 7 тысяч единиц, намного превосходящий коллекцию египетских слайдов ГМИИ им. Пушкина :-) Еще были два серых немецких слайдоскопа - Хори и Сути :-)
Что-то снимал сам в стране, экономя на еде и спуская страшные деньги на слайдовую пленку. Что-то, что было нужно для лекций из книг, переснимали по моему заказу, опять же за большие деньги, в фотолаборатории МГУ. На этих слайдах выросло несколько поколений моих слушателей, они были в те годы невероятным сокровищем, частицы которого у меня иногда, умоляя, занимали коллеги, чтобы где-то прочитать лекцию.
С 2006 года они лежат в папках неприкосновенные: я тогда перешел на цифру, что сейчас кажется само собой разумеющимся. И вот теперь разбираю потихонечку: есть уникальные съемки сфинкса Гизы снизу, когда я стоял между его лап, храма Мут в Карнаке и храма Хатхор в Мит-Рахине, многих других уникальных вещей. Что-то будет отсканировано, а слайды, снятые на заказ с книг, навсегда уйдут из огромных архивных папок в большую коробку. Оставлю просто как память.

Из раритетов: 2003 год, я в хранении Национального музея республики Татарстан, в Казани, обследую потрясающий внутренний саркофаг певицы бога Амона Неситауджатахет, XXI династии, который был среди вещей, подаренных России хедивом Египта. В Казани он находился в те годы в жутком состоянии, валялся у стены на коробках, покрытый густой пылью. И все равно был прекрасен :-)



(с) фото - Виталий Гуров
sand

Как-то печально все это...

Вчера посмотрел трасляцию "Гала-концерта" из Большого.

Печальное зрелище. Можно долго говорить о том, насколько непрофессионален был набор элементов, больше годящихся для утренника в ДК Сельсовета, чем для главного театра страны. Скорее, это был не Гала-концерт, а презентация возможностей сцены-трансформера, далекая от искусства, зато полная "нанотехнологий", которым можно было хлопать с глуповатой улыбкой из царской ложи.

Самое страшное, однако, в другом. Звук ужасен. Он стал, с одной стороны, пронзительно звонким, а с другой - голос оперных певцов тонул во вторящем эхе, ужасном, и недопустимом для оперы. Слушать тоже было не особенно кого. Не накопив на приезд реальных звезд, хотя бы той же Элины Гаранчи, выпустили Виолетту Урману. Однако и она казалась просто звездой на фоне клокочущей и не выговаривающей слов Анжелы Георгиу и самовлюбленного Хворостовского. Финал из "Обручения в монастыре", несмотря на то, что пели в нем отличные солисты, например, Ирина Долженко, добавил ощущения провинциальности - подобные "проходные" номера ну никак-никак не могут окрывать собой новый век Большого.

Чуть лучше был балет, особенно, фрагменты из "Пламени Парижа" и "Золотого века". Фрагмент из "Лебединого озера" напоминал, увы, пластилиновый мультфильм, а из "Спартака" был неуверенным, хотя и неплохим. Итог: ужасный звук новой сцены, ни одного оперного шедевра (и это на "Гала-концерте"), сыроватый балет, заметный скепсис на лицах Е. Образцовой и Т. Синявской, сидевших в царской ложе, вытянутое лицо М. Плисецкой, насмешливый Р. Щедрин и ощущение тошноты от происходящего, когда в видеоролике со сцены стали говорить великие Архипова, Семенова, Лепешинская, Уланова, Максимова, Васильев, Вишневская, та же Образцова... На фоне того, КАК выступали на исторической сцене они, происходящее казалось фарсом и трагикомедией. Увы.

P.S. Еще был жуткий английский пресс-секретаря Большого, позорный и никчемный, на котором она с ошибками рассказывала в начале о гостях в зале, в стиле - "вон там сидит мужчина в очках, а за ним -г-жа Матвиенко", "сейчас вы видите Майю Плисецкую. Она великая балерина. А рядом с ней Родион Щедрин. Который, конечно же, - ее муж". И т.д. Откуда, из какой глуши выкопали девицу, которая должна бы, на деле, блестяще говорить на 2-3 языках, не понятно.
sand

Эль-Каб



В один из свободных дней на прошлой неделе уехал в Эль-Каб, где главным объектом интереса был храм Аменхотепа III, посвященный Нехбет, Хатхор и Хору Нехени. Интереснейшее место. Далеко, где-то в 4 км от грани плодородной долины, в пустыне, с потрясающего качества полихромными рельефами и, несмотря на повреждения, роскошными хаторическими пилястрами. Последний оплот молитвы перед страшными путями Умм Рахм, ведущими на золотые рудники Восточной пустыни. Место неприветливо настолько же, насколько уютен и совершенен внутри сам храм. Убежище.

(с) фото - Виктор Солкин, 2011
dead candle

Невская сарабанда



Сарабанды два такта. Минор. И шепот, французский из-за тяжелой портьеры. Два такта вновь и опять. Глубокий вдох и взгляд сквозь: завтра ведь свадьба. Мы с Вами опять не успели: давно сарабанд не танцуют уже.

На Аничковом, помните, Вы говорили иное. Там, у сизой, сильной воды Вы шептали. Два такта. Минор. Кто знал бы тогда! Обнаженные плечи, сильные пальцы, вздох. Коснувшись лицом – надо уметь отойти.

Collapse )
sand

Мать горшков



Абидос. Археологическая зона Умм эль-Кааб и ущелье Пега, по древнеегипетскому преданию - главные ворота в иной мир. За моей спиной в этот момент - гробницы царей I династии Хора Аха и Дена. (с) фото - Виктор Солкин, 2010.